Вернуться к обычному виду

Дмитрий Феоктистов: «Цирк – это уравнение с восемью неизвестными»

Опубликовано: 08.12.2014 Возврат к списку
Дмитрий Феоктистов: «Цирк – это уравнение с восемью неизвестными»

На момент вступления Дмитрия Феоктистова в должность директора Иркутского государственного цирка, филиал был погрязшим в долги. Спустя 20 дней после прихода нового главы заработная плата была выплачена за апрель-июнь, оплачены коммунальные услуги, восстановлено горячее водоснабжение, погашена задолженность по контрагентам, проведены многие другие мероприятия, направленные на обеспечение полноценного функционирования филиала, включая гостиничный комплекс. «Когда приходит директор, понимающий, что он – хозяин на вверенном ему участке работы, тогда его деятельность приносит ощутимые результаты, причём в короткие сроки», – высказался о Дмитрии Феоктистове Генеральный директор «Росгосцирка» Вадим Гаглоев.

Дмитрий Владимирович, что, по Вашему мнению, самое сложное в должности директора цирка?

– Быть прозорливым, наверное, дальнозорким. Многие директора не умеют мыслить глобально, то есть не только в рамках своего предприятия, но и охватывать положение других цирков. Нельзя думать только о своей точке. Каждый филиал – это составляющая часть огромной компании. И жить обособленно неправильно, да и нереально, как показывает практика. Нужно смотреть намного дальше своего носа. Но у кого-то нет таких способностей по природе, у кого-то просто нет желания. Отсюда и получается, что в структуре появляются «левые» люди, не понимающие, что они делают и вообще, где находятся. Правда, они не задерживаются в системе надолго и ничем не рискуют.

А Вас можно назвать рисковым человеком?

– Да. Я рисковый человек. Риску оправданному я говорю да, но вот авантюре – нет.

Придя в Иркутский цирк на должность директора, Вы рисковали чем-либо?

– Работа в цирке – уже своеобразный риск. К примеру, мне было более комфортно в материальном плане, занимаясь бизнесом. А риск заключался в том, что я взялся за дело, которое мне нравится, которое не наскучит, но потерял финансовую составляющую. С другой стороны, работая в этой должности, я получаю более широкие возможности даже по части общения с людьми, приобретаю новый опыт, что лично для меня очень и очень важно. Пока считаю, риск оправдан. Тем более в последнее время и администрация поменяла мнение о нас в лучшую сторону. Потому как видит, что груз сдвинулся с мёртвой точки, результат работы коллектива налицо. В частности, с долгами постепенно рассчитываемся, а это главное.

Чаще всего проблема у людей в том, что многие не могут ставить себе конкретные задачи и ответить на простой вопрос – что они хотят достичь в этой жизни. Не говорю о банальном – крыша над головой, обед на столе… Ведь, когда смотришь в будущее, хотя бы на несколько лет вперёд, тогда понимаешь, есть в жизни то, ради чего можно рискнуть.

В декабре текущего года Иркутскому цирку исполняется 50 лет. Как планируете отметить этот юбилей?

– Готовится одно мероприятие. И оно должно выглядеть как минимум событием для города. Я ставлю перед собой задачу, чтобы юбилей прошёл не просто как маленький сабантуйчик, а чтобы остался в памяти жителей Иркутска, и цирк бы получил дополнительный стимул к развитию. Поэтому знаменательную дату отмечать будем в июне. Мне не хочется проводить празднование в цирке, пока он в не самом лучшем виде. Должно быть всё-таки нарядно. За оставшееся до торжества время планирую сделать привлекательным фасад здания, мраморное крыльцо с пандусами для инвалидов и всё остальное, как говорится, шаг за шагом.

В планах совместить юбилей с Днём города, с 220-летием со времени появления первого цирка в Иркутске и также приурочить его ко Дню защиты детей. Планируем провести цирковой фестиваль регионального масштаба, хоть администрация области и рассчитывала на международный уровень мероприятия. Но вот в этом случае не буду рисковать. А по программе скажу одно – народ будет приятно удивлён.

А к 220-летию готовитесь так же основательно?

