Вернуться к обычному виду

Лаура Барон. «Мой дом – Росгосцирк»

Опубликовано: 24.11.2015 Возврат к списку
Лаура Барон. «Мой дом – Росгосцирк»

Назначая встречу с известной дрессировщицей Лаурой Барон, я, конечно, знала, что не так давно Лаура получила страшную травму: пытаясь спасти своего коня, артистка получила тяжелые переломы обеих ног. Каково же было моё удивление, когда Лаура вышла мне на встречу изящной и легкой походкой.

- Лаура, что за чудеса? Как Вам удалось так быстро восстановиться?

- Вы знаете, меня окружили такой заботой и теплом! Когда в январе 2015 года случилась со мной и моей сестрой Виолеттой эта беда, вы не представляете, сколько людей пришло мне на помощь! Друзья навещали меня, приезжали даже из других городов, где находились на гастролях! Не только друзья, но даже совершенно незнакомые люди присылали деньги, чтобы поддержать нас. Эта поразительная доброта людей – я никогда этого не забуду! И ещё у меня был очень хороший стимул. Я еще с растяжками лежала в тверской больнице, а мне уже звонит заместитель генерального директора «Росгосцирка» Олег Чесноков: «Лаура, ты давай восстанавливайся быстрее. В июне в Сочи будет фестиваль «Мастер», ты должна будешь выступить!» Он не дал мне ни на секунду усомниться в том, что я не только скоро снова выйду на манеж, но даже в том, что такой большой цирковой праздник как Первая Международная цирковая премия «Мастер» может пройти без моего участия. Если честно, я практически до начала прогонов не была уверена, что смогу отработать достойно на этом празднике, сильно хромала.

- Если Вам не слишком тяжело вспоминать, расскажите, что произошло в Тверском цирке 16 января 2015 года?

- Мы только приехали в цирк. Трагедия произошла как раз при разгрузке лошадей. Мой второй конь, дублер, с которым я только начинала работать, стоял в своем боксе в коневозке. Вдруг он начал биться, пытаться выпрыгнуть, видимо, от внезапной боли, такое случается с лошадьми, но крайне редко, они становятся неуправляемыми, а сила лошадиная - необыкновенная. Еще бы чуть-чуть, он прыгнул бы вперед, а там - маленькие пони. Страшно представить, что могло бы быть. Но он собрал оставшиеся силы и прыгнул в открытую боковую дверь!  В этом безумном, могучем прыжке, поломал заднюю ногу о нагрудную перегородку. Конь в итоге погиб – пришлось усыпить. Это был страшный день!

- Лаура, как давно Вы занимаетесь дрессурой лошадей?

- Всю свою жизнь! 26 лет – это официально, а на самом деле мы с сестрой и родились, и выросли рядом с лошадьми. Нам от отца досталось это исконно цирковое дело – конное. Оно сложное, кропотливое, требует и физических затрат, и эмоциональных. Начинали мы с азов. Моя сестра долгие годы проработала у отца рабочим по уходу за животными. Он был человек строгой дисциплины, но при этом огромной души и большого юмора, безгранично предан лошадям и цирку! Уже 18 лет его нет, но не проходит и дня чтобы мы его не вспоминали… Наш папа Даниэль Барон, заслуженный артист РФ, начал свою цирковую деятельность в 50-е годы в системе "СОЮЗГОСЦИРК" джигитом в знаменитом конном номере под руководством А. Калганова. Затем создал свою труппу джигитов-наездников для таджикского национального коллектива. Параллельно подготовил номер "Высшая школа верховой езды". И уже с Виолеттой подготовил классическую дрессуру арабских лошадей в жанре "Свобода"

- Лаура, сейчас российское цирковое сообщество переживает непростые времена. Скажем так, на море штормит и лодку покачивает, а возможно, её раскачивают специально. Я знаю, что Вы были на встрече в Общественной Палате РФ, на которой как раз обсуждалась сложившаяся ситуация…

