Вернуться к обычному виду

Чудеса в шапито

Опубликовано: 27 Октября 2015  |  Источник: ИД «Коммерсантъ» Возврат к списку
Чудеса в шапито

В итальянском городе Латина завершился один из самых престижных цирковых фестивалей мира, в котором приняли участие и артисты отечественного Росгосцирка. Как он проходил и чем запомнится, своими глазами увидел корреспондент "Огонька".

Двое мальчишек и стайка девчонок, раскрыв рты, наблюдают, как иллюзионист Марко Зоппи демонстрирует едва ли не старейший в мире фокус — наперстки. Само собой, никто не играет на деньги, а сами наперстки заменяют пластиковые стаканчики, но ребятам нравится. В хорошем представлении нельзя вечно повторять один трюк, и Марко это знает: вскоре вместо стаканчиков юные зрители внимательно следят за беджиком в его правой руке. Раз — и беджик исчезает, чтобы материализоваться в левой. Дети в восторге, мальчик постарше тут же раскрывает купленный мамой "набор фокусника": возможно, на наших глазах только что "родился" новый Дэвид Копперфильд...

Все это происходит теплым и сонным итальянским днем в кафе цирка-шапито городка Латина, где-то в часе езды от Рима — в разгаре 17-й фестиваль циркового искусства, один из самых известных и престижных в мире. Тут нужно пояснить: самым главным в цирковом мире, конечно, считается фестиваль в Монте-Карло, но "Латина", по общему мнению, ему не уступает. Судите сами: 27 номеров, подготовленных артистами из 13 стран, солидное жюри из известных цирковых профессионалов... Плюс к тому по-итальянски домашняя атмосфера. Как будто цирк здесь не только на манеже, а везде: обычный зритель может присесть за столик и оказаться рядом с мировой знаменитостью, а какая-нибудь из улочек, попетляв, привести к белым шатрам шапито.

«Русская палка»

Если театр начинается с вешалки, то цирк в Латине — с репродукций старых русских цирковых плакатов, которые встречают зрителя при входе в шапито. Постер Госцирка, например, обещает в сезоне 1940/1941 годов выступления Кио и Владимира Дурова, группу белых медведей (впервые в СССР!) и "водяную пантомиму". А на дореволюционном черно-белом плакате цирка Чинизелли (Санкт-Петербург) — дрессировщик во фраке управляется сразу с дюжиной лошадей. Однако не стоит думать, что русский цирк живет одним прошлым. Из 24 конкурсантов, заявленных в официальном каталоге фестиваля, Россия представлена 5 участниками, и это не считая близких по духу и школе артистов из Украины, Киргизии, Узбекистана...

Утром в цирке кипит работа: гулкие голоса, два софита вверху и пустой зрительный зал — артисты репетируют вдали от посторонних глаз, потому что чудо трюка должно оставаться чудом. На манеже, устланном "перьями", оставшимися от репетировавших до этого китайцев (у них номер по мотивам "Лебединого озера"), работают российские акробаты из Росгосцирка.

— Рано уходишь, не торопись,— режиссер-постановщик номера, народный артист РФ Владимир Стихановский внимательно смотрит, как наша акробатка выполняет трюк.— Когда ждешь, все пять копеек. Так же жди. Умничка!

Акробатка Наташа "вылетает" с палки и, сделав сальто, приземляется на другую — эти палки держат на плечах "мальчишки", как их тут нежно называют,— крепкие и сильные российские артисты. Сами "мальчишки" в простых спортивных костюмах, разве что у некоторых теплые пояса, чтобы не продуло — сквозняки в шапито нешуточные. Даже не верится, что на представлении они преобразятся в суровых восточных воинов (как говорит Стихановский, на режиссерское решение номера его натолкнуло "Хождение за три моря" Афанасия Никитина).

Сам номер у наших непростой, не зря его уже назвали новаторским и даже экспериментальным. По сути, это вольтиж (перебрасывание нижними партнерами верхних, которые выполняют стойки и сальто) в сочетании с так называемой "русской палкой" (трюки выполняются с помощью фиберглассовых шестов, соединенных друг с другом).

