Вернуться к обычному виду

Олег Попов: если меня пощекотать по ребрам, буду смеяться!

Опубликовано: 29 Февраля 2016  |  Источник: АО «ИД «Комсомольская правда» Возврат к списку
Олег Попов: если меня пощекотать по ребрам, буду смеяться!

Четверть века вдали от Родины. И вот – долгожданное возвращение. И прямиком – на арену петербургского Цирка Чинизелли! Как тут не гордиться? После представления, несмотря на усталость, Олег Константинович не мог отказать «Комсомолке», которая когда-то своей публикацией помогла ему в трудную минуту. Жена артиста Габи с улыбкой проводила нас в гримерку. Габи выступает вместе с мужем, и в программе показала очень смешной номер «крыса-парашютистка».

«ВНУТРИ ЧТО-ТО ДРОГНУЛО»

- Олег Константинович, с возвращением! Для нас символично, что вы приехали именно в Петербург. А для вас это что значит?

- Я рад, что выступаю в таком старом заслуженном цирке, как Чинизелли. Бывал тут раз пять, мне очень понравилось. Чаще, конечно, я выступал вМоскве. Была такая негласная конкуренция между цирками - кто лучше.

Я не хотел приезжать в Россию по своим личным обидам. Но мне сказали, что в Сочи будет клоунский фестиваль (в июне прошлого года там вручили премию «Мастер», в том числе Олегу Попову и сыну Чарли ЧаплинаЮджину. – авт.). А мне хотелось бы встретить клоунов, которых я давно знаю. Просто увидеть их, «здравствуй» сказать. И я поехал. А до этого уже подумывал: все, закончу выступления, ну сколько можно? А когда приехал в Сочи, вышел на манеж… Думал, может, меня уже забыли, новое поколение… Но когда две тысячи человек стоя мне аплодировали, у меня дрогнуло что-то внутри. И я дал слово: у меня пойдет второе дыхание. То, что я здесь работаю, это оно уже пошло. Сколько будет продолжаться, я не знаю. От здоровья будет зависеть.

- Как вы нашли Петербург? Сильно город изменился?

- Я думаю, все изменилось. Приехал – все время репетиции, репетиции, выступления… Надо, конечно, походить, воздухом подышать, где-то споткнуться, где-то остановиться. Но пока времени нет. И потом, километрами ходить я устаю, а если смотреть из машины, много не увидишь. В Москве меня тоже провезли на машине, и в первую очередь я поехал на кладбище, потому что не смог быть на похоронах своей первой жены (скончалась в 1990 году – авт.) Мы проехали и по улице, где я мальчиком жил, так я даже не узнал место, так оно изменилось. Я жил напротив кондитерской фабрики, и мы мальчишками лазили туда через забор.

- Конфетки воровали?

- Скажем так: не воровали, а пробовали! (Смеется).

- Когда будет время, и в Петербурге заедете в любимые места?

- Обязательно! Очень хочу попасть в Спас-на-Крови!

- Тем более, от цирка близко!

- Ну вот близко, а пока не могу попасть. Сегодня два представления, завтра два… Потом будет выходной, а в выходной хочется отдохнуть. Но я обязательно там побываю. Я же в Петербурге до апреля, найду время.

- Кстати, вы упоминали какую-то вашу любимую закусочную тех времен, мол, существует ли она еще. Где это заведение?

- Где-то почти напротив Московского вокзала, в подвал три ступеньки. Мне показали это место, но там уже не закусочная. Помню, подавали одно блюдо в горшочке… А я очень люблю первые блюда, так вот, там был мясной бульон, в нем картошка, сверху лук колечками. И картошку не варили, а явно томили. О-очень вкусно! Настолько вкусно, что я директора пригласил в цирк, и мы стали друзьями.

ГЛАВНОЕ - СИЯТЬ СНАРУЖИ

- Олег Константинович, вас называют «солнечный клоун»…

- Не я это придумал! Мне, конечно, приятно, что меня так называют, что на улице приветствуют и улыбаются, спасибо говорят.

- А внутри у вас солнечно?

- (задумывается). Самое главное, чтобы я сиял снаружи. А внутри – бывает и девятый вал. Ну вот представьте, на работу в антракте приносят телеграмму: ваша жена умерла… А впереди второе

отделение. Я не хочу, а слезы идут. Невольно тогда вспоминал «смейтесь, паяцы»… Это было страшно. Очень тяжело. И я должен это зрителю показать?! Нет! Я должен быть веселым, улыбаться. А внутри все ломается…

- Это ваши самые страшные воспоминания?

- Не только это, были и другие.

- А самое радостное что?

- Самая большая радость, когда я что-то придумал и осуществил. И заработал аплордисменты.

- В Германии вас называют «Счастливый Ганс»…

- Говорят, сказка у них такая есть. Ну назвали и назвали, не чертом – уже хорошо! (смеется).

