Вернуться к обычному виду

Поруганная тигром и пожёванная лошадью: как я сходила за кулисы Новокузнецкого цирка

Опубликовано: 10 Ноября 2017  |  Источник: «ВашГород» Возврат к списку
Поруганная тигром и пожёванная лошадью: как я сходила за кулисы Новокузнецкого цирка

До жутиков напугаться тигриного рыка, чуть не свалиться с лошади и быть потом ею пожёванной — это будни не дрессировщицы, а журналиста ВашГород.ру, которая отправилась на экскурсию в Новокузнецкий цирк.

С 28 октября здесь показывают московскую программу «Белые тигры». Главные артисты — не только грациозные хищники, но и лошади, собаки-чемпионы, обезьяна, домашние кошки, гимнасты и эквилибристы.

Нам разрешили поглядеть на репетицию представления. В районе 10.30 мы проходим на манеж. Здесь с 9 утра с лошадьми репетирует дрессировщица Вера Мещанова. Когда мы подходим, кони то чинно вышагивают, то вдруг поклонятся.

Главный артист — русский верховой конь Корабелл. Ему уже 13 лет — для лошади это самый расцвет сил. Он, говорит Вера, «мужчина с характером».

«Он очень своеобразный, к нему долго находила подход. Была с ним своего рода борьба. Корабелл постоянно пытается мне доказать: нет, вот так надо, вот эдак. Он сначала делает, потом думает», — эмоционально рассказывает дрессировщица.

Товарищ Корабелла по манежу — жеребец фризской породы («чистый голландец» по крови и «эстонский парень» по характеру, говорит Вера) Яннис. Он более спокойный и покладистый. Пока только учится трюкам и не выступает.

Для нас сделали исключение: Яннис гордо шагает по бордюру манежа с Верой верхом, сгибает ноги и бьёт копытами. Всё это под краткие руководства дрессировщицы — когда ласково, когда строже. Кажется, конь понимает человеческий язык. Это всё, рассказывает нам Вера, благодаря «чувству лошади». Оно должно быть у каждого дрессировщика.

«Я родилась и выросла в цирке, с лошадьми. Цирковое искусство, наверное, держится всё-таки на детях, которые там выросли. Не хочу ни в коем случае обидеть спортсменов, приходящих в цирк, но дети, которые выросли и пропитались цирком, всё-таки по-другому относятся к этому искусству», — считает наша собеседница.

Лошади же у Веры контактные и реагируют на её голос. По интонации понимают, хорошо или плохо делают.

«Практически не наказываю ни за что, им хватает повышения моего голоса. Если я говорю строго — это катастрофа. Если тон средний, значит, всё нормально. Если спокойный голос — то всё хорошо, ровненько. Также некоторые команды выполняю жестами, некоторые — стеком (палка дрессировщика — прим. ВГ). Она у меня, как указка у учительницы», — говорит Вера.

Внезапно к нам подбегает огромная серая собака и тыкается под локти. Вера обнимает его за шею.

«Это мой алабай, помощник и защитник. Его зовут Остин. Он сторожит лошадей, не даёт им валяться, драться. У меня же два жеребца, могут иногда поконфликтовать друг с другом», — продолжает наша собеседница.

Остин — не единственный, кто следит за процессом. На спинках от сидений расположились два больших попугая. Время от времени отпускают свои комментарии по поводу всего вокруг.

Пока мы беседуем, лошадей просто водят по кругу под уздцы. Нам это кажется немного странным.

«Мы только что отрепетировали полтора часа. Чтобы дыхание и мышечный аппарат пришёл в норму, коней вышагивают около получаса, — отвечает на наш вопрос Вера. — Для лошади движение — это жизнь. Если она простоит в стойле дня два, у неё начнутся проблемы со здоровьем. Поэтому у тех, кто работает с лошадьми, не бывает выходных. Репетируем, играем, гуляем. Каждый божий день занимаемся ими».

И предлагает: а давайте вы верхом на Яннисе сделаете какие-нибудь трюки. Трюков на цирковой лошади в моём послужном списке ещё нет, поэтому соглашаюсь. Правда, уже через минуту о решении жалею: огромный Яннис покачивается на ходу, а я держусь только за седло. Про поводья почему-то забыла.

Просто ходьба — это ещё цветочки. «Эстонский парень» под руководством Веры ставит передние ноги на манеж и бьёт копытом. Новоиспечённая наездница верхом на Яннисе верещит.

«Да не бойтесь вы, не упадёте!» — успокаивает Вера.

Но этим мой ужас не кончается: Яннис делает поклон, подгибая одну ногу под себя, а другую вытягивая — ну прям галантный джентльмен. Чтобы не шмякнуться, приходится ещё сильнее вцепляться в седло и отклоняться назад.

Несколько секунд, и можно слезать. Настала очередь Веры.

«Сейчас вам „свечку“ покажем», — обещает дрессировщица и садится на коня.

Р-раз! — и жеребец встаёт на задние ноги. Два! — кланяется. А потом, после уговоров Веры, очень мило садится на пятую точку. Для фризской породы этот трюк редкость, говорит дрессировщица.