– Нет, к сожалению. Самым большим минусом я считаю то, что мне не оставили никаких материалов об истории развития цирка в Иркутске, а она очень богата. Огромное желание найти старые афиши, фотографии, создать музей. А чтобы «выкопать» всю эту информацию, нужно потратить как минимум год.

Дмитрий Владимирович, какие ещё проблемы достались в наследство?

– Несмотря на то, что цирк находится не в самом катастрофическом состоянии, мне не даёт покоя его запущенность, неухоженность. Кажется, что цирк служил кому-то элементарно площадкой для зарабатывания денег. И о номинальном техническом состоянии никто будто и не задумывался. Всё ведь складывается из мелочей. Купить зеркала, поменять двери, покрасить окна, завести цветы – это не повлечёт больших расходов, но приходить в цирк людям станет намного приятней, поверьте.

Вы уже полгода руководите Иркутским цирком. Много ли галочек можете поставить в графе «сделано»?

– Мало. Планов слишком много, поэтому галочек в сравнении с тем, что ещё предстоит сделать, очень мало. Лукавлю, конечно... (Улыбается). Сделано достаточно, но я учитываю только то, на что люди обращают внимание. От того, какое мнение останется у зрителя о цирке, зависит, придёт ли он сюда ещё раз. Вот, например, на складе валялось огромное количество стульев. Привели их в порядок, расставили в фойе вдоль стен. Родители, бабушки могут в антракте присесть, отдохнуть, пока их чада рисуют за столиками – для этого тоже затратили лишь копейки. Несколько столов, пачка бумаги, цветные карандаши – и все довольны.

У Вас есть недоброжелатели?

– Как и у всех в любом деле – вагон и маленькая тележка.

Как с ними справляетесь? Много ли сил отнимает эта борьба?

– Я бы с удовольствием эти силы не затрачивал. Как правило, это те, чьи коммерческие интересы были затронуты. Те, кто раньше владел ситуацией и имел дополнительный доход в личный карман. Тратить на это время и силы можно. Но я предпочитаю направлять их в созидательное русло. Среди зрителей недоброжелателей нет. Напротив, множество благодарностей, звонков с выражением признательности получаем чуть ли не каждый день…

Чем для Вас является работа в целом?

– Работа… Работа… Это увлечение! Это хобби, если хотите, стиль жизни.

А легко ли совмещать бизнес и хобби в одном флаконе?

– Цирк – это хобби, да. Я бы даже сказал, моё творчество. Поставить, как говорится, на ноги бизнес не так уж и сложно, имея опыт и знания. В какой-то момент он начинает двигаться вперёд уже с минимальным твоим участием. И тогда мне становится неинтересна эта рутина. Цирк же – задача, которая никогда не решается по одной и той же формуле, это уравнение с восемью неизвестными. Стремление её решить поддерживает меня в тонусе, подогревает интерес, будоражит кровь, влияет на самооценку. Бизнес и цирк: тут, если система отлажена, то она будет приносить и моральное удовлетворение, и неплохой доход. А так как я дотошный, то к этому обязательно приду! (Улыбается).

Давайте представим весы. На одну чашу положим Вашу работу, на другую – семью. Какая перевесит?

– Это одна из самых больных тем для меня. Семья от моей работы всё-таки страдает. Редко получается побыть вместе. Супруга и два маленьких ребёнка – дочке два года, сыну четыре – живут во Владивостоке, а я работаю в Иркутске. Но это лишь номинальное оправдание того, что я не могу всегда быть рядом. Хотя эта мысль каждую ночь не даёт мне спокойно заснуть. Стараюсь компенсировать тяжесть разлуки в то время, когда семья приезжает ко мне. Максимум времени уделяю им. У нас есть некий ритуал – гуляние на свежем воздухе и играми с детьми. Благо, здешняя природа позволяет делать это с огромным наслаждением.

Дмитрий Владимирович, Вы бы хотели, чтоб дети продолжили Ваше дело?

– … Хммм…

Чему Вы так лукаво заулыбались?