- Вы счастливы?

- (задумывается). Не могу сказать, что я несчастлив. Потому что Я люблю свою работу, и это мне доставляет радость.

"ЗА КУЛИСАМИ ЧЕРНАЯ РАБОТА"

- Олег Константинович, вот вы – клоун, радуете людей. А вас что радует?

- А вот то, что я вижу улыбающиеся лица! Слышу благодарность. Где бы я ни был: «Ой, Олег Константинович, спасибо!» Это же высшая награда для артиста. А особенно никакими деньгами не купишь аплодисменты.

- А за кулисами, в частной жизни чему радуетесь?

- Труд, труд, труд... За кулисами – черная работа.

- Ну а в минуты отдыха?!

Даже не могу найти ответа… Вот, например, когда я был маленький, радость доставляли фильмы Чарли Чаплина. И вот до сих пор так. Еще что-то из красивых вещей нравится. Цветы. И что-то вкусное доставляет радость, люблю сладкое, как ребенок. А что – такое клоун? Это взрослый ребенок.

- Поэтому дети и любят клоунов!

- Многие боятся! Потому что клоун не понятный. Если ребенок маленький и в первый раз в цирке, а дома он видел только бабушку и папу-маму, и вдруг такой дядя! Некоторые плачут. А другие – смелые, подбегаю, дергают за нос, хватают парик. Разные дети.

- Олег Константинович, а вас самого легко рассмешить? Что для этого нужно сделать?

- Если мне ребра щекотать, я буду без причины смеяться! (хохочет). А так – нужна причина. Много есть смешного. Анекдоты бывают очень смешные. Иногда сама жизнь – смешная и трагичная, как говорят, от смеха до слез один шаг.

- Анекдоты любите? Слушать или рассказывать?

- И то, и другое.

- Расскажите!

- Не-ет! Они все не для печати!

- Ненормативная лексика?

- Неожиданные моменты. Это Никулин анекдоты собирал и часто рассказывал, а не специалист! Вот когда в мужской компании, тогда можно разбушеваться.

- Вы сказали, смешное и грустное рядом. А я как раз увидела в ваших номерах философских подтекст.

- Это вы правильно заметили. Когда я начинаю делать любую репризу, в первую очередь думаю, чтобы она была не глупой.

Можно засмеяться, если сняли штаны и остались в трусах. Пощечины – грубые вещи, но они всегда смешны. Что-то капнуло, упало… А я всегда старался по-другому. Наверно, я внутри сам лирик.

Мне очень нравятся медленные мелодии. Вот эти «бум-бам-тра-та-там» - это я не могу слышать. Если мелодия красивая, она радует.

Поэтому мои репризы немножко такие… лиричные что ли. «Бабочки» мне нравятся реприза. Много есть реприз со смыслом, а не просто чтобы посмеяться. Даже вот этот «Луч». Я живу в Германии, и мне рассказали, что во время проповеди священник упоминал эту репризу как философскую.

- Ничего себе!

- Представляете? Вот это да! Я никогда не думал, что до такого дойдет. И что интересно: шестьдесят с чем-то лет работаю, много реприз переделал, но почему-то пожилые люди вспоминают именно эту. Говорят: «Ой, Олег Константинович! Глядя на вас, мы вспоминаем детство!» И спрашивают: «А вы «Луч» еще делаете?» С

Человек меня видел сорок лет назад и помнит. Я и сам удивляюсь почему «Луч» так западает в душу. Поэтому здесь я даже волновался. Я всегда «Лучом» представление начинал. Раз – и пошла программа. А в Петербурге заканчиваю. Думал, не поймут, другое же поколение. А посмотрите, как принимают! Я сам удивлен.

- Почему все-таки именно «Луч» стал таким популярным, как вы думаете?

- А я и сам не пойму. Реприза родилась очень просто. Я работал тогда с Карандашом. Он выходил в униформе и подметал ковер. Потом появлялся луч, он подметал и его. Луч бежал в публику, и он публике по головам метелкой подметал. Вот и вся реприза. А я решил, что скопирую, но сделаю лучше. И вот, как видите, совершенно другой ход дал.

- Наверно, вы философ в душе?

- Не хотел бы саморекламой заниматься, но что есть, то есть.

А еще было однажды: для программы понадобилась музыка. Прихожу к одному композитору. Очень хороший композитор, но цирка не знает. И в музыке нету запаха цирка. Музыка хорошая, но цирка нет. А я где-то прочитал, что один художник никак не мог картину написать, не получалась. Тогда он выпил водки – и написал. Я тоже налил себе полстакана водки – и сочинил музыку! Вот какие бывают нюансы. Удивительно!

- У вас так было: «и наутро я проснулся знаменитым»?

