Вернуться к обычному виду

Между всех стихий

Опубликовано: 31 Июля 2017  |  Источник: Госсовет Удмуртской Республики Возврат к списку
Между всех стихий Спустя 13 лет в Ижевск вернулся коллектив Андрея и Яны Шевченко «Цирк на воде»: они представили грандиозное шоу, в котором сюжет современной авторской сказки разворачивается на земле, в воде и в воздухе.

Фонтанируют идеями

На ближайший месяц манеж ижевского цирка превратился в бассейн с 200 тоннами воды, из которого бьют тысячи струй. Под куполом опадают водные каскады и поднимаются арки. Сложный ритм высоких и низких струй, то выстреливающих вверх, то закручивающихся спиралями, то перекрещивающихся, то опадающих водопадом, превращает работу фонтана в мощный танец. Эта партитура, в которой сверкающие на свету брызги рассыпаются аккордами, позволяет ощутить такую силу и энергию, как будто в манеже оказался океан. И все же новая программа - не шоу фонтанов, а целостный цирковой спектакль, где вода – только средство для создания атмосферы вдохновения и восторга, подчеркивающее масштаб замысла его создателей. В своем шоу они сумели добиться переплетения, взаимодействия всех стихий – воды, света и огня, воздуха и земли. В программе участвуют 40 артистов, одновременно на сцене могут находиться больше половины из них (одни работают в воде, вторые – на подиуме в центре бассейна, третьи – в воздухе). Всего же над созданием шоу работали более 60 человек – они создавали невероятные костюмы по эскизам Яны Шевченко, строили декорации и создавали уникальный реквизит, похожего на который нет ни в одной цирковой программе.

Пиршество для глаз

Сквозь спектакль проходит сюжетная линия волшебного путешествия на прекрасном старом корабле. Манеж оказывается морским заливом, в котором стоит величественный парусный корабль. Над его крутыми боками на резных перилах горят старые фонари, паруса напружинены от ветра, такелаж свисает ажурным рисунком.

В начале спектакля с палубы большого корабля срывается легкое судно – невесомое, оно парит над сценой, пока акробаты исполняют на нем изысканный и сложный танец. Бахрома на их трико полощется в потоках воздуха, обвивает их тела во время быстрых вращений. Номер задает тон предстоящему путешествию: зрители понимают, что их ждет нечто совершенно необыкновенное, рожденное богатой и смелой фантазией.

Ожидания оправдываются: корабль плывет в волшебных водах, пересекая невероятные миры. В них морские, наземные и воздушные существа, способности которых явно превосходят человеческие. Одна удивительная реальность сменяется другой. Образы миров вдохновлены разными эпохами и цивилизациями: один кажется творческим переосмыслением античных легенд (на танцовщицах-амазонках – шлемы с высокими гребнями, одежда похожа на боевой доспех), другой – историй о Диком Западе (характерные головные уборы напоминают о вождях индейских племен, перья и бусины украшают гибкие тела), третий – футуристического венецианского карнавала, где танцуют арлекины и коломбины, следующий опирается на восточные сказки и египетские мифы… Многие костюмы сделали бы честь великолепному барочному балу – пышность и роскошь соединяются в них с изобретательностью силуэтов, фантазийностью деталей, яркой театральностью образов.

Искусство удивлять

При всей визуальной насыщенности в спектакле нет ощущения избыточности – чувство вкуса и меры авторов шоу, Андрея и Яны Шевченко, позволило добиться парадоксального единства изобилия и гармоничности. Каждый миг спектакля наполнен цветом, светом, энергией движения, эстетичностью линий тел танцовщиц, акробатов, эквилибристов, сложностью трюков, но при этом в поле зрения ровно столько деталей, сколько человеческий глаз способен разглядеть, а мозг – зафиксировать, оценить и испытать восторг. Как только зрители переживают катарсис от одного номера, без промедления начинается следующий, и каждый присутствующий в зале снова получает изысканную пищу для глаз и ушей (музыка в шоу подобрана мастерски – здесь нет приевшихся хитов и цирковых штампов, в каждом номере звучит оригинальная композиция, помогающая оценить масштаб замысла).

