Вернуться к обычному виду

Интервью артиста Росгосцирка Серго Самхарадзе на радио «Эхо Москвы в Перми»

Опубликовано: 20.08.2013 Возврат к списку
Интервью артиста Росгосцирка Серго Самхарадзе на радио «Эхо Москвы в Перми»

Артист Росгосцирка Серго Самхарадзе принял участие в «Событийном ряде» на радиостанции «Эхо Москвы в Перми». Ведущая программы Нина Соловей.


Рада приветствовать в студии лауреата фестиваля циркового искусства в Варшаве, артиста компании «Росгосцирк», художественного руководителя аттракциона «Медведи на буйволах», дрессировщика Серго Самхарадзе.


Серго Самхарадзе: Добрый день.


Первый вопрос, прежде чем мы поговорим об этом замечательном аттракционе, который лично я видела в минувшую субботу. Правда ли, что вы родились в Перми?


Серго Самхарадзе: Да, на самом деле это так. Очень давно мои родители были на гастролях в Перми, вот я и появился в вашем прекрасном городе.


Вы уже показали ряд представлений, впереди еще представления вашего номера, и этого аттракциона, и всего циркового шоу. Как, на ваш взгляд, воспринимают пермские зрители?


Серго Самхарадзе: Конечно, нельзя сказать, что в каждом городе зритель одинаково, у нас по стране 42 капитальных цирка, и везде зрители разные. Даже выпустить какой-то новый трюк, нет гарантий, что он пройдет на аплодисментах, а уж не на каких-то громких овациях. Я хочу сказать, мне очень приятно в этом городе представления, и когда на эпилоге мы стоим, очень хорошо зрители, громко и долго держат на аплодисментах. После Москвы, успешных гастролей на Цветном бульваре ваш, можно сказать, второй цирк, который меня так горячо и сердечно приветствует.


Давайте немножко поговорим о самом аттракционе. Простите за глупый вопрос, но когда и кому в голову пришла идея медведей усадить и отправить в путешествие по арене на буйволах, которые славятся своим непростым и упрямым характером? Сама идея?


Серго Самхарадзе: Эта идея, конечно, появилась очень давно, родилась она у моих родителей. Мой отец начал свою карьеру воздушным гимнастом, потом, когда уже создал самостоятельный номер акробатом, не просто с подкидными досками, а как-то хотелось с участием животных. У нас много акробатов в компании, которые с медведями работают, еще с лошадьми, верблюдами. Вообще за идею было взять буйволов, это большие быки, которые водятся в южных странах. Для России это было новое животное, экзотика. На этой базе был создан номер «Акробаты на буйволах», недолго просуществовал, 10 лет. После этого была создана идея просто смешанной группы животных. Медведей тогда еще не было, и разговора не было. Я просто немножко углубляюсь – эти большие, неповоротливые буйволы, когда я увидел их первый раз, мне было 7 лет, родители с ними репетировали с утра и до вечера. Помню, когда меня мама утром провожала в школу, она уходила на репетицию, и вечером я с родителями репетировал с этими буйволами.

А правильно я понимаю, что до этого буйволов на арену никто не выводил?


Серго Самхарадзе: Нет, это первый, можно сказать, дрессировщик. Это принадлежит моему папе, начинателю с этими буйволами, в 1977 году он взял их в основу и выпустил номер «Акробаты на буйволах». Таскали такую повозку, называлась арба, вообще номер был сделан в грузинском плане. В Грузии есть буйволы, их держат, наверное, как силу, как коров, только более крупных.


Да, у меня ребенок и сказал: «Так это же коровы!» Нет, говорю, не коровы.


Серго Самхарадзе: Это сверху кажется коровой. Когда к ним близко подойти воочию на вытянутую руку, это уже далеко не корова. Во-первых, крупные рога, масса больше и все-все остальное. Кроме того, они такие своенравные, хотят – работают, не хотят – не работают. Они признают одного хозяина. Можно к каждому подойти, допустим… Есть у нас один коварный буйвол, к которому и мне не всегда можно подойти. Можно покормить, потрогать, поговорить с ним, но работать он будет только с одним дрессировщиком. Такое специфичное животное. После того, как уже была смешанная группа животных, были куланы, это дикие ослы. Осел, ишачок такой, но выше ростом, у него песочный окрас, характерная полоса по всей спине, водятся они тоже в Китае, Казахстане. У меня папа хотел взять всех таких неординарных животных, которые, считали дрессировщики, что они не поддаются дрессуре. Мой отец решил опровергнуть. Мы с папой, мне было 17 лет, вдвоем все это запустили. Спустя время в 1993 году случайно, подробно сейчас не буду рассказывать, появились медвежата. Их привезли в сочинский цирк, троих медвежат, у администратора спросили: «Нужны ли медвежата?» Он сказал: «Ну, сейчас спрошу у дрессировщиков». Я был в гостинице, папа в цирке, он их взял, и когда я пришел в цирк, сказал: «У меня для тебя сюрприз есть». Какой? Тогда мне хотелось в 23 года купить какой-то быстрый автомобиль и на нем быстро ездить. Он говорит: «Нет, не очень быстрый, как ты хочешь, сюрприз – заходи, посмотришь». И вот эти три медвежонка.