— На "русской палке" исполняют много номеров,— говорит Стихановский.— Но соединение вольтижной акробатики и акробатики на "русской палке" уникально.

Россияне вообще стараются держать марку: в прошлом году здесь же, в Латине, Росгосцирк показывал единственные в мире женские встречные качели — они взяли серебро. В этот раз — снова эксперимент. И дело тут не в охоте за призами, подчеркивают наши, а в том, чтобы привозить на фестивали новые идеи, иначе зачем такие мероприятия вообще нужны?

Опытный артист Вячеслав Лебедьков, руководящий труппой отечественных акробатов, экспериментов не боится. Его отец — известный тренер по акробатике, сам Вячеслав тоже занимался ею с детства, а начинал еще в Союзгосцирке — участвовал в популярном номере "Бравые пожарные" (номер продержался больше 20 лет, из которых Вячеслав отработал 12), гастролировал по Америке. "Русскую палку" в этом составе Лебедьков показывает с нынешнего года — премьера была только что на фестивале в Китае и вот теперь в Италии, в Латине. Правда, здесь, признается сам Вячеслав, выступать "поспокойнее"...

— Это все-таки манеж, пусть по размеру и меньше нашего,— делится впечатлениями Лебедьков.— Он роднее, чем сцена (на ней выступали в КНР.—"О"), как будто этот бортик дает защиту. Да что там — на манеже и дышится по-другому.

Теперь уже можно не скрывать интригу: манеж и правда помог россиянам — "Русская палка" получила бронзу на фестивале.

Лебеди по-синьцзянски

Такое увидишь не каждый день: на манеже, под знаменитую музыку Чайковского крепкие китайцы, одетые лебедями, делают пирамиду. Удивление от нового прочтения всем известного сюжета сменяет восхищение техникой исполнения — в чем, в чем, а в акробатике китайцы на высоте. В кулуарах фестиваля о китайцах говорят с уважением — это, кстати, отличительная черта циркового сообщества: на похвалы коллегам здесь не скупятся.

— Китайские артисты вообще сильно выросли,— пожимает плечами Алексей Чайников, выступающий на "Латине" с хула-хупами (обручами).— Они шикарные трюкачи, но раньше смотреть это было сложно. И вот лет 15 назад китайцы стали приглашать хореографов, режиссеров из России, Европы... Теперь они нас сильно теснят.

Алексею можно верить: он сам демонстрирует на фестивале сложнейший и в то же время запоминающийся номер, кульминация которого — огромный, почти трехметровый хула-хуп, который артист раскручивает прямо перед членами жюри. На некоторых представлениях, смеется он, зрители вжимаются в кресла, боятся, что заденет, но в этой мнимой опасности как раз самый смак.

Интригу с китайцами, кстати, тоже можно раскрыть, хотя вы, наверное, и так угадали: на "Латине" они с двумя разножанровыми номерами (той самой "пирамидой" и "игрой с лассо") взяли золото.

Еще одна тема, которую в кулуарах фестиваля обсуждают так же горячо, как и "китайский прорыв", — борьба зоозащитников с цирками, а точнее, с использованием животных в цирковых представлениях. Только в прошлом году строгий запрет на появление животных на манежах Мехико (Мексика) поставил под угрозу сокращения 50 тысяч работников и 3,5 тысячи их питомцев, которых теперь надо куда-то пристраивать. До этого от номеров с животными отказались в цирках Австрии, Греции, Швеции, ряда других стран. С декабря 2015-го запрет вступит в силу в Великобритании... Понятно, что среди цирковых мнение единодушное: животным, которые выросли в цирке, лучше на манеже, чем без него.