На этом работа Янниса закончена. В награду за усердие ему приготовили нарезанную морковку. Нам предлагают лично угостить коня. Он между тем тянется мордой к маленькой коричневой сумке рядом с миской.

«Яннис, не попрошайничай! — строго говорит Вера. Объясняет: в этой сумке она часто хранит сахар для угощения лошадей. Звери это хорошо запомнили.

Беру кусочек морковки и даю коню на открытой ладони. Он тут же захватывает его мягкими губами, попутно обслюнявливая мне руку. Пытается пожевать рубашку и получает замечание от дрессировщицы.

Угощение достаётся и Корабеллу. Затем наступает время игр. Лошади валяются на манеже, бегают и толкают друг друга. Чуть не дошло до драки. Но бдительный Остин тут как тут, лаем призывает обидчиков к порядку.

Поиграли и хватит. Янниса берут под уздцы — вышагивать. Корабелл же идёт отдыхать в станке. Но сначала провожаем его до импровизированной душевой. Там Вера поливает ему ноги из шланга холодной водой, чтобы снять нагрузку.

Только потом в станок. Там Корабеллу за старание уже заготовлено угощение: яблоки, морковка, сено. Обычно тут есть и сухари, но местные пришлись лошади не по вкусу.

«Сухари он вообще не все ест! — рассказывает ассистент Евгения. — Если, например, мокрые, берёт и выплёвывает».

Овощи и фрукты Корабелла, кажется, устраивают, и он с упоением жуёт угощение. Вера смазывает коню ноги охлаждающей мазью, чтобы они отдохнули. Мы прощаемся с дрессировщицей и её ассистентом и отправляемся в вольер к тиграм.

Белые красавцы живут в отдельном вольере. Здесь их четверо: самец Амур (самый большой), его сёстры Нетта, Витта и тигрица из другого приплода Бьянка. Звезда многих трюков — как раз Амур. Например, он единственный не боится садиться на качели.

«Мы брали первых тигров в возрасте около шести месяцев. Это уже хороший такой, приличный тигрёнок, который может сильно поранить. У меня и шрамы есть, потому что они маленькие были, кидались, ничего ж не соображали», — говорит Ольга Денисова, единственная в мире женщина-дрессировщица белых тигров.

Сегодняшние тигры родились уже в цирке. Пока мы говорим, они разгуливают по вольеру — ждут, когда принесут мясо. Повадки совсем как у домашних мурок: то боднут друг друга головой, то пофыркают, то разлягутся в позе сфинкса. Умиление, да и только.

Хищники, похоже, неуважительное сравнение почувствовали и не оценили. Уже на следующем вопросе решают рыком показать, кто тут хозяин. Строгий оклик Ольги Денисовой — и тигры замолкают, и теперь только тихонько ворчат.

Нам со спутником и этого хватает. Ореол «больших кис» испарился — осознаёшь, что рядом грозный хищник. Ольга же абсолютно спокойна.

«Если бы я их боялась, мне туда [в вольер] было бы запрещено заходить. Животные же чувствуют страх сразу. Естественно, я на рожон к тигру не лезу. Это и не нужно, если животное всё делает хорошо. Это же хищники. Они у меня не ручные, кстати. Есть номера, где дрессировщики с ними чуть ли не целуются, я такое не люблю», — рассказывает Ольга Денисова.

Без строгости дисциплины от тигров получить невозможно, уверена Ольга Денисова. Животные хорошо понимают интонацию голоса, поведение дрессировщика.

«Сначала репетируем с ними в вольере, приучаем к тумбочкам. Это же для них всё новое. Надо научить просто сидеть, потом — лежать, потом — опять сидеть. На манеж выводим уже потом, там ведь совершенно другое пространство, они ничего не понимают. А когда молодняк весь в манеже, им всё равно на команды: начинают гоняться друг за другом, играть. Поэтому прежде всего должна быть дисциплина».

В цирке хищники живут дольше, говорит Ольга Денисова. Животных кормят каждый день, поят бутилированной водой. Белый окрас считается мутацией, и у таких тигров иммунитет слабее, чем у рыжих собратьев. Поэтому им нужна проверенная вода. Другие важные условия — ветврач, ветпаспорт и медицинский журнал — тоже помогают грозным хищникам жить дольше. А значит, и радовать зрителей.

На белых тигров, лошадей и других артистов все желающие могут посмотреть в Новокузнецком государственном цирке по субботам и воскресеньям до 3 декабря. Билеты стоят от 500 до 1300 рублей. Детям до 3-х лет при наличии документа и условии, что не занимают отдельного места, вход бесплатный.

А экскурсия к тиграм доступна не только журналистам. Гости цирка тоже могут поглядеть на тигров, и даже их сфотографировать — главное, без вспышки. Вдобавок ещё получить снимок дрессировщицы Ольги Денисовой с тигрёнком. Для взрослых билет стоит 200 рублей, детей — 100 рублей.


Рейтинг@Mail.ru