Но эти медвежата никак не знали, что окажутся верхом на буйволах...


Серго Самхарадзе: Они даже не знали, что такое цирк. Вообще я всю жизнь боялся медведей и не понимал, как дрессировщики работают с этими страшными животными без всяких клеток и намордников. Я видел их когти, и мне это казалось сверх человеческих возможностей. Когда привезли этих маленьких медвежат, я сначала к ним как к маленьким быстро привык. Но они же растут, у них появляются зубы и когти, характер, а о том, чтобы посадить их на буйвола, и речи не было. Я уж думал, пусть они хоть кувырочек, кульбитик делали, так называемый стандартный набор трюков. В общем, я репетировал-репетировал, родители мне говорят: «Серго, это то, что ты сейчас хочешь показать?»


«Это все делают», да?


Серго Самхарадзе: Да, «ты думаешь, тебе будут аплодировать, кричать «Бис, браво»? И в итоге я говорю: «А они будут делать эти трюки в манеже, и вокруг будут стоять буйволы». «Нет, - сказали мне взрослые, мои предки, - надо посадить медведей на буйволов». Я говорю: «А защита, а все остальное?» Ну, понемножку-понемножку, мы их сажали без панцирей, если зритель обратил внимание, нет защитных доспехов у буйволов на спине. Потом надо было что-то придумывать, чтобы кто-то куда-то перепрыгивал, трюки делал.


Сколько лет рождался этот аттракцион?


Серго Самхарадзе: Вы знаете, он все время рождается. В процессе всей работы своей жизни сегодня один трюк добавляю, другой убрать… Я смотрю, что идет лучше, что сегодня для зрителя интереснее. Некоторые смотрят на всю эту дрессуру, несмотря на сложность трюка, думают – сейчас этот трюк должен пройти с огромным успехом. А иной раз зритель смотрит, ему достаточно, чтобы показали медведя сегодня. В Европе больше практикуют не дрессуру, а показ животных, можно сказать, передвижной зооцирк. В России более профессиональные дрессировщики, отдают свой профессионализм тому, что мы сегодня не какой-то набор узких специалистов. Российские дрессировщики более широкого профиля.


А вот еще такой вопрос – совместимость буйволов и медведей? Есть ли у них какие-то пары? На этом буйволе медведь не стоит, например.


Серго Самхарадзе: Да, мы вроде бы смотрим, зритель и дрессировщик, переставить предметы, может быть, так иной раз думаем. Ничего подобного. Я как-то на репетиции попытался, у нас в составе буйволов есть старый, молодые и очень маленький. Ему будет два года.


Мы, зрители, не разбираемся, для нас все они - большие животные.


Серго Самхарадзе: Вы пока его не видели, он пока не участвует в представлении, надо его подготовить. Я не могу выпустить полудикое или не ручное животное, это будет неправильно. Он уже почти готов. Так вот, решили старшую группу буйволов сегодня не репетировать, а этих же медведей пересадить на молодых. Вроде бы ничего такого, все то же самое. А этот медведь делает трюк на молодых буйволах, перепрыгивает со спины на спину. Вышли пять буйволов, и вроде бы этой кавалькадой, так этот медведь смотрит – подо мной не тот буйвол, надо же делать тот трюк, который практически в самом конце…


Что за импровизация?


Серго Самхарадзе: Да, смотрит – не пойму, надо делать тот трюк, который в конце, но почему-то сидят другие медведи, еще и собаки… Смотрит на меня, на буйвола – не пойму, что случилось? Вроде бы мелочь, но животные тоже знают, где какой буйвол, на каком оно делает такой-то трюк.


Любите животных, и это взаимно?


Серго Самхарадзе: Если бы я не любил, то бы не работал. С ними прежде всего, помимо любви, надо быть и немножко психологом. Есть моменты, когда надо смотреть не то, что тебе хочется, а надо быть с ними в какой-то одной идиллии. Сейчас у меня маленькие медвежата, одному 6 месяцев, другому пять с половиной. Они маленькие, у меня в конце в антракте выходят со зрителем знакомиться. Они выходят с такой маленькой соской, я их с соски кормлю соком, печеньки… Вроде бы все зрители приходят, спрашивают – они с маленьких азов начинают общение, такая дрессура, знакомство с публикой.


Пусть наша публика приносит вам еще больше аплодисментов, а животным будет комфортно. Я уже сделала вам комплимент во время новостей, что очень приятно видеть ухоженных животных, с одной стороны, буйволы дикие, с другой, такие гладенькие. Спасибо большое, Серго Самхарадзе был гостем нашей программы.


Рейтинг@Mail.ru