Дрессировщик Клаудио Вассалло — из известной итальянской цирковой семьи, у него свой цирк, где есть, наверное, все известные цирковые животные — от жирафа до тигра. Сюда, в Латину, Клаудио привез лошадей и теперь охотно демонстрирует, на что способны его подопечные — Торнадо, Апаш, Марк, Матисс, Аполло. Например, они "танцуют" под DJ Smash, а сам Клаудио в одном из номеров жонглирует горящими факелами, стоя на скачущей лошади, чем неизменно вызывает восхищение зрителей.

Услышав вопрос про запреты, дрессировщик грустно вздыхает.

— Животные всю жизнь в цирке, их нельзя теперь просто отпустить,— уверен Клаудио.

Человек-лазер и каучуковый человек

Впрочем, не стоит думать, что цирк консервативен — "Латина" заставляет усомниться в этом стереотипе. Вот новые технологии уже тоже часть шоу: в конкурсе фестиваля участвует человек-лазер — он заставляет "танцевать" под музыку световые лучи и даже задействует в своем номере зрителей, раздав им светящиеся браслеты. Один из браслетов достался и вашему корреспонденту.

Еще говорят, цирковым артистом стать сложно, если ты не из цирковой семьи. "Латина" ставит под сомнение и эту истину: ну, например, иллюзионист Марко Зоппи, демонстрирующий на фестивале номер с мыльными пузырями, вообще мог бы никогда здесь не оказаться — его родители к цирку отношения не имели. Правда, в артистической карьере Марко они все-таки поучаствовали, однажды подарив ему на Рождество "набор фокусника" — с этого и началось.

До последнего времени не интересовался цирком и россиянин Александр Батуев из Перми. Батуев выступает в жанре "каучук". Он выходит на манеж и закидывает ноги за голову, разворачивает торс чуть не на 180 градусов... Кульминация номера — Александр складывается в чемодан (40х40х50 см), под дружный вздох зрителей захлопывая за собой крышку. (Жюри, как выяснилось, тоже было потрясено — оно присудило Александру серебро!)

Так вот сам артист признается: он начинал вообще с паркура, учился на инженера и о карьере циркового артиста не помышлял. Но затем, после травмы, попробовал порастягиваться, а когда получилось — нашел режиссера, придумал номер и стал выступать. Не спрашивайте у Александра, к какой цирковой школе он принадлежит, школа у него — улица. Именно там, на улице, точнее, в парке Горького, будущая звезда "Латины" работал "на шляпу", заодно учился общаться с публикой.

— Если зритель стоит рядом, начинаешь его чувствовать, понимаешь, когда подмигнуть или посмотреть на него,— делится опытом Александр.

По его словам, в цирк люди приходят, уже заплатив деньги, а вот на улице прохожего еще надо остановить, заинтересовать... В парке Горького Батуев работал летом, погода, говорит, стояла отличная, полиция не гоняла, да и зарабатывал неплохо — в среднем по 7 тысяч рублей, а рекорд — 12 тысяч всего за пару часов. От парка в Москве до манежа в Италии оказалось недалеко, и Александр уже намекает, что работает над новым номером — даже страшно подумать, во что еще, кроме чемодана, может сложиться "каучковый" человек. Пока же он идет готовиться к номеру за кулисы и вливается в царящий там "вавилон".

...За кулисами многолюдно. Марко и его напарница разбирают рамку, с помощью которой иллюзионист запускал на манеже мыльные пузыри. Рядом укачивает спящего ребенка одна из участниц (вот уж точно — "родился в опилках", так обычно говорят о потомственных цирковых). По соседству с российскими артистами из труппы Лебедькова готовятся к выходу китайцы с лассо, здесь же стоят арбалеты финских участников... Именно за кулисами понимаешь, насколько точен расчет организаторов фестиваля — собрать под одним куполом всех этих разных по жанру и уровню мастерства артистов. В этом — как и в том, что на улицах Латины любой зритель может запросто пообщаться со знаменитым акробатом или дрессировщиком — чувствуется дух настоящего цирка, его всегда безошибочно узнают дети и те родители, которых они иногда берут с собой — посмотреть на чудо.


Рейтинг@Mail.ru