Вернуться к обычному виду

«Львицу надо убедить, что я лидер»: интервью с дрессировщиком, который лишился ног, спасая человека

Опубликовано: 21 Ноября 2016  |  Источник: Екатеринбург Он-лайн Возврат к списку
«Львицу надо убедить, что я лидер»: интервью с дрессировщиком, который лишился ног, спасая человека

Когда он выходит в манеж, зрители замирают в напряжённом ожидании, ещё бы – перед ними человек в окружении четырёх львиц и двух тигров. Он же спокойно и сосредоточенно ходит рядом с дикими животными и, кажется, говорит с ними на одном языке. Так что даже самая своенравная львица, которая только что скалила зубы, поднимается на задние лапы или прыгает через огненное кольцо.

Виталий Смолянец, который приехал в Екатеринбург с представлением "Империя львиц" – не только бесстрашный дрессировщик, но ещё и очень смелый человек. Однажды он лишился ног, спасая лежащего без сознания на дороге человека. Он остановился, чтобы помочь, но неожиданно вылетела неуправляемая фура. Виталий спас молодого парня, а сам отскочить не успел.

На его дружеские и даже отцовские отношения с львицами и тиграми это не повлияло, для них он остался тем же самым Виталием, к которому они бегут сломя голову, только заслышав его голос. И хоть эти большие кошки мурлыкать не умеют, но всеми силами показывают свою любовь к человеку, который делает для них всё, что только может.

Мы поговорили с Виталием о том, как он променял работу водителя на дрессуру, зачем "закрывать воздух" львицам, почему у цирковых животных случается истерика без софитов и о многом другом.

– Насколько я знаю, сначала вы работали водителем, как же получилось связать свою жизнь с цирком?

– В 90-е годы я пришёл из армии и устроился водителем в Донецке, тогда ещё зарплаты задерживали. Потом приехал друг, который в цирке работал администратором и рассказал, что там довольно неплохо платят. Я стал артистов на автобусе возить. С этого всё началось. Друг стал директором программы, появились первые животные – тигры, львы, леопарды. Я целыми днями проводил с ними, помогал, удовольствие от этого получал. Если бы я не стал дрессировщиком, то всё равно бы работал с животными – ассистентом, служащим – неважно. Всё равно был бы с ними.

Друг не успевал на репетиции, просил, чтобы я их проводил. Как-то раз он не успевал на представление, говорит: "Надевай костюм и выходи вместо меня". Это был мой дебют. После он спросил: "Хочешь себе животных? Давай уже. Покупай. Я взял первых своих – льва и львицу".

– То есть сразу были львицы?

– Они тогда самые дешёвые были. В те годы брали много львов, тигров, а с львицами аттракциона не было. У меня были две львицы и лев, между которыми началась война. Надо было выбирать. Льва оставили как производителя. А потом дети пошли, кровь смешивать нельзя, и его отправили в зоопарк. Моей львице Нике уже 15 лет. Маленьких мы пока готовим, репетируем с ними, чтобы ввести в группу.

– Правда, что своим львицам вы сказки и стихи читали, чтобы они к вам привыкли?

– Иногда мне кажется, что я с ума сошёл, потому что разговариваю с ними как с людьми. В первое время я просто читал им газеты, чтобы они к голосу привыкали, тратил много времени, чтобы с ними познакомиться. В зоопарке люди же к ним не заходят: восьмимесячный зверь уже может убить взрослого человека.

У меня Марта приехала, я на неё потратил много денег, так что купил бы на них десять львиц. У неё не успевали кости расти, препараты всякие были, всех профессоров подняли. Но я уже не буду отступать, я её буду лечить до конца. Если хотя бы есть один шанс из миллиона, что она останется живой, я буду за него бороться. Сейчас в манеже работает, она, может быть, до конца не выросла, но растолстела. Она, наверное, до сих пор благодарна, что ей жизнь спасли, теперь подходит обнимается, лижет мне голову. На неё кричать бесполезно, у неё такое поведение: "я знаю, что делать, не надо меня торопить".

– У вас же ещё и тигры замечательные. Мне, кстати, показалось, что они более послушные, чем львицы. Это так? Можете рассказать, какие вообще характеры у ваших животных?

