Вернуться к обычному виду

Грант Ибрагимов: «Если машина буксует, её нужно вытаскивать»

Опубликовано: 29.01.2015 Возврат к списку
Грант Ибрагимов: «Если машина буксует, её нужно вытаскивать»

Этот человек с детства успешно занимался спортом. Неплохо пел и танцевал. Играл в театре-студии героев-любовников. Говорят, весьма неплохо. В юношестве попал в цирк, хотя о нём даже и не думал. Взрывной и требовательный, но отходчивый и лёгкий. Со своими слабостями и «тараканами». В его лексиконе нет слова «ненавижу». Он любит скорость, риск и вкусно поесть. Обожал супругу Раису и посвятил ей фильм. Воспитывает дочерей и очень переживает за их будущее. Давно стёр грань между работой и домом. Для него коварный и опасный хищник – беззащитный ребёнок. Он не представляет, что может быть в жизни ещё, кроме Цирка.

Грант Ибрагимов. Народный артист России. Дрессировщик медведей. Человек «с тонкой психологией».

Грант Евгеньевич, Вы сейчас гастролируете с программой «Империя львиц». Во всех городах представления проходят на «ура»?

Гастроли проходят по-разному. Не всегда согласно нашим ожиданиям. А сейчас в связи со сложившейся экономической обстановкой в стране покупательская способность народа упала, и многие стараются придержать свои денежки на более серьёзные нужды. Работать становится всё сложнее. Конечно, выстреливает реклама о том, что в программе участвует самый большой медведь с ростом в 2 метра 40 сантиметров. И 30-летний Гек появляется на манеже как десерт.

Как вам удалось вырастить такого огромного артиста-мишку?

Я просто дал ему возможность расти так, как было заложено природой. Когда над медведем не довлеет низкий свод, а есть большие просторные клетки, вольеры, свежий воздух, хорошее питание, уход, так и получается. То есть я только помог проявиться заложенному в нём потенциалу. Его всегда холили, лелеяли, любили.

А у Гека есть преемники?

У меня ещё 4 медведя. Потенциал творческий у них есть, только вот такого физического роста может не быть. Я немного жалею о том, что кое-что не успел в них вложить. Так уж сложились жизненные обстоятельства. Не в моём характере делать с медведями малые трюки. Я всё время вкладываю в них намного больше, чем они на данный момент могут выполнить. Но это проявляется потом. Основное, как и у людей, закладывается в раннем детстве, а потом шлифуется, утрамбовывается, доводится до совершенства. Самая пахота у дрессировщика с животными – от соски до года. Если ты сильная личность, они это чувствуют. И дисциплина тогда не хромает. Они знают, кто главный.

Как Вы с ними договариваетесь? Вот мне, к примеру, дома не всегда удаётся прийти к консенсусу даже с одним котом.

Договариваться нужно в первый год жизни. Определить правила игры. Если у Вас кот в доме хозяин, значит, Вы с ним так договорились. У меня – я папа в семье, остальные её члены. Да, все любимые. Но они прекрасно знают рамки своего «нельзя» и, если за них выходят, могут получить щелчок по носу.

Как правило, у всех родителей масса забавных случаев, связанных с детьми. У Вас в сундучке воспоминаний много комичных ситуаций, где героями были Ваши питомцы?

Однажды, помнится, мы с Чуком – братом Гека – участвовали в рекламной акции одного из крупных магазинов. Так вот там он ходил между стеллажей, с важным видом рассматривал этикетки, нюхал, выбирал товар, складывая его в корзинку, висящую на согнутой в локте лапе. Я был вне зоны видимости, и всем казалось, что медведь самостоятельно совершает покупки. Вы бы видели их лица! (Улыбается). Никто же не знал, что я обучал его долгое время. И подобные случаи я могу вспоминать часами!

Вы легко после спектаклей выходите из рабочего состояния и восстанавливаетесь?

Хмммм… Я с таким удовольствием работаю, что даже не устаю. Мне не требуется восстановление. Особенно когда всё хорошо получается. Например, мишка топнул именно тогда и так, как мне надо, а не вздумал схалтурить.

А медведи понимают, когда и как можно схалтурить?

