Вернуться к обычному виду

Вадим Гаглоев: Любой скандал всегда увеличивает продажи билетов

Опубликовано: 20 Декабря 2015  |  Источник: «Радио Балтика» Возврат к списку
Вадим Гаглоев: Любой скандал всегда увеличивает продажи билетов

ЕВГЕНИЯ АБУКИНА: Сегодня в гостях в студии «Радио Балтика» директор Росгосцирка Вадим Гаглоев. Вадим Черменович, здравствуйте.

ВАДИМ ГАГЛОЕВ: Здравствуйте.

Е. АБУКИНА: Популярен сейчас по всему интернету номер со слоном, как вы уже могли догадаться. Как вам реакция министра культуры, например, который успешно перепрыгнул через бортик? Вы же тоже там были?

В. ГАГЛОЕВ: Я тоже там был. Это была такая задумка, это не экспромт. Номер со слоном и номер с галстуком были началом, как мы думали. Как открыть, ленточку резать? Мы всё-таки в цирке. И пришла идея отрезать галстук. Была ещё одна хорошая идея, но я от неё отказался, потому что мы теряли в темпе. Красивые девушки с подносами должны были пройти по рядам и предложить всем мужчинам отрезать галстук в музей цирка Чинизелли.

Е. АБУКИНА: Пожалели петербургских мужчин?

В. ГАГЛОЕВ: Пожалел время. Пока мы стояли бы, девочки бы ходили, это была бы потеря темпа.

Е. АБУКИНА: Тем не менее, цирк открыт, и с этим город можно только поздравить. Каким он теперь стал в вашем понимании? Понятно, что многие будут его ещё оценивать, приходить, смотреть, что и как там изменилось. Многие и на культурном форуме говорили, что цирк нуждается в таком возрождении.

В. ГАГЛОЕВ: Мы посвятили целых три дня на нашем форуме, на нашей секции, мы очень много говорили о том, что нужно сделать для цирка. Но возродился — не то слово, потому что нельзя дважды войти в одну и ту же воду. У нас было замечательное цирковое прошлое — и дореволюционная Россия, и послереволюционная Россия. Вот рубеж XX и XXI века цирк плохо преодолел, и я имею в виду мировой цирк, не только русский. У нас же международный форум, и те вопросы, которые мы на форуме обсуждали, являются одинаковыми для всех стран. То есть, все цирковые проблемы на 90% одни и те же.

Е. АБУКИНА: То есть, это вообще по миру такая тенденция?

В. ГАГЛОЕВ: Да. Потому что из мирового цирка ушли звёзды. Вам что-нибудь говорит фамилия Дэвида Ларибле?

Е. АБУКИНА: Нет, к сожалению.

В. ГАГЛОЕВ: Это один из лучших клоунов мира, который получил мастера в этом году в Сочи. А его никто не знает, и даже в Италии его мало кто знает. Его знают только в цирковой среде. И вообще наши цирковые звёзды известны только в цирковой среде.

Е. АБУКИНА: Есть, например, те же братья Запашные.

В. ГАГЛОЕВ: На этом список заканчивается. Но это как раз исключение, которое подтверждает правило.

Е. АБУКИНА: Если говорить конкретно о петербургском цирке на Фонтанке, то какое его будущее ждёт? По данным (мы смотрели статистику, и газета «Известия» об этом писала) посещаемость цирковых представлений с 2012 года снизилась примерно в 2 раза, и вообще мобильные цирки Шапито скоро могут исчезнуть в нашей стране, Счётная палата так посчитала.

В. ГАГЛОЕВ: Мобильные цирки Шапито — история отдельная. Я считаю, что эти мобильные цирки — это, в основном, частные структуры. К этому вопросу нужно относиться очень щепетильно. Я понимаю, что сегодня общая тенденция государства на уход государственного регулирования, но, если говорить серьёзно, я бы вводил лицензию на цирковую деятельность. Объясню, почему. В этих цирках работают хищные животные, в этих цирках используется соответствующее цирковое оборудование, в этих цирках собираются трибуны, и никто не принимает качество этих трибун. Нередки случаи, когда трибуны складываются под весом зрителей. Были случаи, когда были нападения животных. В прошлом году был случай в Подольске, когда леопард поцарапал ребёнка. Слава богу, и леопард был некрупный, и не сильно дотянулся. Но случай есть. И таких случаев по стране очень много.

