Вернуться к обычному виду

Дмитрий Иванов готов спасти российский цирк от краха

Опубликовано: 2 Сентября 2016  |  Источник: Редакция газеты «Удмуртская правда» Возврат к списку
Дмитрий Иванов готов спасти российский цирк от краха

В понедельник экс-генеральный директор Государственного цирка Удмуртии Дмитрий Иванов провел первый рабочий день в статусе главы компании «Росгосцирк», объединяющей более 40 стационарных цирков и около 6 тысяч деятелей циркового искусства.

Дмитрий Иванов возглавил «Росгосцирк» в результате открытого конкурса, на который кандидаты представили свои программы развития циркового искусства в России до 2020 года. Его планы по антикризисному менеджменту показались профессиональному цирковому сообществу наиболее убедительными.

– Дмитрий Евгеньевич, не секрет, что для многих талантливых и амбициозных людей их родной провинциальный город только ступенька на следующий уровень. Вы тоже воспринимали Ижевск, как «взлетную полосу» для настоящей серьезной карьеры?

– Ни в коем случае. Еще 4-5 месяцев назад я даже не планировал так круто менять свою жизнь – строил совершенно конкретные планы на предстоящий сезон в Государственном цирке Удмуртии, собирался как режиссер ставить новогодний спектакль «12 месяцев».

Но когда объявили конкурс на замещение вакантной должности генерального директора «Росгосцирка», были два важных момента, которые подвигли меня на этот важный жизненный шаг.

Первый – профессиональное сообщество почти единодушно поддержало меня. Люди, о которых можно сказать, что они и есть отечественный цирк (Юрий Дуров, Александр Гримайло, Юрий Кукес, Виктор Шемшура и многие другие), встали на мою сторону.

А второй – моя четкая убежденность, что если «Росгосцирк» возглавлю не я, а кто-то из помощников прошлого руководства, то траектория развития российского цирка пойдет по совершенно иному пути – ведущему к полному краху.

Личная ответственность

– То есть вы, безо всякого преувеличения, почувствовали свою личную ответственность за дальнейшую судьбу всего российского цирка?

– Как бы смело это ни звучало, да. Я принимал это решение, мысленно развернув над головой лозунг «Отечество в опасности!». Хотя почему мысленно? Я давно говорю о том кризисе, в который погрузило отечественный цирк прошлое руководство «Росгосцирка».

– В чем этот кризис выражается? В Ижевске мы видим десяток сильных цирковых программ в год, на фестиваль билеты раскупаются подчистую за пару месяцев до его начала, главные призы почти всегда забирают именно отечественные артисты. Из зрительного зала ижевского цирка не кажется, что российское цирковое искусство объявило смертельный номер и готовится рухнуть из-под купола без страховки. Чего мы не видим?

– Мощнейшая в прошлом, финансирующаяся из госбюджета компания на сегодня полностью потеряла все свои позиции на мировом рынке. Первая проблема, повлекшая за собой остальные, – непрофессионализм менеджмента «Росгосцирка».

Вторая – уход из государственной цирковой компании первоклассных артистов, представителей великих династий. Эдгард и Аскольд Запашные, Сергей Нестеров, Евгений и Наталья Майхровские, Салих Гаязов (и это только начало длинного списка) – все они ушли из «Росгосцирка», доведенные до отчаяния и возмущенные его прежней политикой.

Третья – практически полностью развалена система проката, нет никакой логики в командировании артистов в те или иные регионы. Например, директор Новосибирского цирка жалуется, что у них уже лет десять не было ни одного номера с хищниками. Зато в трех программах подряд – бегемоты. Зрители их уже видеть не могут. А ведь это город-миллионник, с огромным зрительским потенциалом. Вместо этого дрессировщики тигров, леопардов, львов отправляются в маленькие города, где их уникальные аттракционы почти некому смотреть.

Директора цирков, хорошо зная свою публику, сами не могут «заказать» программу. По сути, они исполняют роль завхозов. Чего ж потом удивляться, что падает зрительский спрос и, как следствие, уменьшаются кассовые сборы. В некоторых цирках средняя заполняемость залов всего 35 процентов. В Ижевске, для сравнения, залы заполнены на 75 процентов, поэтому отсюда и кажется, что все хорошо. Дальше – цепная реакция. Нечем платить артистам мирового класса, не на что покупать молодых животных и кормить их, не на что обновлять цирки по стране.

Следующая проблема – практически потеряна деятельность за рубежом. Если в 2013 году у «Росгосцирка» было 34 зарубежных контракта, то в 2015-м осталось 12. В 2017 году ни один номер артистов «Росгосцирка» не заявлен на цирковой фестиваль в Монте-Карло. Это притом, что в прошлые годы российские артисты постоянно становились лауреатами этого престижнейшего в профессиональном мире конкурса.

Решение этих задач – первоочередное дело. И артисты уже начали возвращаться, узнав, что компанию возглавил я. Понимаю, это может прозвучать слишком громко, но это так и есть: они возвращаются не в «Росгосцирк», а ко мне, зная мои принципы работы.

Принцип любви и радости

– Может быть, вы помните, я брала у вас интервью в первый ваш год работы в ижевском цирке. На последний мой вопрос «за что вы любите цирк?» вы ответили довольно иронично – «а почему вы думаете, что я вообще его люблю?».