Для каждого жанра в шоу найдено неожиданное и впечатляющее воплощение (срежиссировали их и создали сценографию Андрей и Яна Шевченко). В одном из номеров в воздух поднимаются огромные кристаллы – на них в пластических этюдах двигаются гимнастки, сияющие, как живые драгоценности. В другом над манежем зависают огромные стеклянные полусферы, из отверстий которых дождем льет вода (стеклянные приспособления – вообще отличительная черта этого шоу, все они созданы по авторским эскизам Андрея Шевченко и выполнены под его руководством). В третьем - поэтичном, метафоричном – акробатическая пара работает в стеклянном цилиндре, поднимающемся в воздух. Сами создатели шоу называют эту конструкцию «колбой», и это название резонирует с сутью номера: опираясь на ее прозрачные, почти растворенные в воздухе стенки, артисты творят алхимические опыты по рождению любви, ставят пластические опыты на тему взаимоотношения мужчины и женщины, в которых важны незаметная, но крепкая поддержка, полное взаимное доверие и возможность опереться на партнера, любование красотой друг друга, теплый взгляд и объятие. Иллюзионист помещает ассистентку в сияющую «космическую» трубу, которая вдруг разделяется на отдельные сегменты, сияющие загадочным холодноватым блеском (разумеется, девушки в ней уже нет – кажется, ее поглотило гиперпространство).

Акробат в кольце танцует на крохотном участке суши, окруженном со всех сторон водой – и вдруг быстрые, острые струи начинают бить из подиума под его ногами: и вот он уже не только заставляет двигаться кольцо, но и лавирует между водяных пик. Оригинальный жонглер встает под стеклянную горку, которая смыкается над его головой пирамидой – об ее стены рикошетят его быстрые мячики, вычерчивая пунктиром прихотливую траекторию. Атлетичный и легкий, артист успевает сделать сальто, пока пять мячиков взлетают над его головой, и играючи ловит их. То, что делают акробаты на мачте, заставляет усомниться в законе гравитации – кажется, они идут по воздуху вверх ногами, держатся за воздух. Артист обвивается кольцом вокруг мачты, срывается вниз, но застывает в паре ладоней от земли, хотя кажется, ни один мускул его тела не дрогнул. Есть в шоу огнеглотатель, укротитель рептилий, гимнаст на ремне… Номера сменяют друг друга без пауз и промедлений – спектакль летит на всех парусах, не дает зрителю перевести дух, одно сильное впечатление сменяется другим, каждый следующий номер вызывает все более сильные удивление и восторг.

Львиная доля

И все-таки кульминацией программы становится аттракцион Андрея Шевченко с морскими львами Софи и Бобом. Возможно, это самый продолжительный и эффектный номер с морскими львами, какой приходилось видеть ижевской публике. Дрессировщик говорит:

– Можно было бы сократить какие-то элементы, но жаль лишать зрителей возможности увидеть весь широкий спектр возможностей этих животных.

– Вы добились эффекта интеллектуального превосходства морских львов над человеком. Кажется, что они работают совершенно самостоятельно и еще находят время подшутить над дрессировщиком.

– Такую задачу я перед собой и ставил. Более того, они натренированы так, что и в самом деле стали самостоятельными. Софи работает в цирке уже почти 20 лет, Боб - почти 15, у них огромный опыт (они попали к нам годовалыми и быстро начали репетировать). Мы с ними – партнеры. Я прихожу здороваться с ними каждый день вне зависимости от того, есть у нас шоу или нет. А вот репетиций лишних не назначаем – они уже много лет и так знают свои роли на зубок.

– Огромный Боб дразнится и показывает вам язык. Вы научили его этой штуке?

– Конечно. С этим связана отдельная история. Наш главный инженер вернулся из гастролей по Франции и рассказал, что у одного иностранного дрессировщика морские львы умеют показывать язык. И он даже узнал, как этого можно добиться: надо взять морского льва за язык, потянуть, и когда он его высунет, прикормить рыбок. Вскоре за угощение он должен научиться этому трюку. Через неделю я позвал инженера и продемонстрировал ему Боба, который показывал язык. Тот был потрясен: он забыл мне сказать, что учить морского льва этому фокусу нужно пока он совсем маленький. Я стоял перед ним с искусанными руками – Боб много раз неосторожно прихватывал меня зубами, пока я учил его новому фокусу - и понимал, что по неведению совершил почти невозможное.

Самый сложный трюк аттракциона – с мячом: морской лев с невинным видом держит на носу мячик, когда дрессировщик на него не смотрит, но стоит тому повернуться к Бобу, как тот прячет мяч в пасти. Андрей Шевченко подтверждает:

– Это интеллектуальная работа. Боб точно должен знать свою роль: как музыкант, он вступает на определенный счет, следит за моими сигналами, как за дирижером – хотя сигналы такие незаметные, что зрители их даже не видят. Кроме того, он слышит реакцию зрителей и ориентируется на нее. Все это – результат многолетних репетиций и прекрасного знания природы этих животных.

А на нынешнем шоу Шевченко не останавливаются: через полгода состоится их следующая премьера, которая обещает быть еще более захватывающей.

Рейтинг@Mail.ru