Вернуться к обычному виду

Как приручить бегемота? Интервью с дрессировщиком

Опубликовано: 9 Марта 2016  |  Источник: ООО «Объявления» Возврат к списку
Как приручить бегемота? Интервью с дрессировщиком Наверное, уже многие слышали, что в Новокузнецк на гастроли приехал цирк с уникальной программой. Народный артист России Тофик Ахундов - единственный дрессировщик в мире, который выводит на манеж сразу несколько бегемотов. Бегемоты – животные для цирка, мягко говоря, не типичные, к тому же в природе очень агрессивные. Как дрессировщику удается заставлять их делать на манеже то, что, согласно природным данным, бегемоты делать просто не должны? Об этом и многом другом мы поспешили узнать у него лично.

– Тофик Гусейнович, неужели вы на самом деле единственный в мире человек, который решился дрессировать бегемотов?

– Нет, я не единственный. До меня были дрессировщики, которые использовали бегемотов в своих представлениях, где-то по одному, где - по два.  Но до меня в мире никто не выводил в манеж столько бегемотов одновременно – это абсолютно точно. Я первый человек в мировом цирке, у которого в манеже работали сразу четыре бегемота. За годы работы через мои  руки прошло 13 бегемотов. Сейчас мы выступаем уже с четвертой группой. Столько бегемотов точно никто не дрессировал. Впервые в истории мирового цирка мои бегемоты исполняют такие трюки, которые никто никогда не делал, я же являюсь автором этих трюков. Полуторатонный бегемот у меня крутит три пируэта боком. Были случаи на репетиции у Владимиру Дурова, я тогда был еще ребенком, на моих глазах маленький бегемотик сделал один пируэт, и Владимир радовался, как ребенок.

- В одном из интервью вы рассказали, что бегемоты – это гордые и своенравные животные. В чем это проявляется?

- В цирке много видов животных, которые репетируют с прикормкой, например, медведей «мотивируют» сгущенным молочком, морских животных – рыбой. Бегемот – своенравное животное, ему не нравится, когда кто-то пытается властвовать над ним. Если ему что-то не по вкусу, он не польстится на лакомство...

- С этой группой бегемотов вы работаете с их маленького возраста?

- Раньше я работал с большой бегемотихой, которую звали Жужжа. Мы с ней были на всех континентах, летали от Сингапура и США до  Европы и Австралии. Когда в 2006 году Жужжа умерла, я полностью переключился на обезьян. А потом «Росгосцирк» начал искать мне бегемотов. Случайно узнали о четырех годовалых бегемотах, живущих в одном из самых лучших сафари-парков на Ближнем Востоке – в Израиле. Там за символическую сумму мы забрали четырех бегемотов, и мне дали право выбрать трех из них, а одну самку отдали в Сочи. Они тогда были совсем маленькими, даже ниже, чем барьер на манеже. Выбирал-то я трех самок: Яну, Злату и Аиду, но впоследствии выяснилось, что бегемотиха Злата на самом деле Злат… Получилось так, что только у нас на манеже выступают разнополые бегемоты.

– А вы знаете судьбу той, четвертой бегемотихи?

– Знаю, я к ней ездил несколько раз в Сочинский аквариум на Мацесте. Она там любимица. Но мне кажется, она стала немного худовата, а в годовалом возрасте была самой крупной их четверых, я даже побоялся, что не смогу с ней справиться.

- А почему вы вообще решили работать с бегемотами?

- Я не ищу легких путей. Я занимаюсь бегемотами с 1979 года, в марте будет 37 лет. До этого работал в жанре эквилибристики. Это сложный жанр, у меня было очень много травм.

- Но бегемоты тоже вас калечили…

- Я тогда  работал в Китае, во время работы Жужжа меня сильно ударила в плечо, я далеко улетел, не мог поднять руку и работать целый месяц.

- Некоторые дрессировщики считают, что животным нельзя показывать симпатию, потому что они могут ею воспользоваться, и дрессировщику потом может быть только хуже. А как вы считаете, нужно ли животных в какой-то момент приласкать?

- Обязательно! Понимаете, такие, казалось бы, глыбы, как бегемоты, и то понимают ласковое отношение. Когда вы воспитываете ребенка, вы же не будете его только по головке гладить, поощряя все его поступки? Тогда он на сто процентов вырастет избалованным, и для вас будет только хуже. И с бегемотами так же – нужно где-то приласкать, где-то построжиться. Они должны тебя бояться, уважать и любить.

- Вы работали с разными животными. С бегемотами сложнее, чем с другими?

– На самом деле, сложно со всеми животными, все зависит от того, что ты делаешь. С обезьянами тоже сложно, если делать сложные трюки. У меня сейчас в работе трюк – подкидная доска. Стоят две доски, рядом – небольшая вышка три метра, оттуда на подкидную доску прыгает обезьяна, которая, в свою очередь, делает сальто на вторую доску, отбивает третью обезьяну, которая делает сальто на собаку, находящуюся на пьедестале. Это сложный человеческий трюк. И это никто никогда не делал.

– Сколько времени вы работаете с супругой?

– Мы поженились 38 лет назад, с тех пор и работаем тоже вместе.

– А кого больше слушают ваши бегемоты?

– Любят больше ее, слушаются – меня. Она их с детства с рук кормила, когда у них еще были не огромные клыки, а маленькие «гвоздики». Сейчас им уже по 9 лет, но они еще продолжают расти и набирать массу.

– Ваши бегемоты любят внимание? У них, как у профессиональных артистов, есть потребность выходить на сцену, срывать аплодисменты?

– Любое животное любит внимание. Животные, как и люди, чувствуют, когда ты  к ним плохо относишься, а когда хорошо. Когда с ними долго не  работают, они с большим удовольствием бегут на сцену. Но прошли те времена, когда их загружали по полной. Я в Португалии работал по 14 концертов в неделю. Здесь – четыре-пять.

- В какой стране принимают теплее?

– Во всех странах принимают по-разному, так же как и в разных городах России. Зритель везде разный. Прием артистов зависит от культуры человека. Конечно, когда ты видишь одну и ту же программу, тогда логично, что реакция может быть сдержанной. Но когда перед тобой уникальная программа, которую везде в мире принимают на ура, а ты сидишь со скучающим видом… Распрями ты плечи хотя бы для вида!

- Что самое сложное и самое приятное в вашей работе?

– Работа у меня архисложная, никто не позавидует, во всех отношениях. Что значит быть дрессировщиком? Чтобы создать что-то стоящее, нужно невероятно долго и сложно трудиться. Эти трое, когда приехали из Израиля, были дикарями из сафари и зрителей видели только издалека. Мне было очень непросто сделать артистов из диких животных. Сколько раз вначале они убегали на галерку, шли, ломая стулья, как карточный домик. Нам приходилось репетировать с омоновскими щитами. Но, несмотря на все, я получаю удовольствие от своей работы, люблю хорошего зрителя, который уважительно относится к чужому труду, понимает, например, что это бегемоты, что это не собаки, что даже приручить бегемота не просто, что уж говорить о том, чтобы заставить его работать в манеже…


Рейтинг@Mail.ru