Е. АБУКИНА: То есть, они могут не соблюдать вообще никаких правил безопасности?

В. ГАГЛОЕВ: Никаких. Кроме того, работа в воздухе связана с риском не только для самого артиста, но и для зрителя. Можно же улететь в зрительный зал. Поэтому цирковая деятельность связана с определёнными рисками. И когда государственная структура Росгосцирк или государственные цирки этим занимаются профессионально, понятно и долгое время, есть традиции, есть инструкции, и с техниками безопасности, то те цирки, которые гуляют по стране, неизвестно, кто организовал, неизвестно, кто делает и неизвестно, какие там внутренние правила и инструкции техники безопасности. Не говоря уже о содержании животных. И когда многие говорят о жестоком обращении с животными в цирке, это как раз идёт от этих частных цирков. Есть случаи, когда в зиму к нашим циркам приезжают представители коммерческих цирков и предлагают взять животных на постой, потому что у них нет соответствующих условий, в том числе для зимнего содержания. Взять их мы не можем, потому что мы не можем принять неизвестных животных без ветеринарных книг. Особенно отдельная история — дельфинарий. Дельфины — животные, требующие особого содержания. Это водные животные, и, что греха таить, в частных дельфинариях высокая смертность.

Е. АБУКИНА: Это довольно распространённый аттракцион — плавание с дельфинами. Очень часто дарят сертификат. Но там действительно не очень большие бассейны.

В. ГАГЛОЕВ: Если это государственные или стационарные дельфинарии (такие, я знаю, есть в Сочи, есть в Севастополе, в других местах), то там работают профессиональные люди на одном и том же месте, животные содержатся в идеальных условиях, в данном случае, за ними обеспечен соответствующий профессиональный уход. Но когда дельфинарий переезжает с место на место, это вызывает много вопросов.

Е. АБУКИНА: Вы затронули вопрос про цирковые лицензии. Но вы, как директор Росгосцирка, можете вполне предложить обдумать и ввести их. Они будут? Они запланированы на какое-то ближайшее время, вы обсуждаете это с кем-то, готовите?

В. ГАГЛОЕВ: Мы этот вопрос начали обсуждать в министерстве культуры. Он неоднозначный, требует очень серьёзной юридической проработки. Не должна быть именно лицензия, но какая-то сертификация, какой-то контроль за этим просто необходим.

Е. АБУКИНА: А он появится в ближайшее время, или это пока только на уровне обсуждения?

В. ГАГЛОЕВ: Пока мы начали это обсуждать. Мной был поставлен этот вопрос в министерстве культуры. У нас есть рабочая группа, в министерстве культуры проводятся еженедельное совещания у статсекретаря, заместителя министра культуры Григория Ульяновича Пирумова, поэтому эти вопросы мы там обсуждаем. Я думаю, что скоро, в следующем году, мы уже выйдем с каким-то предложением по регулированию этого вопроса.

Е. АБУКИНА: Если переходить от мобильных цирков к вполне себе городским. Вот открылся сейчас петербургский цирк на Фонтанке. Что принципиально новое там? Возрождением традиций называют его в СМИ, его внутреннее убранство.

В. ГАГЛОЕВ: Во-первых, цирк после восстановления, после реставрации получился просто потрясающим. Красотища, если честно, душа радуется. И в таком цирке должен быть особая, индивидуальная репертуарная политика. И со Славой Полуниным мы уже определили, как и что мы будем делать в будущем. Мы хотим, чтобы этот цирк стал цирком №1 в мире. Большим театром, Мариинкой.

Е. АБУКИНА: И на сколько лет план разработан?

В. ГАГЛОЕВ: На много лет вперёд. У нас столько идей, что работы хватит надолго. Вообще этот цирк будет премьерным. Именно в этом цирке мы будем создавать новые спектакли, и эти спектакли будут идти в цирке на Фонтанке 2-6 месяцев. Посмотрим, насколько хватит самому спектаклю.