Конечно! Мало того, делают это умышленно! Они будто говорят: «А что ты мне сделаешь? Мы ж на публике!». Издеваются! На репетиции всё делают, как по мановению волшебной палочки – движения отточенные, всё под музыку. А при зрителях могут и повыпендриваться – импровизируют, под ритм музыки перестают попадать. Причём, когда я где-то вдали от них, могут похулиганить. Стоит мне подойти поближе, тут же начинают усердно изображать видимость бурной деятельности.

Не знаю, откуда появилось выражение «медведь на ухо наступил», но у самих медведей очень хороший слух. Вообще, мишки – настоящие профессора. Они всё понимают, всему могут научиться. Порой, если я что-то забываю сделать, они мне подсказывают. Мычат, рычат, лапами машут, только речью не владеют.

Медведь в природе – лютый и опасный зверь. А Ваши питомцы осознают, что физически гораздо сильнее Вас?

Когда они это осознают, мне не поздоровится. А пока двухметровый, простите, дылда имеет чёткое понятие о субординации, опасности нет. Это в нём заложено «с пелёнок», и главное, это удержать. Как только медведь поймёт, что перед ним мошка, можно его сразу отправлять в зоопарк. Он тебя рано или поздно поймает. С ними нельзя деликатничать. Я их очень люблю. Но! На манеже я жёсткий, голос у меня стальной. А после репетиций и представлений я таю, могу их переобнимать, перецеловать всех. Это они тоже понимают и очень ценят и ждут такого поощрения.

Сейчас в обществе стало прямо-таки модным яростно бороться за права животных. Конечно, существуют крупные организации, как WSPA. Но есть и местечковые, глядя на которых, вспоминаешь поговорку: «Заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибёт». Что Вы можете сказать о деятельности последних?

Если в этих организациях наберётся процентов десять людей, которые действительно, болеют за животных и борются за их права, то для 90% это площадка для самопиара. Помню парадоксальный случай. В Тюмени напротив цирка собралась толпа митингующих «защитников» с плакатами, транспарантами. И почти все – в шубах и шапках из натурального меха! Это было бы смешно, если б не было так грустно. Вот показатель их любви к животным и искренности в преследовании целей.

Грант Евгеньевич, что Вы можете посоветовать тем молодым артистам, кто хочет уравновесить работу и время для отдыха с семьёй, но график не позволяет им такой свободы и гибкости?

А я не вижу сегодня такой молодёжи. У них у всех полно времени. Я за ними наблюдаю и вижу, что они не горят вообще! Репетируют час-полтора, отрабатывают спектакль, получают свои копейки, и такой расклад их устраивает.

Вам не кажется, что это признак отсутствия самодостаточности?

Абсолютно верно. И это ведёт к печальным прогнозам. У людей нашего поколения закалка другая. Сейчас мы уже пожинаем плоды. Но в молодости мы пахали до семи потов, не вылезая из цирка. У нас был азарт, рвение, стремление создать что-то новое, показать себя миру. Получали 80 рублей и благодарили судьбу за возможность стать артистами. Правда, есть сегодня небольшой процент молодых, которые действительно выкладываются на полную катушку, но большинство всё-таки обыватели. Это печально. Очень печально.

Вы за 45 лет творческой деятельности, работая в цирке, объездили весь мир, посмотрели на разных зрителей. Можете сравнить, как принимали за границей наших артистов 30-40 лет назад и сегодня?

Разница очень велика. Очень. И, увы, крен в отрицательную сторону. Я помню, как выезжали целыми программами, коллективами. Это было целое событие. Поехали мы в Америку, как только открыли железный занавес. Как нас там встречали!!! А сейчас, мы никому не нужны. Да, на уровне фестивалей, мы что-то ещё стоим. Но это же только точечно, локально, не массово, не глобально.

С чем, по Вашему мнению, это связано?

Много факторов. Играет роль и то, что происходит в России, и отношение к ней. Цирк стал менее масштабным. Поэтому отправляют на гастроли единичные номера. Да и принимающей стороне удобней и выгодней сотрудничать с мелкими агентами. Угнетает неумение грамотно работать за рубежом сотрудников специального отдела «Росгосцирка». Никак не могут раскачать эту машину, которая забуксовала.

Получается, «Росгосцирк» сейчас дремлет?

