Вернуться к обычному виду

"Дрессировщик и жираф" - Михал Борза об особенностях работы с жирафами в цирке

Опубликовано: 07.05.2013 Возврат к списку

В Челябинском цирке живет жираф - фантастическая мечта детства, ирреальная, как сама Африка, манящая приключениями и умопомрачительной экзотикой. И хотя слоны, бегемоты, львы, крокодилы и прочие звери пятнисто-полосатого континента восхитительны и способны внушать ужас и уважение, жираф — животное особенное, вызывающее по-настоящему высокие чувства у всякого, кто его созерцает. Недаром же припечатал поэт на века: "Жираф большой, ему видней". Но что ему видней? За этим мы отправились к дрессировщику Михалу Борзе, человеку бесконечно обаятельному, с причудливой цирковой биографией.

 
Преодолевая невольный испуг, мы пробираемся через какие-то заповедные уголки цирка. Нас предупредили, что сейчас клетки с хищниками открыты: идут занятия. Откуда-то действительно донесся звериный рык. Пришлось прибавить шагу. Мимо клеток с лошадьми и козами идти было приятней.


Где-то в недрах коридоров нас встречает Михал Борза и сразу завораживает мощным, просто пушечным голосом, впрочем полным приятных обертонов. По-русски он говорит отлично, но с отчетливым польским акцентом. Клетка у жирафа большая, круглая. На высоте трех метров от пола висит пучок сена. Не успели присмотреться, как к нам из-за ограждения, чуть ли не с потолка, спустилась голова с дивными черными глазами и рожками. Жираф внимательно посмотрел на гостей и отправился к противоположному краю. Движется это существо невероятно гармонично, будто плывет само очарованье. 


- Говорят, "жирафа" по-арабски значит "милая", — говорю дрессировщику.
— Да, — соглашается Михал Борза, — в нем очень много милого. — И неожиданно замечает: — Жирафа можно сравнить только с дельфином.


Такая поэзия получается. Но как сам пан Борза оказался в России?


— Приехал в Россию "подсматривать" за мастерами, потому что российская школа дрессуры — лучшая в мире. Сегодня работаю с жирафом только благодаря помощи российских дрессировщиков. Такого опыта нет ни у кого, потому что эти животные очень редкие. В мире на пальцах можно посчитать рискнувших поработать с ними.
Михал любовно смотрит на жирафа, голова которого снова плавно всплывает над решетками, и продолжает: — Я много езжу по Италии, Франции, Германии. Уверяю вас, наш жираф лучше всех. Он больше всех исполняет трюков. Пусть у него характер не очень послушный, но в работе ему равных нет. Это не лошадь, жираф несколько ближе к верблюду. У него даже поведение верблюжье.


Откосил от армии  в цирке


Жизнь Михала Борзы — сплошная случайность, как он считает. Родился в Варшаве. Столичный паренек никогда, кроме собачки и хомячков, больших животных не держал. А попал в цирк случайно.


- Не хотелось идти в армию, — вспоминает пан Борза. — Цирк гарантировал мне отсрочку. А потом уехал за границу. Не возвращался в Польшу, пока не исполнилось 28 лет. Сейчас мне уже за 50. В цирке более 30 лет работаю. Конечно, не жалею. Бывали моменты, когда хотелось поменять профессию. Я в школе неплохо учился, хотел стать адвокатом и ветврачом. Многие вещи меня интересовали. Но довелось окончить институт физкультуры, хотя ни дня не работал по специальности. Если бы не армия, работал бы где-нибудь. Мне было жалко потерять два года. Тем более на комиссии получил билет в моряки. А там служат три года!


Михал смеется так раскатисто, что жираф, козы и кабаны с любопытством прислушиваются.

- Цирк спас меня и изменил мою жизнь. Хотя были предложения поработать тренером, ведь я борьбой раньше занимался, и довольно успешно. Но мне всегда было скучно сидеть на одном месте. Теперь вот иногда завидую друзьям, у которых нормальная семья, дом. Недавно в Челябинске купил себе квартиру, но не думаю, что старость встречу в России. Все равно вернусь в Польшу. А пока еще силы есть, работаю.
Россия сейчас оазис для циркового искусства, потому что публика стабильно любит ходить в цирк. Европа переживает сплошной кризис. И еще там партия зеленых, которая добивается, чтобы не было животных в цирке. Но для меня цирк без животных — это уже не цирк. К вам на днях приедет цирк «Дю Солей». Можно посмотреть. Но это не цирк, а театр. Конечно, там есть мастера, но какие? 80 процентов русских артистов. Французская только хореография.