– У всех разные характеры, и всего их три типа: сильный, добрый и уравновешенный. Лично мне легче работать с тиграми, я не замечаю, как они выходят уже готовые в манеж. С львицей надо дольше возиться, она должна убедиться, что я действительно лидер, что я заслуживаю уважения и не представляю никакой угрозы. Львица ­– благородное животное, если она рассердится, то пойдёт глаза в глаза. Тигр будет ждать, чтобы застать врасплох. Хотя по опасности они одинаковы.

– Получается, что львиц, да и любых животных, приходится перед каждым представлением убеждать, кто в манеже лидер…

– А сейчас будет вопрос: "Как вы это делаете?"...

– Вообще, нет. Но было бы интересно.

– Честно, я не знаю, как отвечать на подобные вопросы. С одной львицей я провёл 15 лет, с другой – 5 и так далее. Каждой нужен разный подход. Это просто внутреннее чувство. У меня, наверное, с детства это. Я котиков и собачек носил домой. Была у нас собака дома, которая выполняла все команды. У меня просто такое отношение к животным, и описать я это не могу.

– Чтобы стать дрессировщиком, достаточно ли только любить животное?

– Это самое главное качество, без него можно даже не начинать. И любить надо искренне даже тогда, когда происходят какие-то эксцессы, скандалы и травмы. Нельзя ненавидеть животное за это – у него такой характер. У меня дома живут две собаки и две кошки, для меня дороги и кони, и обезьяны. С ними только пообщался, в руках подержал, погладил и настроение поднялось. Если их любить, ценить, уважать, я думаю, можно стать дрессировщиком. Они могут сказать, чего хотят, просто их надо понять. Человек, который их любит, сможет им всё объяснить и растолковать.

– А как трюки проходят?

– У нас есть специальные термины. Допустим, "закрыть воздух" значит просто перегородить проход, чтобы львица пошла вокруг. Она заходит за тумбы, а там уже ассистент должен сработать. Я объясняю, где и как стоять. "Поджать" значит сделать два шага вперёд, чтобы она на трюк зашла, а там её уже прикормят мясом, заласкают, скажут: "Умничка, сядь на место". Всё, полтрюка сделала, уже молодец. Вот так всё и происходит. На первых репетициях они просто бегают, веселятся, изучают реквизит. Одна залезет наверх, за ней – другая. Вот тут мы подмечаем, кому нравится прыгать, кому бегать, и определяем, как с ними работать.

– Есть такое мнение, что животное не должно жить в неволе. Что зоопарки и цирки подавляют его дикую натуру…

– Дикое животное, бесспорно, должно жить в диких условиях. Но дело в том, что я их воли не лишал. Я взял их из зоопарка или они рождались у моих животных, что я для них могу сделать, делаю, чтобы у них было больше пространства в вольере. Они бы на воле и не выжили. К примеру, львица Ника у меня однажды приболела, и я решил не выпускать её в манеж. Когда музыка заиграла, у неё такая паника была!

Вообще на воле они живут 7 – 9 лет – это предел. У нас они живут и 15, и 26 лет. У народного артиста России Гранта Евгеньевича Ибрагимова есть 33-летний медведь. У него такие психи начинаются, если его не выпустить в манеж. Он уже мало, что делает, тяжело, ноги слабенькие. Он должен был умереть лет двадцать назад. Но он выходит и обязательно станцует, пройдётся под софитами, получит прикормку, поурчит, как положено, под музыку, поставит лапу, послушает аплодисменты, тогда успокоится.

– В Екатеринбурге вы уже второй раз, а вообще много приходится путешествовать?

– Я не любитель покидать страну, люблю родину. Для меня Советский Союз – это всё, а сейчас нет желания даже ехать в ту же Литву, Латвию, Эстонию. Я стараюсь больше отказываться от таких поездок. Я не романтик, столько уже за свою жизнь наездился, насмотрелся. У вас большой, красивый город, а цирк – один из лучших. Спасибо директору этого цирка, что он в таком состоянии его хранит. Ехать в Екатеринбург любой артист хочет, потому что это великолепные условия для жизни, для содержания животных, здесь чистота, порядок, атмосфера хорошая.


Фотоматериалы

Рейтинг@Mail.ru