Вернуться к обычному виду

Вадим Гаглоев: «Штат цирка должен быть не более 50 человек»

Опубликовано: 01.12.2014 Возврат к списку
Вадим Гаглоев: «Штат цирка должен быть не более 50 человек»

Весной Российскую государственную цирковую компанию – уникальную структуру, в которую входят 40 цирков, возглавил бывший продюсер театрально-циркового шоу «Кракатук». В интервью ТАСС Вадим Гаглоев рассказал о продаже клоунских носов и электронных билетов, сокращении штатов, советском цирковом конвейере и других шагах по выводу компании на самоокупаемость в условиях уменьшения госсубсидий.

- В марте исполнится год, как вы руководите «Росгосцирком». Когда вас только назначили, вы говорили, что должность расстрельная, но вы ко всему готовы. Не изменилось настроение? Главная задача – вывести «Росгосцирк» к 2020 году на самоокупаемость – не кажется запредельной?

- Настроение не изменилось. Мы сделали четыре важных шага для выхода «Росгосцирка» на самоокупаемость. Первый и самый главный шаг – создали цирковой конвейер. Уже с конвейером начали сезон 20 сентября, который заканчивается 17 мая следующего года.

- Что значит «создали конвейер»? Ведь в каком-то виде он всегда существовал. «Росгосцирк» и был создан для того, чтобы готовить программы и «катать» их по российским циркам.

- Конвейер был в «Союзгосцирке», а с 1991 года его не стало. Кризис 1990-х не мог не сказаться – много хороших специалистов уехали работать за границу, деньги обесценились. Цирковая компания стала работать на других основах, появились частные прокатчики.

«Союзгосцирк» сам создавал и сам прокатывал программы, без помощи третьих лиц. А сейчас из 33 программ «Росгосцирка» 23 катают независимые прокатчики. Так что конвейер был разрушен, то есть не было единого выработанного маршрута для наших программ. Я это знаю не понаслышке, сам был прокатчиком, и мы приходили вот в этот кабинет, а нам говорили: «Ну вот сейчас ты поедешь в этот город, а закончишь там, тогда посмотрим».

- При таком порядке, конечно, велико влияние человеческого фактора: ты мне нравишься – поедешь в хороший город, а тебя сошлю за тридевять земель, в самый разрушенный цирк, куда никто не ходит.

- Да. И такой порядок – хорошая почва для теневых отношений. Мы именно восстановили конвейер, существовавший в советские времена: каждый цирк получил шесть прокатных периодов на это время, и каждый цирк знает, какие программы приедут к ним и в какое время.

- Это и рекламу позволяет наладить?

- И рекламу, и организовать переезды, чтобы программы переезжали на кратчайшие расстояния. Но конвейер – это не только четко расписанный маршрут и логистика переездов, это и экономика.

Благодаря налаженному конвейеру мы уже собрали на 73 млн. рублей больше, чем за тот же период прошлого года.

Обратите внимание, что эти же деньги и раньше были в системе, только до компании не доходили. Ломоносов еще сказал: «Если в одном месте прибавится, то в другом обязательно убавится».

Следующий шаг – это работа с околоцирковой деятельностью. Мы начали централизовывать поступления от сувенирной продукции. До этого сувениры продавали все – артисты, вахтеры, администраторы. У каждого был свой лоток. Где, кто покупал сувениры – было неизвестно. Какой у этих сувениров сертификат безопасности – тоже неизвестно. Олег Попов и Юрий Никулин в антракте не бегали и не продавали клоунские носы. И вряд ли вы увидите в Большом театре, что балерина в перерыв выбегает в пачке и начинает торговать бутербродами. А вот в цирке это было принято. А главное, эту инфраструктуру, где продается околоцирковая продукция, создало государство на бюджетные деньги. Это не частный бизнес. И выручка от сувенирки принадлежит государству. Но финансовые потоки оказывались где угодно, только не в «Росгосцирке». Сейчас мы организуем централизованные закупки сувенирки, ее распределение по циркам, установление планов, отчетности.

- Это такая ощутимая статья дохода? Цирки много зарабатывают на сувенирах?

- По моим оценкам, половина билетного оборота. То есть, если мы собрали за первый прокатный период или за первый постпремьерный сезон 244 млн. рублей, то половина от этой суммы могла приходиться на сувенирную продукцию. А в кинотеатрах этот процент еще больше. Там попкорн и кока-кола дают больше, чем билет. Наша задача - оставить деньги от околоцирковой деятельности в компании, чтобы они работали на развитие цирков.

- Насколько я знаю, билеты в цирк продаются по старинке, в бумажном виде?

- До сих пор билеты продаются в бумажном виде, а там, где в электронном, они все равно привязаны к одному конкретному цирку. Мы занимаемся созданием единой электронной системы продажи билетов. Это следующий логичный шаг при работе единого конвейера, потому что можно покупать билеты заранее – вы смотрите на сайте расписание программ и выбираете.

Кроме удобства для зрителей, это даст нам полный контроль за билетным оборотом в рамках всей системы. Мы сможем сразу получать информацию в режиме онлайн – сколько билетов, на какое представление, в какой цирк были проданы. Что тут греха таить, у меня есть твердое убеждение, что после запуска такой системы денежные поступления от продажи билетов сильно увеличатся.