Е. АБУКИНА: Это классические цирковые спектакли?

В. ГАГЛОЕВ: Разные. Будут и классические, сегодня вот премьера «Бал у Чинизелли, или 1001 Золушка». Это такое современное шоу, современный спектакль, с современным взглядом. Потом будет идти классический цирк, цирк в цирке с участием Олега Константиновича Попова, два дня назад мы с ним обговаривали концепцию, как и что мы будем делать. Но это будет цирк в цирке. Мы расскажем в цирке историю о цирке. Будет и Попов, будет и Нугзаров, и Волжанский, и Черниевский. Будут такие фамилии, которые прославили советский цирк в своё время.

Е. АБУКИНА: Цирк на Фонтанке сегодня даёт представление «Бал у Чинизелли, или 1001 Золушка», а уже завтра в цирке в Автово стартует шоу «Мадагаскар», в котором главным участником заявлен Хамада Кута со львами и тигром. С этим именем связан недавний скандал. Буквально несколько дней назад, 12 декабря, ФМС возбудила административные дела в отношении Росгосцирка, и говоря о том, что, возможно, неправильно трудоустроили египетского дрессировщика, и грозит штраф до 800 тыс. руб. за привлечение иностранца к работе без разрешения. Какие в этой истории подоплёки и подводные камни на ваш взгляд, Вадим Черменович?

В. ГАГЛОЕВ: Я прочитал несколько публикаций на эту тему, и немножко удивился, когда журналисты ссылались в этой информации на ФМС. Я не так давно работаю, 1,5 года, и многие реформы мы проводим. В том числе, начали проводить кадровый аудит, в том числе, и наших визовых сотрудников. И у нас возник ряд вопросов. В связи с этим я обратился в руководство ФМС за помощью в наведении здесь порядка. Я встречался с руководством ФМС в московской миграционной службе, и случай с Хамадой Кутой показал, что я правильно сделал. Когда в сентябре Хамада вернулся из Египта, поехал не туда, потому что у него закончился паспорт. Возвращался он с рабочей визой, с действующим разрешением на работу, и его депортировали прямо из аэропорта Шереметьево. Это было неожиданностью для всех нас. Я ещё раз обратился конкретно по Хамаде Куте. Потом оказалось ещё несколько странных вещей в этой истории. Ещё раз повторяю, что это было моё обращение.

Е. АБУКИНА: То есть, не ведомство пришли внезапно проверять?

В. ГАГЛОЕВ: Да. Мы как-то обратились, чтобы совместно разобраться в этом вопросе. Насколько мне известно, сейчас идёт тесная работа наших сотрудников, в том числе, и службы безопасности Росгосцирка, и службы безопасности ФМС, и соответствующие службы были выделены для того, чтобы разобраться в этой ситуации. И вот та история, которая произошла уже в Санкт-Петербурге с ФМС города, мне не очень понятна. Но разберёмся. Я бы сейчас не делал никаких далеко идущих выводов и не создавал бы лишний ажиотаж вокруг этого. Мы — государственное учреждение, закон един для всех, и мы не можем в этом вопросе заниматься, скажем так, не совсем законными операциями, в том числе, по привлечению иностранных рабочих. Я не менее заинтересован в том, чтобы здесь было всё законно и чисто. Ещё раз повторюсь, что мы сами обратились, мы сами дали список наших иностранных работников, которые у нас оформлены, мы сами попросили проверить законность их оформления. Я сегодня не всё могу вам сказать по соображениям разного характера, давайте сначала разберёмся, потом как-нибудь прокомментирую. Тем не менее, эта инициатива была от нас.

Е. АБУКИНА: Если не углубляться в эти детали, которые нельзя раскрывать раньше времени. Вот конкретно про шоу «Мадагаскар». Завтра оно стартует, главным участником заявлен именно Хамада Кута. Как будет проходить, в итоге, это представление? Отменять его теперь?

В. ГАГЛОЕВ: Нет. Там произошла замена, поэтому «Мадагаскар» состоится, но с другим аттракционом.

Е. АБУКИНА: А будут ли возвращать деньги тем, кто не захочет смотреть шоу без главного участника?

