Вернуться к обычному виду

Братья Запашные о своем единстве и конкуренции

Опубликовано: 19.03.2012 Возврат к списку
Клятва единства братьев Запашных.

Первый раз на манеж Эдгард и Аскольд Запашные вышли 20 лет назад. Тогда ещё не вместе. Надо ли говорить, что за это время многое изменилось в их жизни?! Неизменна лишь любовь к цирку и волнение перед зрителем.

Братья признаются, что сейчас им трудно испытать те чувства, которые были в первый раз. Когда стоишь перед чёрной занавесью. Отсчитываешь секунды. Одна, вторая… И нужно выходить на манеж.

- «Прошло много лет. Пришёл опыт. Молодой парень и взрослый мужчина – это совершенно два разных человека - рассуждает Аскольд, - поменялись цели, задачи, взгляд на мир и внутреннее ощущение».

- «Да - поддерживает брата Эдгард, - раньше присутствовали неопытность и даже какая-то неадекватность, когда, например, создавались непредвиденные обстоятельства. Сейчас появился профессионализм, но нервничать мы не перестали. Когда вижу, как ведут себя молодые артисты, вспоминаю, что я точно также себя вёл. Это нормально».

Непредвиденные ситуации на манеже складывались не однажды. Но даже сейчас, когда их практически не случается и тигры давно послушно сели у ног братьев, Эдгард говорит, что «хищник – это партнёр, который никогда не станет другом».

- «Животное нужно уважать, иначе никакой работы с ним не получится. Только нельзя забывать, что тигр никогда не станет твоим другом на сто процентов. Я очень люблю тигра Мартина. Он классный парень. Но я бы не остался с ним в одном помещение на ночь. Это чревато. Нужно быть в безрассудном состоянии, чтобы решиться на такой поступок».

Дружить нельзя, но любить можно! Пусть на расстоянии. Не в одной клетке. И если бы не чувство опасности, то можно было сказать, что отношения между дрессировщиками и их питомцами, как у людей. И даже честнее. Недавно у Запашных умер лев. Признаются, утрату перенести было не просто.

- «Не хотелось бы говорить об этом. Я очень сдружился с ним – рассказывает Эдгард, - но не смог быть с ним рядом, когда ему стало совсем плохо. И не успел попрощаться с ним».

Наблюдая на репетиции за отношениями Запашных и тигров, мне кажется эта любовь взаимной.

Здоровая конкуренция.

В пятнадцать лет Эдгард и Аскольд дали друг другу клятву никогда не расставаться. То ли клятва оказалась такой сильной, то ли братское единство нерасторжимым, но они до сих пор вместе. И в клетке с тиграми и львами, и дома, и в работе. Правда конкуренция, как оказалось, между ними существует.

- «Здоровая конкуренция никому ещё не помешала – улыбается Эдгард, - иначе бы мы давно остановились в своём развитии. Результат нашей работы больше, когда мы подстёгиваем друг друга своими достижениями. Но всё же доля соперничества небольшая - два процента, остальные 98 единство. Единство в целях и решении задач».

Уже два трюка «Цирка братьев Запашных» занесены в Книгу рекордов Гиннеса. Видимо, благодаря этой вышеупомянутой здоровой конкуренции. Первым рекордсменом стал Аскольд. Шесть лет назад он «оседлал» льва Майкла (прим. ред. – назван в честь Майкла Джексона) и совершил на нём почти трёхметровый прыжок с одного колеса двухметровой высоты на другое. Эдгард не отстал от брата. В прошлом году и он вошёл в Книгу рекордов с колонной из трёх человек, которые поднимаются друг другу на плечи, на двух скачущих лошадях. Колонну из 110 килограммов Эдгар держит на своих плечах.

- «Уникальность трюка в том, что ноги к лошадям ничем не закреплены. На моих плечах стоят две акробатки - Александра Блинова и Кристина Грицаенко. Рекорд делали с запасом. Вместо 10 уговорённых метров проехали 20. Чтобы никто в ближайшее время его повторить не смог. Первыми трюк увидели жители и гости Ижевска на юбилейном V Международном фестивале циркового искусства. Эдгар был уверен, что они с братом одержат победу, хотя и видели во многих участниках соперников себе.

- «Фестиваль в Ижевске зарекомендовал себя открытием новых имён. Особенно иностранных, которые раньше не были засвечены на других конкурсах. Поэтому мы ждали сюрпризов. Несмотря на то, что процентов 50-60 артистов я видел и знаю, мы усердно готовились к фестивалю, чтобы даже в случае проигрыша знать, что ты выжат, ты сделал всё, что мог» – говорит Эдгард.

- «Я не сомневаюсь – добавляет Аскольд, - что этот фестиваль прошел на очень высоком уровне и был качественно подготовлен. В Ижевске действительно построен храм циркового искусства. С трогательной любовью».

Живое искусство.

В крепком тандеме обязанности распределены чётко. Все организаторские вопросы Эдгард берёт на себя. Не зря был окончен институт «Предпринимательства и права». Уступает творческий план брату, считая его самостоятельной творческой единицей. Аскольду такое деление по душе. Фантазировать он любил с детства.

- «Мне с детства нравилось креативить. Нравилось пользоваться чем-то придуманным и созданным мной. Особенно любил создавать что-нибудь в компьютере, монтировать сюжеты, например. Просторы для фантазии расширились, когда для этого появились специальные инструменты, монтажные программы. Тогда я почувствовал тягу к кино. Цирк - это живое шоу. Оно ограничено временем. Нельзя ставить на манеже программу дольше 3 часов. Номера должны выглядеть в формате. Кино даёт больше. Позволяет воплощать идеи без рамок и ограничений» - говорит Аскольд.

В планах младшего Запашного снять свой фильм. Возможно, он будет о цирке, в который он так искренне влюблён. Но пока это не окончательное решение. Ведь в кинематографе, считает Аскольд, о многом ещё не сказали. Но о чём хочется сказать. Жажда к режиссуре растёт. Ради неё, признаётся дрессировщик, он бы не хотел, но смог оставить цирк.

- «Я с трудом могу себе представить ситуацию, когда мне придётся выбирать между цирком и кино. В кинематографе я всё же вижу больше перспективы для себя, поэтому выбрал бы его, но и с цирком не расстался. Я здесь совершенно не случайный человек. Чувствую ответственность не только перед зрителем, семьёй, но и перед цирком как таковым. Я знаю, что такие люди как мы с братом должны защищать его. Бывают такие критические ситуации, что люди в цирке суммарно не организованы. В этот момент появляются желающие разрушить его. Поэтому, когда встаёт вопрос, чтобы всё это бросить… Мне кажется такой поступок шалостью» - заявляет Аскольд.

Мечты Эдгарда совсем не о кино. Они все летают в цирке. Укротили тигров и львов, пора браться за новое животное.

- «Мне бы хотелось поработать с белыми медведями и слонами. Но мы пока с братом чисто технически этого сделать не можем, поэтому мы вынуждены ограничиваться той работой, которая у нас есть».

Чёрная занавесь. Сегодня уже не они, а зритель за них отсчитывает секунды. Одна, вторая… Сотни восторженных взглядов устремлены на манеж. Поистине, цирк – живое искусство, частью которого стали братья Запашные.

Дарья Соловьева

Рейтинг@Mail.ru