- Когда вы пришли в «Росгосцирк», пообещали, что массовых увольнений и сокращений не будет. Удается этого избежать?

- Чтобы выйти на самоокупаемость, нужно сократить издержки. И первое, что всегда учитывается – это фонд зарплаты. На сегодня это 1,6 млрд. рублей в компании, где работают семь тысяч человек. Это огромная сумма.

Мы обсуждали вопросы оптимизации зарплаты в региональных цирках и программах. В среднем в наших цирках работают по 170 человек. Имущественный комплекс цирка – это примерно 12-15 тыс. кв. м. Вопрос: что делают 170 человек на таком объекте?

Например, в знаменитом комплексе в Ницце, где проводится много фестивалей, где два зала – на две тысячи мест и на 400 мест, в управляющей компании 14 человек. Штат цирка должен быть не более 50 человек. Деятельность по уборке, поддержанию инженерии и так далее вполне можно перевести на аутсорсинг, как во всем мире это происходит.

Мы можем сократить количество людей в два раза, а фонд зарплаты – на четверть, таким образом, оставшиеся будут получать больше и не спать на рабочем месте. Если мы сократим фонд зарплаты с 1,6 млрд. до 1,2 млрд. рублей, то это даст нам возможность отремонтировать еще одно здание.

- В прошлом году из федерального бюджета «Росгосцирку» выделили 1 млрд. рублей, а в этом году на что рассчитываете?

- Субсидии на следующий год составляют примерно 860 млн. рублей. Наша задача – сократить издержки и больше зарабатывать, при этом больше денег тратить на развитие и модернизацию, на создание новых программ. Например, недавно прошедший в Воронеже худсовет оценил программу, которую показывают артисты под руководством Виталия Воробьева. Артисты хорошие, но звук плохой, и свет невнятный, и с костюмчиками что-то не то. И что могут эти недообутые, недоодетые артисты? Которые потом еще и в полуразвалившееся общежитие приходят?

А потом говорят, почему нет звезд цирка, таких же раскрученных, как звезды эстрады, кино. Нужно научиться зарабатывать деньги, чтобы создавать современные программы, номера. Мы уже давно не вкладывались в обновление наших программ.

- А какой практический итог от собрания худсовета? Вы сделали замечания, а дальше что будет с этой программой?

- Мы вместе с руководителем программы, с молодыми режиссерами подготовим некий синопсис и смету для обновления этого спектакля.

- Вы же хотели создавать не просто дивертисментные программы, а драматургически выстроенные сюжетные спектакли?

- Наши зрители покупкой билетов голосуют именно за сюжетные программы, которые созданы как единое произведение, что поддержано и музыкой, и световыми эффектами, и режиссурой. Сегодня это востребовано, это не я придумал.

Кстати, на встрече с ветеранами цирка мне 90-летние артисты говорили о том, почему мы не пробуем соединять цирк с балетом, с оперой. Мне было удивительно слышать это от старшего поколения.

- А с хорошими цирковыми режиссерами есть проблемы?

- Есть, конечно. Для ее решения мы должны быть более открытыми. Я все-таки надеюсь, что к нам придут театральные режиссеры, которые при этом смогут работать в пространстве манежа, потому что это совершенно разная специфика – ставить на сцене или в манеже.

- Вы собирались активно применять систему государственно-частного партнерства. Получается?

- На круглом столе в Минкультуры 17 декабря мы будем презентовать проект строительства первого цирка с дельфинарием на основе ГЧП в Ульяновске. Область очень хочет, чтобы у них был современный цирк. Область готова выделить землю, мы готовы разработать проект, дать технические задания, провести конкурс.

До этого мы должны рассчитать, сколько нужно вложить, какая будет доходность по вложению и заключить концессионное соглашение, построить там цирк, эксплуатировать, возвращать концедентную плату области. Это первый опыт ГЧП в этом плане. На круглом столе в Минкультуры мы и область подпишем договор о намерениях.

- А готовы ли регионы вкладываться в ремонт цирков, которые находятся на их территории, и что они могут за это получить взамен?

- Готовы вкладываться, и есть договоры с рядом регионов. Что они получат? Цирки федеральные, но находятся в регионах, и приходят туда дети, которые там живут, и в данном случае неважно, кому принадлежит здание, а важно то, что они получат современный благоустроенный цирк. Как правило, все руководители субъектов федерации заинтересованы в этом.

- Если пофантазировать: допустим, какие-то цирки в каких-то регионах выставляются на приватизацию. Найдутся ли охотники их получить?

- Найдутся, потому что цирки находятся в самых центровых местах, и это очень дорогая земля.

- А если им скажут, что условие - здания не перепрофилировать?

- Тогда будет сложнее. Хотя трудно сказать. Но я бы не делал таких экспериментов. Наши предшественники создали уникальную систему, когда и создание циркового продукта, и его прокат находятся в одних руках. Таким не может похвастаться ни одна страна.

Это уникальные условия, которые, к сожалению, в последние годы плохо используются. Но именно таким путем когда-то пошел Cirque du Soleil. Его создатель Ги Лалиберте в конце 1980-х был частым гостем в этом здании. Он перенял нашу систему – когда создается цирковая программа и прокатывается на своих или арендованных площадках. Именно такой подход у нас. Мы зачастую не ценим то, что у нас есть.


Беседовала Светлана Вовк


Рейтинг@Mail.ru