Вернуться к обычному виду

По канату, натянутому как нерв

Опубликовано: 5 Ноября 2015  |  Источник: OAO Редакция газеты "Вечерняя Москва" Возврат к списку
По канату, натянутому как нерв

Цирк на Цветном бульваре отмечает 135-летие. Для Марины Волжанской, представительницы знаменитой династии канатоходцев, это личный праздник, ведь вся ее жизнь, как и жизнь ее семьи, связана с цирковым манежем.

В фойе цирка днем безлюдно и тихо, а на манеже одна за одной идут репетиции новой программы «Карнавал»: этим представлением цирк отмечает свой юбилей.

Мы с Мариной Владимировной разглядываем старые афиши и фотографии. С них на нас смотрят клоуны Карандаш и Юрий Никулин.

— Как давно это было, я всех их знала, со всеми дружила, — вздыхает Волжанская, присаживаясь на скамейку.

В этих стенах прошло ее детство. Она помнит цирк, его закулисье и тех, кто выходил на манеж, с четырех лет.

— А еще, хотя была совсем маленькой, хорошо запомнила военную Москву: бомбежки, военные тревоги, дирижабли, покрывалами висящие над Кремлем и Библиотекой Ленина.

В тревожные ночи часто ночевали в подвалах кинотеатра «Мир», таскали туда матрасы и одеяла... Голодали, мерзли. Жили прямо в цирке, за кулисами на втором этаже, где сейчас — гардеробная и репетиционные залы. Артисты группами дежурили на крыше: когда на цирк падали зажигательные бомбы, окунали их в бочки с водой. А дети во время налетов прятались в подвалах, — вспоминает Марина Владимировна, раскрывая папку с архивными фотографиями.

На одной из них — исхудавшие, со впалыми щеками, женщина, мужчина и двое детей. Это маленькая Марина с братом и их родители. На обратной стороне снимка надпись: «Голод в Индии». Шутка, от которой слезы наворачиваются...

Но, несмотря ни на что, цирк, как и весь город, продолжал жить: артисты трудились, ставили номера.

И пока родители отрабатывали трюки, их дети, многие из которых еще и ходить не научились, ползали по манежу, наблюдая за взрослыми.

В 1944 году четырехлетняя Марина впервые выступила в акробатическом номере с элементами пантомимы «Лесная идиллия».

— Никогда не забуду этот позор, — смеется Марина Владимировна. — Я минут двадцать, как декорация, должна была сидеть на шпагате, а в конце исполнить этюдный кусочек. Программа закончилась, все ушли, а я так и осталась на манеже — заснула. Выручил Карандаш. Он выбежал на сцену, схватил меня, взвалил на плечи и потащил за кулисы. Зал взорвался от смеха. Все подумали, что так и было задумано, — вспоминает Волжанская.

Вообще-то о цирке она не мечтала. Видела себя балериной. Занималась у станка. Но, несмотря на хорошие данные, в балетную труппу ее так и не взяли — росточком не вышла.

Тогда Владимир Волжанский сказал дочери: «Будешь балериной у меня в номере!» И сделал ей проволоку, по которой она ходила на пуантах. Более того, ее отцу удалось объединить суперсложные трюки на канате с балетными сценами.

В 1950 году Волжанские начали работать на наклонном канате: этого в истории цирка не делал еще никто.

Подвижный канат, уходя ввысь, становился «живым партнером», который ставил перед артистами новые сложнейшие задачи. Сейчас эти трюки — уже архивная память, повторить их не решается никто: себе дороже.

Марина вышла работать на наклонный канат в 1952-м, ей было 14 лет.

— На репетициях я блистала. А встав на канат, растерялась. Механически исполняю трюки, а из глаз — слезы ручьем. Софиты в лицо бьют, зрители внизу. Страшно, — вспоминает Марина Владимировна.

Еще одна фотография, потускневшая от времени. На ней все те же белоснежные колонны Цирка на Цветном и манеж, над которым миниатюрная балерина Марина Волжанская балансирует по канату на пуантах, на том же канате — ее брат Николай.

— Работали ведь без страховки. Настолько были уверены в себе, — говорит Марина Владимировна.

Каждый следующий номер был сложнее предыдущего, но по-другому Волжанские не только работать не умели, но и не хотели. Отец Марины принципиально никогда не ездил на гастроли с номерами, которые зрители уже видели.

Один раз во время выступления погас свет. И Марине с братом пришлось идти по канату вслепую. Дошли. Обошлось. В то время им казалось, что такой риск оправдан.

— А теперь я думаю, что жизнь дороже. Даже за миллион долларов не позволила бы своим артистам повторить трюки, которые делала в молодости. Моя мама говорила: «Цирк — искусство, где люди каждый день играют со смертью в салки».

Однажды Марина поняла, что эти слова — не преувеличение. На одной из репетиций она упала с каната. Ассистент прозевал, не вытащил за лонжу (страховочная веревка или трос, прикрепляемые к поясу воздушного гимнаста, акробата при исполнении особо опасных номеров на высоте. — «ВМ»). Результат — тройной перелом позвоночника и конец цирковой карьеры.

— Век цирковых недолог, — вздыхает Марина Владимировна. — После того как в 80-х я ушла, мои трюки стала выполнять дочь Маша.

Но жизни без цирка она представить не могла и занялась тренерской работой. И сегодня, в свои 77 лет, Волжанская по-прежнему выходит на манеж, чтобы научить молодых артистов тому, чему когда-то учил ее знаменитый отец. Два года назад воспитанники Марины Волжанской привезли золотую медаль с циркового фестиваля-конкурса в Корее, где показали аттракцион «Звездные канатоходцы».

Через два месяца они поедут на конкурс в Монте-Карло.

— К сожалению, сегодня качество номеров изменилось не в лучшую сторону, — признает Марина Владимировна. — Почему? Да потому что никто не будет делать сложный номер, если за него не заплатят большие деньги.

Кстати, мой отец никогда не брал артистов, если они спрашивали про деньги. Говорил: «Ты что, зарабатывать сюда пришел?» Нашу семью даже на гастроли за границу выпускали, потому что знали: Волжанские никогда не предадут советский цирк, хотя предложений остаться в других странах было предостаточно.

...На манеже Цирка на Цветном идут репетиции. Под куполом работают акробаты и эквилибристы.

— Знаете, на чем цирковое искусство держится? — спрашивает меня Волжанская. — На династиях. Пока они живы, будет жить и цирк.

* В заголовке использована строчка из стихотворения Владимира Высоцкого «Песня канатоходца»

СПРАВКА

Училище циркового и эстрадного искусства, расположенное в Москве, на 5-й улице Ямского Поля, 24, — единственное в стране, которое готовит артистов цирка. Среди его выпускников — Михаил Румянцев (Карандаш), Олег Попов, Леонид Енгибаров, Анатолий Марчевский и другие.


Фотоматериалы

Рейтинг@Mail.ru