В. ГАГЛОЕВ: Если кто-то не захочет смотреть шоу, то, конечно, мы вернём деньги. Но я думаю, что, в любом случае, те, кто придёт, не пожалеют и замечательно проведут время.

Е. АБУКИНА: А бывали уже такие случаи? Популярность шоу с животными снизилась без Куты, или наоборот возросла из-за новостей, из-за скандала?

В. ГАГЛОЕВ: Я не знаю. Мне сложно оценивать эти вещи. Я так скажу, что любой скандал всегда увеличивает продажи билетов, к сожалению или к счастью. Поэтому люди придут и посмотрят, всё будет хорошо. А кто хотел прийти именно на Хамаду, тем мы вернём деньги и пригласим тогда, когда Хамада вернётся. На самом деле, очень жаль, что вся эта странная история произошла с действительно хорошим мастером, замечательным артистом, дрессировщиком. И вот в этой всей истории дрессировщик разделён со своими подопечными, со своими животными, и они все сейчас находятся в стрессе. Это не очень здорово, им ещё работать вместе. Поэтому хочется пожелать и Хамаде, и его подопечным спокойствия. В жизни всякое происходит, но всё и проходит. Время пройдёт, все документы будут оформлены, Хамада вернётся, и всё будет хорошо.

Е. АБУКИНА: То есть, ждём его обратно?

В. ГАГЛОЕВ: Конечно.

Е. АБУКИНА: Затронули мимоходом и так называемую реформу Росгосцирка. Сейчас много обсуждений и о ней, в том числе. В частности, говорят о том, что систему Росгосцирка после каких-то изменений покинули те же династия Запашных и Нестеровых.

В. ГАГЛОЕВ: Во-первых, это неправда. Династия не покинула, покинули отдельные представители этой династии.

Е. АБУКИНА: Старший, Эдгард?

В. ГАГЛОЕВ: Эдгард давно ушёл из компании, тем более, что он генеральный директор федерального цирка. У нас продолжают работать и Дан Запашный, и Марица Вальтеровна Запашная, и Марица Михайловна Запашная, поэтому Запашные у нас присутствуют. Так же, как присутствует и часть семьи Нестеровых, и Шустова, например, работает, и остальные династии. Не все Майхровские ушли, старший Майхровский, основатель династии, продолжает у нас работать. Поэтому давайте конкретно говорить, не поднимать вопрос, что ушли все, потому что ушли некоторые. В то же время у нас продолжают работать замечательные династии, их немало. Вопрос не возникает. Ещё хотел бы обратить внимание, что ушли как раз не совсем артисты, а прокатчики, коммерсанты, и совсем не бедные прокатчики. Так сложилось. Вот мы говорим о реформах. В конце 90-х годов сложилась такая система проката в Росгосцирке, когда артисты стали коммерческими прокатчиками. В данном случае появился конфликт интересов, когда генеральный директор компании заключает с прокатчиком двухсторонний коммерческий договор, хозяйствующий договор, но в то же время одна из сторон, сам прокатчик, с которым гендиректор заключает договор, является и его подчинённым, артистом Росгосцирка. И вот этот конфликт интересов, который когда-то был заложен, мы попытались преодолеть, подготовив соответствующее положение о прокате, новую систему, которая регулирует эти отношения, выстраивает их.

Е. АБУКИНА: В чём разница?

В. ГАГЛОЕВ: Разница очень простая. У нас были слушания в Союзе цирковых деятелей. Месяц на сайте висело положение. После этого месяца мы все собрались все в Союзе цирковых деятелей, и я подвёл итоги. Так вот, за этот месяц, несмотря на то, что тема вызывала бурное обсуждение, ни одно предложение на сайт не поступило. Ни одно. То есть, все обсуждают как-то кухонно-кулуарно. Но никто не предложил конкретные предложения. Тем не менее, обсуждение в Союзе цирковых деятелей состоялось, очень интересное. На этом обсуждении поступило очень толковое предложение, но, к сожалению, не от циркового, а от журналиста и юриста Григория Арутюняна, который написал очень толковые замечания. Который, по иронии судьбы, сам был противником коммерческого проката в системе Росгосцирка. Тем не менее, он прочитал положение и подготовил. Вопрос я задал самый простой: а может ли артист Росгосцирка быть, при этом, прокатчиком?

