Вернуться к обычному виду

Вадим Гаглоев: «Я не революционер, я – реаниматолог»

Опубликовано: 05.12.2014 Возврат к списку
Вадим Гаглоев: «Я не революционер, я – реаниматолог»

В ходе недавней рабочей поездки в Екатеринбург Генеральный директор Российской государственной цирковой компании Вадим Гаглоев предоставил интервью корреспонденту "Областной газеты" Яне Белоцерковской.

После довольно острых публикаций в екатеринбургской «Областной газете», посвящённых ситуации в крупнейшей цирковой компании, с нами на связь вышел Генеральный директор «Росгосцирка» Вадим Гаглоев. Он приехал в Екатеринбург на совещание директоров цирков, а заодно предложил встретиться и ответить на критические замечания в его адрес.

- Вадим Черменович, вы на посту – с марта 2014 года. Что самое важное, на ваш взгляд, удалось сделать?

- Самое главное – мы начали создавать цирковой конвейер. Суть проста: теперь цирки со своими программами гастролируют не так, как душе угодно, а по одному маршруту.

- Стоп. Разве подобной системы раньше не было?

- Вы правы, была – «Союзгосцирк» так работал. Поэтому, когда журналисты мне приписывают некую инновацию в этой области, они ошибаются. Я всего лишь восстанавливаю то, что было. Суть вот в чём: у нас сейчас 33 цирковые программы. И все цирки по кругу едут. Это не просто оптимальные маршруты, это экономика. Расстояние между городами минимизировано и выстроено таким образом, чтобы снизить нагрузку на перевозки.

- Однако на страницах «ОГ» Мстислав Запашный отметил, что конвейер работает плохо: в один и тот же город подряд приезжают три программы с тиграми, например. И зрители уже на них не идут: им надоело.

- В этом смысле он прав. Безусловно. Но поймите – систему двадцать с лишним лет ломали, и сейчас она только-только начинает вновь работать. Первые шаги мы сделали, и от ошибок никуда не денешься. Возникли накладки. Мы про это знаем. Вообще смысл конвейера как раз в том, чтобы подобного не было. И вот в чём ещё дело – тот же Запашный долгое время не выходил за пределы малого круга городов. Он не ездил по всей стране. И не только он! У нас много программ и цирков, которые десятилетиями работали в одном регионе, а маленькие города вообще выпускали из поля зрения. Разумеется, появилось много недовольных – мы сейчас заставили программы ездить не по тем городам, по каким хочется, а по всем. Мы должны сделать так, чтобы одна программа за шесть лет проехала по всем городам. Сейчас мы обкатаем этот механизм, и всё наладится.

- Ваша предшественница, Фарзана Халилова (она возглавляла цирковую компанию с 2012 года), была отстранена от должности на следующий день после коллегии Минкультуры РФ, на которой деятели культуры были шокированы цирковым скандалом — там было, насколько я знаю, непредоставление финансового отчёта, нарушение обязательств и неосвоенные сотни миллионов бюджетных рублей...

- Не хочу комментировать её действия. Цирк – дело весёлое. Это шоу-бизнесу скандалы к лицу. А мы – вид искусства. Поэтому не хочу оценивать ситуацию, которую создали мои предшественники. Но, что греха таить, я пришёл на должность в пору глубокого кризиса. И сейчас действительно налицо, что он продолжается. Понимаете, с девяностых годов в сфере цирка ничего не делалось. Вообще ничего! Произошёл распад страны, и вместе с ней распался единый цирковой организм, в котором всё было отлажено. И кризис, конечно, затянулся. Всё, что я сейчас делаю – пытаюсь вернуться на былой уровень. Когда говорят, что я принимаю какие-то революционные меры, я всегда говорю – не революционные, а реанимационные. Цирковой конвейер – это кровеносная система. Когда всё разрушилось, и коллективы осели по местам, цирк потерял свою суть... Я сказал как-то, что «Росгосцирк» – национальная компания, по важности не уступающая «Почте России». Меня потом цитировали, и шутили все – говорили: «надеемся, шутки клоунов будут доходить быстрее писем». Но, тем не менее, это так – цирк должен ездить по стране, объединять людей. А у нас кризис цирковых программ, глубокие проблемы содержания и эксплуатации зданий цирков, беда с общежитиями для цирковых артистов... В Екатеринбурге с этим всё хорошо. Но в целом по стране с цирками большие проблемы. Так что мы сейчас в кризисе, но мы из него выходим. Медленно, но, думаю, верно.

- Почитала концепцию развития циркового дела до 2020 года. Один из пунктов – цирки должны выйти на самоокупаемость...

- Да. Весь год у нас разбит на прокатные периоды. Так вот, план первого прокатного периода мы выполнили. Точнее – мы целых 20 миллионов недобрали до нормы, но впервые за российскую историю цирка мы сработали «в плюс». Поэтому и говорю, что выполнили. Впервые нам не понадобились государственные субсидии. Это уже конкретные шаги по выходу на самоокупаемость.

- Вы упомянули благоприятную ситуацию в Екатеринбурге. Но если мы отправимся, скажем, в Нижний Тагил... Вы были в общежитиях, в которых там живут артисты?

- Был. Это ужасно. Это как раз одна из проблемных точек.

- И как при их уровне выходить на самоокупаемость? При том, что там замечательный цирк, им просто трудно конкурировать с городами-миллионниками.