Хм. Это Вы слишком мягкое слово подобрали. Мы в коме, в забытьи каком-то. И я хочу, чтобы новому руководству удалось разгрести этот завал. Сложность ещё в том, что оно пока в поиске, нащупывают нужные точки, кнопки. Где-то ребята ошибаются, но ищут. От руководителей отделов требуют каких-то конкретных действий, а те говорят, что у них так не принято – бюрократия пока процветает. Доходит до того, что я, например, сам хожу по кабинетам с бумагами, делаю копии, оформляю документы. Благодаря моему авторитету эта задача хоть как-то выполнима. А что делать молодым артистам? Тратить своё время, обивая пороги кабинетов? Все в растерянности.

Если говорить абстрактно, получается, что в каждую ячейку сот перетекла картинка всего улья?

Да, общая ситуация в стране проецируется и на отдельно взятую организацию. «Росгосцирк» пока тоже в подвешенном состоянии, потому что хочется сделать много и быстро. Так не бывает. Мы запустили себя, причём, уже давно. Всё думали, что цирк велик и могуч и не развалится, что там с ним не делай. А в итоге, гардеробчик-то устарел. Пытаемся перешивать его, латать, растягивать. А его обновлять надо. Поколения меняются, появляются новые течения в искусстве, в своём старье мы молодёжи уже не интересны. Но ведь упорно продолжаем думать, что нас и так все будут любить, как раньше. Ан нет!

Сейчас к руководству пришёл человек с хорошими планами, идеями, но из другой структуры, может быть, более продвинутой, где давно работают в ногу со временем, и пытается вывести компанию из анабиоза.

Быть может, новому руководству пока сложно расставить приоритеты, чтобы двигаться step by step, постепенно повышая планку?

Сложно. Очень сложно. Я никого и не обвиняю. Я даже понимаю новую команду. Но нужно усвоить, что быстро ничего не делается. Надо вооружиться терпением. Это кропотливый труд. Цирк – невероятно сложный организм. Здесь невозможно передать дела в один день. Можно с цифрами быстро разобраться. А творческая составляющая? Ассистента за день не подготовишь. Номер за день не сделаешь. Животное за день не вырастишь. Нельзя косить всё одной косой. Надо вручную пропалывать. Иначе вместе с сорняком и полезная травка уничтожится.

Большой резонанс, кстати, в цирковом сообществе, в частности в рамках компании «Росгосцирк», вызвал вопрос оптимизации штата. По-вашему, к чему приведут такие меры?

Скажу вам как человек, не первый год работающий в компании, что эта идея вынашивалась и витала в воздухе долгое время. Главк раздут. При всём моём хорошем отношении ко многим работникам в отделах, я сам прихожу и вижу – многие не знают, что им делать в течение рабочего дня. Дублируют работу друг друга. В итоге все отвечают за всё, и никто не отвечает ни за что. Один отдел не знает, что происходит в другом. Никто не хочет объединяться одним делом. Я помню, и артисты, и даже работники дирекции в один голос вопрошали: «Зачем столько народа держать в главке? Когда будут сокращать!». И вот приходит руководитель, который начинает это делать. И все в панике! Понимают, что коснётся каждого, по большей части – бездельника. И все сразу идут на попятную. «Как? Меня? Я же тут уже 40 лет сижу!». Вот именно – сижу! Каждый дрожит за свой стульчик. В итоге, забесновались и приняли руководство в штыки. Но есть и профессионалы своего дела. Вот их бы из этой обоймы «лишних» людей извлечь и оставить. Но «сито» должно быть применено грамотно. Без личных симпатий и антипатий. И без слабости.

А руководитель имеет право на слабость?

Как и все люди. Он такой же человек, только у него пост выше и ответственности больше. Просто он может гасить в себе свои слабости…

Или ему их не простят?..

(Пауза). Возможно…

А Вы свои слабости можете оголить, если они у вас есть?

У всех они разные, но у всех они есть. У меня, к примеру, это приобретённые слабости. Я стал тщеславным. Признаю, я самолюбив. Обидчив, если меня не заметили и не похвалили.

Это мешает вам в жизни?

По большому счёту нет. Но! На этой почве я занимаюсь самоедством. (Улыбается).

Грант Евгеньевич, в Вашей жизни есть место безрассудному риску?

На безрассудность я, конечно, сейчас вряд ли пойду, хотя ещё раздаются в душе отголоски того горячего парня, которым я всегда был. Опыт, возраст берут своё. Профессия, которая меня воспитала с нуля, привила мысль – что бы ни произошло, я должен быть сильнее, мудрее, умнее, должен перебороть себя. И избавиться от страхов.