Багир понимает по-немецки


- В Польше разве не любят цирк?
— Сейчас очень мало его поклонников. Если в России цирки отдадут в частные руки, это будет конец. В Польше была единая организация, как в России Росгосцирк. Но все захотели перестройки. Купили цирки, поработали два-три года — и все. Начались сокращения номеров с животными, появилась халтура. Есть сейчас несколько цирков, но в них польского артиста не увидишь. Разъехались. У меня в Варшаве тоже есть квартира. Ждут жена, дочь, друзья.

 
- Ваша семья приезжала в Челябинск?
— Нет. К сожалению, в России сложно это устроить. У вас, пока получишь приглашение, визу, намучаешься. Приезжаешь — надо в каждом городе проходить регистрацию. Не знаю почему. Хотя в Челябинске ко мне относятся хорошо в этих всех службах. В Польшу же приезжаешь — и катайся себе по всей Европе. А если ко мне кто-то приедет в гости? Я понимаю, Жерар Депардье… За него все кто-то сделает. А самому это было бы трудно. У меня есть вид на жительство. Многие не знают, что это такое. А этот официальный документ Российской Федерации дает мне право работать, приезжать без визы. Но даже телефон сложно подключить, потому что не хотят на этот документ смотреть. А у меня прописка, работа, я плачу налоги.


Для меня главное — свобода передвижения. Цирковые люди — все странники немного. В детстве занимался спортом, поэтому все время уезжал на соревнования, на сборы, в лагеря. Привык. Цирк — продолжение спортивной юности. Я сначала акробатом был, но потом возраст стал сказываться. Встала проблема: чем заняться? Пытался быть коверным. Но мне это не нравилось. Не люблю, когда надо мной смеются. Поэтому клоуном проработал недолго. И думаю: чем бы еще заняться? Лучше, конечно, дрессурой. Но чьей? Медведи опасны. Львы? Нет опыта. Ну как я зайду в клетку? Посмотрел: чего нет в России? Номеров с жирафом. И директору Челябинского цирка рассказал. Он тоже загорелся этой идеей. Но где взять жирафа? Купить его официально почти невозможно, а частным лицам не продают. Но мы нашли в Германии цирк, который нуждался в деньгах: народ не ходит, доходы смешные. Начали распродавать животных.


- Выходит ваш жираф — немец? Кстати, как его зовут?
— Багир. Ему было тогда четыре года, у нас он живет шесть лет.


Козы просто оборзели


Сегодня десятилетний Багир — в расцвете сил. У него прекрасный аппетит, характер компанейский. Все животные для него — друзья.


- Есть у нас носорог, — рассказывает дрессировщик Михал. — Он уехал сейчас на гастроли в Уфу. С носорогом они через решеточку друг друга обнюхивают, лижут. Любовь. Багир хорошо относится к собакам, с козами дружит. Они его бодают. А он идет к ним, такой доверчивый. Но почему-то человек, если у него нет в руках сухарика, не является другом. Не знаю, какое животное может напугать жирафа. В природе он и львов не боится, и слонов. Но хищники его побаиваются. Даже медведь сбежал от жирафа. Зато он не любит резких движений.

До Багира пан Борза в Италии полгода работал с одним местным жирафом. Пробовал, учился. Нет, никаких особенных секретов дрессировки не существует, считает Михал, просто надо любить животное и наблюдать за ним. Если ты внимателен, он сам подсказывает, что нужно сделать.


- Михал, в вашем номере участвуют и кабаны. А их откуда взяли?
— Кабанов мы практически отобрали у охотников. Они собак натаскивали на кабанов. Так те все были в крови, запуганные. Охотники нам кабанов продали как мясо, потому что они уже были истерзанные. Мы их взяли из жалости, решили: если довезем живыми до Челябинска, попробуем вылечить. Оказывается, вот парадокс: на кабанах заживает быстрее, чем на собаке. Теперь одна была проблема: очень боятся людей. Выходят на арену, но, если кто-то сделает резкое движение, сразу идут к выходу. Они сейчас успешно отработали в Челябинске. Зрители к ним очень хорошо относятся, с интересом подходят посмотреть на настоящего кабана. Это, между прочим, в цирке большая редкость. Многие знают, что встретить кабана в лесу опасно. Но кабаны, как и собаки, за добро отплачивают добром. Мы сейчас гуляем вокруг цирка. Они ходят за мной, как собачки.