- Правильный вопрос. Цирки разные, города разные. Сезоны разные. Я объективно понимаю, что Нижнетагильский цирк пока на самоокупаемость не выйдет. При том, что показатели у него не самые плохие по стране – на своём уровне они делают всё, что могут. Но в целом за счёт более сильных цирков будут поддерживаться остальные. Будем распределять средства, поддерживать тех, кому нужна помощь.

- Сотрудники цирков полагают, что при такой системе у них будет снижаться зарплата.

- Должно быть наоборот. Зарплата напрямую зависит от качества программ. Так что наша цель – ставить интересные программы, на которые люди пойдут. Сегодня средняя посещаемость цирков по стране – 45 процентов. Понятно, что это как средняя температура по больнице, но тем не менее в большей части цирков не заполняется и половина зала. Думать надо о зрителе – интересно ли ему то, что мы делаем? Ну и второй способ увеличения доходов – «околоцирковая» деятельность: буфеты, аттракционы. Сейчас эти деньги идут мимо компании.

- Это был один из первых ваших шагов – сделать всю торговлю подотчётной. В цирках к этому отнеслись неоднозначно...

- Разумеется. С девяностых годов цирки работали в системе выживания. И вся «околоцирковая» деятельность ушла из-под контроля «Росгосцирка». Поэтому торгуют все, кому не лень. И артист бежит в антракт поторговать носиками, и администраторы тут же приторговывают. У каждого – свой лоток. Никаких закупок, никакого сертификата качества! А это ведь дети покупают. Разумеется, многим это не нравится – ну вот вы двадцать лет закупали в соседнем киоске носики по пять рублей и продавали их со своего лоточка в антракте по двадцать пять и на это жили, и вдруг халяву прикрыли. А это ведь большие деньги! Если бы доходы от этого в компанию поступали и шли на нужды цирка, а не в чей-то карман, это был бы большой плюс. Но конечно, бунтуют владельцы этого кармана. И ещё один момент. Приторговывают в антракте в основном артисты. Потные, усталые, в размазанном гриме. Артист не должен торговать, он должен уйти за кулисы – должна быть тайна! Вы видели когда-нибудь, чтобы в Большом театре балерины в антракте приторговывали пуантами?

- Мы вновь вернулись к вопросу о зарплатах. Быть может, всё дело в них? Был бы у артистов достойный уровень заработка, он бы не промышлял носиками.

- Зарплаты будут расти, когда система наладится. Повысится доход. Это не пустые слова, это обещание, которое вы опубликуете на страницах вашей газеты.

- Как прокомментируете открытое письмо на имя президента от региональной общественной организации «Гильдия артистов цирка»? Позволю процитировать: «...Необоснованные увольнения, безразличие к судьбе дрессированных животных, оскорбления ведущих артистов, нарушение нормы количества представлений, систематическая задержка заработной платы. Зафиксированы случаи, когда артисты программы уезжают из города не с деньгами, а со справкой о задолженности «Росгосцирка»...

- Вы видели состав этой гильдии? Да, безусловно – заслуженные артисты цирка. Но они все уже, простите, на пенсии. Кроме того, я приглашаю их на встречи, мы общаемся. И в лицо ни один из них не высказывает мне этих проблем. А потом за ними закрывается дверь, и в Интернете я читаю шквал критики и открытые письма. Я прошу людей конкретизировать – когда именно артисты со справками уезжали? Кто именно был необоснованно уволен? Молчание. Придите, скажите мне в лицо, какие у вас проблемы. Тот же Мстислав Мстиславович работает в компании гораздо дольше меня. И критиковать, думаю, ему надо было бы раньше. Проблемы ведь возникли не сейчас, когда я пришёл на пост. Критики шумят: «Вы убиваете цирк!». Да не приписывайте мне заслуг, которых у меня нет! Он уже убит.

- Ещё вас обвиняют в некомпетентности и в незнании специфики цирка. Вы до вступления в должность были продюсером цирковых шоу и советником министра культуры РФ...

- Вот сейчас я в Екатеринбурге провёл съезд директоров цирков. Специально не в Москве, а на местах. Чтобы все собирались и смотрели, какие дела у соседей. И понимали, что ты не только в своём котле варишься и твои проблемы не уникальны, у кого-то они тоже есть... В общем, я за живое общение. Чтобы не было казёнщины. В том числе и мне это общение очень нужно, и опыт уважаемых директоров я перенимаю. Я ведь тоже не люблю, когда приходит новый начальник, плюхается в кресло и всё – сразу же разбирается во всём. Я не хотел бы быть таким. Были скандалы, мы ряд ошибок допустили. Встречались с артистами, прокатчиками... Пересчитывали, исправляли, договаривались. Это нормальная человеческая работа. Знаете, что я чаще всего слышу от недовольных? «Мне теперь приходится действовать в рамках определённых правил, мне это не нравится». В том-то и дело, что раньше правил не было вообще – все играли, как хотели. Вы же спрашивали о финансовых махинациях? Я не очень хотел в эту тему лезть, но скажу: раньше была такая большая почва для махинаций! Прокатчики как-то там о чём-то договаривались с цирками. Сами по себе. А теперь, простите, есть маршрут и фиксированная цена.

- Последний вопрос. В цирке удаётся расслабиться и почувствовать себя просто зрителем? Посмеяться от души, повеселиться?

- Регулярно бываю в цирке, смотрю программы. За кулисы постоянно захожу после выступлений, поздравляю артистов. Артист цирка – особый. Там под фонограмму не сработаешь, это очень честное искусство. Но, увы, расслабиться в цирке не могу. Думаю о том, как это сделано и как сделать лучше. Завидую тем, кому в цирке смешно...



Рейтинг@Mail.ru