– С тех пор прошло 16 лет, за это время дети становятся взрослыми, а взрослые получают новый опыт и изменяют свои взгляды. Я тогда был взрослым ребенком в мире цирка – делал в нем первые шаги, мало что знал и не понимал, какая сила и какой магнетизм есть в этом искусстве. И какая самоотверженность и стремление к идеалу живут в каждом артисте. Если музыкант на концерте берет неправильную ноту, он продолжает играть дальше. Если жонглер, канатоходец, акробат ошибается, он повторяет трюк до тех пор, пока не исполнит его безупречно. Это подкупает. И сегодня цирк – это моя жизнь.

Больше всего в этой жизни я люблю свою семью и свою работу. Надеюсь только, что мне не придется делать выбор, что я люблю сильнее.Это ощущение любви я хочу передать профессионалам манежа.

В цирке масса талантливых людей, способных своей творческой мыслью дать настоящий импульс развитию цирка. Их нужно собрать, аккумулировать вокруг себя, окутать заботой. И тогда, уверен, появятся блестящие представления – и дивертисментные, и объединяющие принципы драматического театра, мюзикла и циркового шоу, со сквозным сюжетным развитием. Цирк должен быть разным, главное – красивым и талантливым. После спектакля должно быть ощущение радости, катарсиса.

Еще больше возможностей

– Ижевск узнал ваше имя в начале 1990-х, когда вы придумали и сделали международный джазовый фестиваль с участием, наверное, всех знаковых фигур джаза. Потом вы запустили работу Государственного цирка Удмуртии, а десять лет назад основали и возглавили международный фестиваль циркового искусства. Кроме того, были годы в кресле министра культуры республики. Чем из сделанного за все это время вы по-настоящему гордитесь, а о чем думаете, что можно было сделать лучше?

– Я считаю, что можно было сделать больше. Это честно. Мне всегда кажется, что сделано мало по сравнению с возможным, если бы еще чуть-чуть поднапрячься, еще не лечь спать и что-то придумать, о чем-то договориться…

Могло быть больше событий. У тех, что состоялись, мог быть более широкий охват – и участников, и зрителей. Наверное, имею право гордиться тем, что собрал в цирке замечательный коллектив. Или тем, что, будучи министром, «пробил» реконструкцию республиканских театров, и в новых бытовых и технических условиях начали появляться спектакли, которые ездят на «Золотую маску». Тем, что мы тогда отправили юношей и девушек из удмуртских деревень учиться в Щепкинское училище на актерский курс, и теперь эти молодые ребята работают в Национальном театре. Тем, что не прекратили свое существование фестивали Чайковского и цирковой.

– За фестиваль Чайковского, полагаю, можно не волноваться – это старейший культурный бренд республики. Но что станет с цирковым фестивалем, который был завязан лично на вас – на ваших связях с директорами европейских и китайских цирков и цирковых фестивалей?

– Я не собираюсь оставлять цирковой фестиваль без внимания, буду участвовать в его дальнейшей судьбе. Наоборот, сейчас у фестиваля появится больше возможностей, потому что он получит поддержку «Росгосцирка». Теперь я могу помочь с приглашениями аттракционов и артистов, которых раньше не отпускали на мероприятие, проходящее не под эгидой «Росгосцирка». Денег даже могу дать. Программы отправлю сюда самые лучшие.

Время для сомнений и творчества

– В прошлые годы, будучи и министром культуры, и директором цирка, вы оставались режиссером и артистом. Пусть редко, но ставили авторские цирковые шоу, участвовали в музыкальных спектаклях. Теперь с творчеством придется завязать? И времени, наверное, не хватит, да и не по чину.

– Чин тут вообще ни при чем. Будучи министром культуры, я уча- ствовал в «Антиформалистическом райке» Шостаковича на сцене Театра оперы и балета – был подсадным в зале. Потом выступал в одном номере с итальянской оперной дивой Кьярой Таиджи.

Сейчас, думаю, на какое-то время свою творческую сторону придется спрятать в дальний ящик комода (слишком много сейчас вопросов, связанных с управленческой деятельностью), но если вдруг где-то понадобится подыграть на рояле или продекламировать что-то, или учинить капустник, то я здесь.

– Вы уверены в своем успехе?

– Не сомневающийся ни в чем человек должен идти к психиатру. Я всю жизнь сомневался. Имея тридцатилетний опыт организации всего на свете – от камерных концертов до стадионных мероприятий со звездами первой величины, волновался, режиссируя «Золушку» к прошлой новогодней кампании в цирке Ижевска. Нервничал, получится ли так здорово, как я представил в своем воображении.

Здоровые сомнения – это один из компонентов уверенности. Это тот червячок, который будет грызть тебя и заставит перепроверить каждое решение, а значит, приведет к лучшему результату.

P.S. Имя нового директора Государственного цирка Удмуртии еще неизвестно. Пока же в цирке стартует очередная кампания для школьников, придуманная когда-то Дмитрием Ивановым, – все первоклассники Удмуртии в первые дни сентября бесплатно посмотрят цирковое представление.


Рейтинг@Mail.ru