Страхов? А их у вас много?

Это даже не столько страхи. Скорее предчувствие. «А вдруг что-то случится, если…». И таких «если» множество.

И это граничит с игрой со смертью?

Да. Вот меня медведь Гек как-то порвал. Очень сильно. Я еле выкарабкался с того света, после чего месяц прямо-таки заставлял себя войти в клетку. И не мог. Я постоянно ловил себя на том, что боюсь подходить к этому медведю. А он, чувствовал это и ликовал! Ночами снилось, как я открываю клетку, вхожу, а он на меня нападает. Это было то самое «если». За месяц боязни и депрессии я настолько сам себя измучил, что в один прекрасный день мне надоело, и появилась решительность. Я сказал ассистентам: «Выпускайте Гека. Работаем!». Все удивились, но послушались. Медведь, видя мою настойчивость и непоколебимость, опешил. И как только я надел на него поводок, поставил в стойку, заглянул в его глаза холодным решительным взглядом, всё как рукой сняло.

Это и был переломный момент Вашей победы над страхом?

Да. Сам себя победил в первую очередь. А сейчас я не выйду из дома, не перекрестившись. Не знаю, вера это или нет, но бог во мне. Я с ним общаюсь внутри себя. Я не хожу в церковь. Я прошу, как говорится, напрямую, наедине. И, знаете, он мне всё даёт. Перед каждым спектаклем я молюсь. Не столько за себя, сколько за своих коллег, помощников, чтобы с ними ничего не случилось. Вот, доработался. (Смеётся).

Вы назвали себя самоедом. В чём это выражается?

Я себя подолгу корю. Если что-то сделал неправильно на выступлении, в общении с людьми, да где угодно.

А это не признак нелюбви к себе?

О, не-е-ет. Я себя люблю. Очень люблю. Я ещё тот эгоист – это, кстати, к разговору о слабостях. Я люблю себя здоровым. Берегу себя, слежу за собой, хочу сохраниться надолго. А поскольку пока всё получается, процесс ещё больше захватывает. Это у меня фишка такая! (Улыбается).

На каком психологическом возрасте Вы сейчас остановились?

Я – 45-летний мужчина. Взрослый, зрелый, сильный, мудрый, уже не мальчишка, а в самом соку. (Улыбается). И опыт за спиной, и хотелось бы, чтобы впереди ещё простиралась дорога. У меня очень много дел осталось.

Грант Евгеньевич, предположим, появился восьмой день недели, в который работать нельзя. Каким бы он был у Вас? На что-либо не хватает времени?

У меня сейчас на всё времени хватает. Мне удалось поставить на рельсы весь рабочий процесс, и поезд движется по расписанию. Нужно лишь контролировать его ход. А если учитывать, что у нас представления даются только по выходным, я могу делать всё, что хочу.

А что Вы хотите и что делаете?

Я – торжественно бездельничаю! Могу посмотреть телевизор. Причём, в отменном качестве. Для этого приобретаю антенны всякие, технику хорошую. Я делаю себе вкусно! Я ведь себя люблю, помните? Обожаю вкусную еду. Правда, приходится себя кое в чём ограничивать и не есть поздно вечером. Держать себя в форме нужно, чтобы выглядеть на манеже не мешком, а-а-а…

А статным 45-летним мужчиной в самом расцвете сил?

Ха-ха-ха! Да! Люблю ходить по магазинам, покупать хорошие дорогие вещи.

Значит, Вы любите шик, роскошь?

(Пауза). Наверное, да. Частично окружаю себя этим. В меру возможности и необходимости. Я понимаю, что шиковать на публику – это, по меньшей мере, глупо. Я допускаю шик в аксессуарах, в деталях. Это часы, кольцо, обувь. Но всё должно быть не вычурно, а скромно. Я не люблю «павлинов». Я не хочу вызывать за своей спиной язвительные или завистливые перешёптывания тех, кто, увы, не может себе по каким-то причинам позволить себе того же. Но и отказать себе в удовольствии потешить чуть-чуть себя любимого тоже не могу. (Улыбается).

Народный артист России Грант Ибрагимов – счастливый человек?

Да!


Рейтинг@Mail.ru