- Да, я хотела выступить, но желающих было слишком много и до меня очередь не дошла. Меня очень обидело, когда сказали, что теперь, когда из Росгосцирка ушли четыре фамилии, и всё – цирка не стало. Помилуйте, а кто же тогда мы? Лично мне обидно за мою семью, за то, что мы делали все эти годы! Вообще, это прозвучало как пощечина. Что теперь весь Росгосцирк, в котором работает несколько тысяч человек, рухнет?  Нет, не рухнет! Думаю, мы тоже не последнее место занимаем в этой команде. И говорить, что больше нет династий, неправильно. Надо просто давать им ход, поддерживать их, давать им развиваться. Нельзя зацикливаться на двух-трёх фамилиях! Мне жаль, что эти артисты ушли. У них классные аттракционы, все они трудоголики и все фанаты своего дела, но это их выбор и право! Каждый из них ушел по своей мотивированной причине. Ушли не на паперть. Ушли из Росгосцирка состоявшимися людьми.

- И состоявшимися, и состоятельными…

- Да, так и есть. И состоялись они именно здесь, в Росгосцирке.  Заработали и теперь могут позволить себе стать самостоятельными. Мы ничего не заработали. И таких артистов подавляющее большинство. В 2007 году наши замечательные режиссеры Ольга и Ян Польди поставили два номера – мне и моей сестре Виолетте. Режиссеры Польди в нашем цирковом мире являются одними из лучших, их работы принесли в компанию множество наград международных фестивалей циркового искусства. Это люди с безупречным вкусом. На тот момент мы сделали очень интересную, нестандартную работу. Коллеги высоко оценили наше творчество, в отличие от руководства. Дальше – тишина. Практически после выпуска нас сажают на вынужденный простой, длящийся 7 месяцев. Нам нужна была работа, но нам ее не давали.  Я обращалась к руководству главка, а мне отвечали: «Лаура, ты сама найди себе коллектив». И я звонила, и я просила. Кстати, точно также сама написала устроителям фестиваля в Ижевск и весной 2013 года выступила на VI Международном фестивале циркового искусства. Получила «Бронзовый приз» за тот номер, который поставили Польди и который в упор не замечали прежние руководители Росгосцирка. С 2007 по 2014 год мы с сестрой просто чахли без работы! И в финансовом плане «вынужденный простой» - для нас катастрофа. Когда у нас сломался прицеп-коневозка, на котором мы возим по стране 8 голов лошадей, принадлежащих Росгосцирку, нам было отказано в ремонте.  Мы были вынуждены взять кредит в Сбербанке. И теперь его выплачиваем – 14 тысяч рублей каждый месяц за ремонт государственной машины, на которой возим государственных лошадей. Так не должно было быть в принципе!

- Лаура, что для Вас лично, для Вашей цирковой семьи Барон изменилось с приходом в Росгосцирк новой команды во главе с Вадимом Гаглоевым?

- Вы знаете, изменилось очень многое. Я десять лет жила со своей ставкой 1590 руб. за выступление. Я писала кипы заявлений, заручаясь поддержкой таких мастеров как Павленко, Ермолаев, Бирюков, Сквирский! И мне подняли ставку - на почти 100 рублей! Стала стоить 1670 руб. Сейчас нас, наконец, тарифицировали, ставку повысили вдвое. Но даже не это главное! Сейчас, именно сейчас, мы чувствуем, что мы востребованы. И теперь с теми же номерами, поставленными Ольгой и Яном Польди, мы нужны, мы востребованы – это такое счастье! Зрители великолепно принимают нас. Я считаю, что мы это по праву заслужили.

Так что я говорю не голословно: моя семья все испытала за годы работы в нашей компании. И я хочу сказать: нет, сегодня, совсем неплохо, уже много чего делается, просто на все начинания нужно время!

- Лаура, большое спасибо Вам за этот разговор. Позвольте пожелать Вам и Вашей чудесной семье новых творческих удач, новых программ и «битковых аншлагов», как говорят у вас в цирке! 


Фотоматериалы

Рейтинг@Mail.ru