Е. АБУКИНА: И какой был ответ на этот вопрос?

В. ГАГЛОЕВ: Ответ неоднозначный. Мнения у всех разделились. Я считаю, что может. У нас в системе работает несколько хороших артистов и прокатчиков одновременно. Я считаю, что нельзя закрывать дверь перед артистами, которые могут попробовать себя в этой роли. Но как только человек решает, что он готов совместно с Росгосцирком создать (не просто взять готовые номера и их прокатывать, а именно создать) новое шоу, вложиться в это дело вместе и дальше организовывать систему проката, то отношения между Росгосцирком, компанией, и этим артистом будет строиться уже именно в соответствии с Гражданским кодексом и в отношении хозяйствующего договора между двумя субъектами, но не как с артистом. Как и произошло, например, в конфликте с Нестеровым и Запашным. Когда меня начали обвинять в том, что я создаю для артистов невыносимые или тяжёлые финансовые условия, то это была неправда, потому что я регулирую отношения не с артистом, в данном случае, а с частным прокатчиком. Я не могу заключать договоры в ущерб компании. Ниже себестоимости договор проката я не могу заключать, вы можете меня понять. Я не могу заключить договор с частным прокатчиком, предложить ему маршрут, города, цирки, при этом сразу запланировать себе убыток, и сразу запланировать погашение этого убытка за счёт государственных средств. Росгосцирк оперирует государственными субсидиями и собственными средствами, но и собственные средства по статусу федерального казённого предприятия являются государственной собственностью. Поэтому фактически субсидировать коммерческую деятельность, пусть даже известных артистов, мы не вправе. Если вы, господа, решили стать прокатчиками, то наши с вами отношения будут регулироваться абсолютно в других рамках. Вас никто не заставляет. Вы можете продолжать работать артистами, получать соответствующие ставки, тарифы, есть расчёты, как и кто получает деньги.

Е. АБУКИНА: Многие не согласились с этой системой? Тот же Запашный говорил о том, что никто не выражает озабоченности из-за массового увольнения артистов из Росгосцирка.

В. ГАГЛОЕВ: Давайте сразу про массовое увольнение артистов. Я привёл на одной из встреч следующую цифру: за 4 предыдущих месяца из компании ушло 99 человек, массовый уход, но пришло 104 артиста. Характер работы такой, что одни приходят, другие уходят. Это нормальная история в системе. Говорят о массовом уходе, говорят, что все ушли сейчас, и закончилась творческая деятельность компании. Вообще я несколько раз слышал от определённых коллег, что в Росгосцирке полностью остановилась творческая деятельность. Я бы хотел услышать после вчерашнего открытия цирка Чинизелли и сегодняшней премьеры, настолько ли это правда. На самом деле, после открытия цирка и той программы, которую мы сделали специально для этого (она разовая, больше никто не увидит), ко мне на форуме подходили многие люди, спрашивали, почему они больше не увидят, что шоу замечательное, и вообще говорили, что никогда ещё не видели циркового представления такого уровня, с таким темпом, эмоциями и настроением.

Е. АБУКИНА: Вадим Черменович, вот все эти перестановки, на ваш взгляд, через какое время дадут свои плоды, когда можно будет оценить проделанную работу, сделать выводы? Год, два?

В. ГАГЛОЕВ: Ситуация, откровенно говоря, очень запущенная. Росгосцирком, в данном случае, давно никто не занимался. И ситуация после развала Советского Союза потихоньку и деградировала.

Е. АБУКИНА: Навскидку.

В. ГАГЛОЕВ: Лет 5 нам точно понадобится.

Е. АБУКИНА: Этот срок мы запомним, получается, в 2020 году, надеюсь, с вами снова встретимся. Директор Росгосцирка Вадим Гаглоев сегодня в эфире «Радио Балтика». Вадим Черменович, спасибо вам.

В. ГАГЛОЕВ: Всего доброго, до свидания.


Документы

  • (23.59 Мб, Скачать)

Рейтинг@Mail.ru