- Но вернемся к жирафу. У него какая-то специальная программа выступлений?
— Багир — российская звезда. Мы во многих городах отработали. И Багир делает лошадиную школу. Самые близкие партнеры по работе у нас — дрессировщики лошадей. Главный человек, который дает идеи по дрессуре жирафа, жена нашего директора цирка Инна Забелкина. Она мастер по львам. Вот сколько специалистов пришли к одной точке — как дрессировать жирафа. Багир не любит насилия. Ну, этого не любит ни одно животное. Я и кабанов не наказываю. И они отплачивают за это. А козы просто оборзели — пользуются добротой жирафа. Багир очень конкретно выполняет свою задачу. Если переставить трюки, он уже возмущается. Есть такая в цирке традиция, что на «зеленку» — заключительное представление — делают какие-то хохмы. Меняют музыку, или коверный может что-то там придумать, чтобы помешать. Никто, конечно, на арену не залезет, потому что это опасно. Но вот поменяли нам музыку. Багир стоял, не мог понять, что происходит, и пошел домой. Включили знакомую музыку. Он услышал, вернулся и начал работать. Нельзя животных считать глупыми. Они очень умные. И чтобы найти общий язык с ними, надо искать подход.


Мы одна семья


Впрочем, языковых барьеров для Михала Борзы не существует как с животными, так и с людьми. Приходилось работать в Америке, Германии, Италии. Неожиданно он признается:


- У меня проблема с польским. Когда я приезжаю в Польшу, неделя уходит на освоение языка, потому что не замечаешь, как переходишь на русский. А люди смотрят на меня такими глазами. Между прочим, в Польше сейчас недолюбливают русских. Трагедия Смоленска на это влияет. Не понимают, почему российская сторона уже три года не отдает самолет, в котором погиб наш президент. Я знаю: в России больше любят поляков, чем в Польше русских. Но это политика. На уровне людей все по-другому. Дружу с польским культурным обществом «Солярис». Но я в Челябинске редкий гость, как и в Польше. Вот за что люблю цирк — он не вмешивается ни в какую политику. Здесь неважно, кто ты — азербайджанец, русский. Мы одна семья. Сейчас работает у нас парень из Алжира. Отличный дрессировщик, показывает невероятный подход к животным. Народ встает и аплодирует. Просто молодец! Здесь ценят человека за профессионализм, а не за происхождение.


Символ достоинства


- У каждого жирафа раскраска индивидуальная, как у зебры полоски. Багир представляет собой достаточно редкий вид — масайский жираф. Их вообще мало осталось, — увлеченно рассказывает дрессировщик. — Будете в Москве, зайдите в зоопарк. Если очень внимательно посмотрите, заметите огромную разницу между нашим жирафом и местным. Он прекрасен до того момента, пока не встретишь Багира. У московского жирафа рыжая расцветка, а у нашего — коричневая, очень элегантная. И голова другая. И лицо другое, без обычных морщин. Для самца Багир еще небольшой, пока не набрал массы. Весят жирафы до двух тонн.


- А подругу ему подыскали?

- Заключен договор с Ростовским зоопарком. И там есть самочка, созданы отличные условия. Когда Багир закончит свою карьеру (думаю, это будет не раньше чем лет через пять), мы уже все города проедем. Тогда просто подарим Ростовскому зоопарку этого прекрасного жирафа. Я надеюсь, у него будет замечательная семья.


- Значит, у вас есть другие творческие планы?

- Нам все подсказывает жизнь. Пока есть четыре кабана, с которыми прекрасно выступаем. Работаю ведущим. Когда приходят ко мне с готовыми текстами, я говорю: ребята, давайте не будем делать режиссуру в объявлениях. Не могу говорить с восторгом про номер, который мне не нравится. И не произношу чужие тексты. Предпочитаю выходить без подготовки на импровизацию. Я очень эмоциональный человек. У нас работали ребята из Бразилии. У них был «Шар смерти». Смотрел на них — аж руки потели. Они на мотоциклах гоняли внутри четырехметровой сферы. После представления у меня садился голос. Их спокойно объявлять было невозможно.


Жаль, что прошло время, когда цирк был символом достоинства страны.


Сергей Таран. Фото Лидии Мухамадеевой.

Рейтинг@Mail.ru