– Тому, что не уверен в этом. В таком режиме работать очень сложно, к этому нужно привыкать не один год. Необходимо быть увлечённым человеком, этим жить, быть даже в какой-то степени сумасшедшим. Я отличаюсь, как говорят, упёртостью. Когда возникает сложный вопрос, я буду добивать его, пока не решу, сколько бы времени мне не приходилось для этого пребывать на работе. А детям хочется желать, конечно же, более лёгкой дороги…

А по какой дороге Вы пришли к тому, что сейчас имеете?

– Многое мама заложила. Началось всё с детства. У меня никогда не было свободного времени. Я учился в трёх школах – общеобразовательной, музыкальной и в школе спортивного мастерства, причём, во всех успешно. Плюс вёл комсомольскую работу – куда ж тогда без неё? И как все нормальные мальчишки, успевал похулиганить и подраться. Благодаря маме, я получил всё, что необходимо мне сейчас для работы в должности директора цирка – и творческую составляющую, и хорошую физическую подготовку, и умение не бояться трудностей и рассчитывать только на себя.

Вы думали о том, что будете делать, выйдя на пенсию?

– О, вряд ли это когда-то случится! (Смеётся). Хотя иногда думаю о том, как было бы здорово заняться фотографией, путешествовать по миру, изучать культуру и быт разных стран.

Опишите Ваш идеальный выходной.

– Начну издалека. На сегодня мой трудовой стаж составляет почти 30 лет. Начиная с 14-ти, я без дела никогда не сидел. Сам себя полностью обеспечивал. А когда моя зарплата превышала мамину, гордость обуревала такая, что дух захватывало. Про выходной всегда сложно отвечать. Идеально было бы выбраться с семьёй подальше от города, отключить все средства связи, наслаждаться природой. Но я-то знаю, что меня хватит максимум на пару дней. На третий я уже включу телефон и хотя бы дистанционно окунусь в решение проблем своего цирка. Мне постоянно кажется, что без меня вся работа просто встанет намертво. (Улыбается).

Говорят, что наша жизнь – игра. Для кого-то это салки, для кого-то прятки. Во что играете Вы?

– Скорее всего, это шахматы. Если хочешь получить желаемый результат, нужно просчитать свои движения на несколько ходов наперёд. По принципу этой игры и живу.

Вы легко прощаете людей?

(Пауза). Наверное, правильнее будет сказать, что прощаю, но забываю с трудом. Могу оправдать для себя человека, который меня, скажем, предал, могу продолжать с ним общаться, но уже с некой долей осторожности. Но не думаю, что людям нужно мстить, наказывать их. Для этого есть другие силы… Возможно…

А себя?

– Прощаю ли себя? Скорее всего, да. Но, бывает, чувство вины и совесть меня мучают через годы после некоторых моментов…

Вы подаёте милостыню?

– Иногда ловлю себя на том, что пройдя мимо просящего человека, я возвращаюсь и даю ему деньги. Не знаю, что мною движет в эти моменты. Я ловлю его взгляд, а он всегда говорит о многом, и каким-то шестым чувством понимаю, что ему это, действительно, необходимо. Я не остаюсь равнодушным.

Можете ли Вы обнажить свои слабости?

– Не перед каждым. Иногда это может быть использовано против тебя же. На первом месте по степени доверия – моя жена. И как это ни странно, ещё четыре человека в разных уголках планеты, перед которыми я могу раскрыться.

В народе говорят, будто только дураки ничего не боятся. А у Вас много страхов?

–Фобий у меня точно нет. Есть переживания. За своих детей, за то, как они адаптируются к этой жизни. Я иногда боюсь, работа меня захлестнёт настолько, что в какой-то момент осознаю – я не уделял должного внимания детям. Но будет поздно. А очень не хотелось бы их упустить…

Дмитрий Владимирович, предлагаю завершить нашу беседу блиц-опросом. Ответы предполагаются короткие, однозначные. Начнём?

Вы любите готовить?

– Иногда исполняю блюда из мяса.

Если бы не цирк, то что?

– Путешествия.

Вы сова или жаворонок?

– По природе – сова.

Вы отчаянный трудоголик?

– Да. С превращением в жаворонка. (Улыбается).

Вы любите скорость?

– Я люблю динамику.

– Можете назвать себя счастливым?

– Не совсем. Я ещё не достиг полного душевного равновесия.


Фотоматериалы

Рейтинг@Mail.ru