- У меня было растянуто по времени. Знаменитым, чтобы так наутро проснуться, делает телевидение. Если кто-то месяц на твои мозги капает - его уже все знают, правда ведь? Телевидение-то миллионы смотрят, а цирк – ну тысяча на представлении. Это ж сколько надо зрителей, чтобы меня так же посмотрели миллионы? Но телевидение - опасное оружие. Можно полететь вверх - и упасть вниз. Некоторые так часто появляются, что надоедают, уже не хотя его видеть!

- Тем не менее, вас знают миллионы…

- В советские времена работал в передаче ( «Будильник». – авт.). И вот только сейчас я понял, какое количество людей смотрело, когда я на телевидении выступал! Мне часто говорят: «Мы вас видели тогда».

- Те дети выросли, уже своих детей и внуков привели в цирк!

- Я считаю так: каждые десять лет меняется зритель. Сначала человек приходит в цирк совсем маленьким. Потом школьником, лет в десять. Потом приходит с женой или подругой, в двадцать лет. После тридцати – с детьми. А потом уже дедушкой, и если повезет, то и прадедушкой. Вот так всю жизнь и будешь приходить в цирк.

И очень обидно, что цирк редко показывают по телевидению. Я приехал еще и для того, чтобы поднять волну, своим авторитетом поднять престиж цирка. Чтобы знали: цирк жив и будет жить.

- А вы знаете, что сейчас по телевидению показывают шоу «Без страховки»? В нем участвуют не артисты цирка, наверно, тоже хотят поднять рейтинг цирку и немного себе.

- Я думаю, такую передачу не надо показывать. Потому что люди неподготовленные, ну для чего без страховки калечиться?!

- Они и калечатся!

- Сейчас любой западный номер на страховке, ради безопасности.

- Вы и сами начинали на проволоке…

- У нас канат был не очень высоко, можно и без страховки. А вот в этой нашей программе вы видели уникальный номер – Волжанских. Таких больше в мире нет, я думаю. Вряд ли.

- Согласна, очень сложный и красивый номер!

- Фантастика! Я дружил с Володей Волжанским, основателем. Он же придумал эти подъемы туда-сюда, взлеты, а теперь его копирует весь мир.

- А вы из-за кулис представление смотрите?

- Когда идет премьера, сам готовлюсь. А потом – обязательно смотрю и даже у некоторых учусь и по сей день.

"КЛОУНОМ НУЖНО БЫТЬ ВНУТРИ"

- Клоун – это же универсальный артист, должен владеть всем понемногу.

- Все думают: нос приклеил, лицо намазал – и ты уже клоун.

Не-ет! Клоуном нужно быть внутри. Я не буду жаловаться на тяжесть жизни, но это профессия очень трудная. Ну начнем с того, что переезжают цирковые каждые месяц-два из города в город.

Появляются дети. И где они учатся? Все время школы меняются.

Иногда голодный ходишь, потому что надо репетировать, завтра премьера, времени нет, чтобы узнать, где здесь покушать хорошо. В последнее время я раза три-четыре ходил в рестораны. Лучше голодать, чем в этих ресторанах кушать!

- В Петербурге?!

- И здесь тоже. У меня было такое впечатление, что они что остается, то и дают. Приносят, например, спагетти: сверху горячо, внутри холодно. Значит, что? Да хранили в холодильнике! Сколько? Не известно. Однажды я отравился в одном ресторане.

Два дня лежал. Нет, я лучше буду голодным, чем в такие рестораны ходить. Пусть не обижаются. Но если они делают какое-то национальное блюдо, то пусть делают так, как это готовили бабушки и дедушки. А не менять один продукт на другой. А продукты сейчас все химические. Я удивляюсь, как мы живем с такими продуктами.

- Вы следите за составом еды? Здорово!

- Стараюсь. Колбаса сейчас и на Западе не пахнет колбасой. Масло изпальмы везде заливают. В арбузы уколы делают… Много говорят об этом, но ничего не меняют.

- Олег Константинович, вы сами в прекрасной форме. Диеты, упражнения?

Дорогая моя, весь день цирке – вот мой спорт!

Профессия заставляет быть в форме.

- Но все-таки есть, может, какой секрет в 85 лет так выглядеть и так работать, как вы? Дай Бог каждому!

- Мне кажется, секрет простой. Секрет весь идет от семьи. Если все в порядке у тебя в семье, если ты любишь свою работу, и возвращаешься домой как на праздник – будешь долго жить. Если у тебя не в порядке на работе и в семье, кругом одни стрессы - ты себе сразу укорачиваешь жизнь. Вот эти все инфаркты и прочее.

- И не надо никаких диет?

- Кому-то, может, и надо. Есть мода: похудеть. Я выдел по телевизору? Уже настолько похудели, что чуть не умерли.

Зачем так себя мучить? Ты не за модой гонись, ты гонись за здоровьем!


Рейтинг@Mail.ru