Вернуться к обычному виду

Анатолий Марчевский: "Когда башню снесут, около цирка будет вторая Плотинка"

Опубликовано: 1 Февраля 2018  |  Источник: Сетевое издание «Е1.РУ Екатеринбург Онлайн» Возврат к списку
Анатолий Марчевский: "Когда башню снесут, около цирка будет вторая Плотинка"

1 февраля 1980 года для публики открылись двери здания с необычным куполом, который выглядел воздушным несмотря на вес в 1 200 тонн. Новый цирк возвели в рекордные сроки методом народной стройки – жителям города очень хотелось снова посещать представления, но старый деревянный цирк, сорок лет простоявший на пересечении улиц Куйбышева и Розы Люксембург, сгорел в 70-х. Так в Екатеринбурге появился один из самых узнаваемых объектов.

У цирка много поклонников, готовых приходить сюда снова и снова. Если представления неизменно радуют маленьких и взрослых, то внешне здание со временем потускнело и обветшало. О том, как в скором времени преобразится цирк, что его ждет без башни и, наконец, когда вернутся шарики на резиночке, E1.RU рассказал его руководитель Анатолий Марчевский.

– На ремонт цирка выделили 100 млн рублей. На что пойдут эти деньги?

– За 38 лет жизни цирка его ни разу не ремонтировали. Внутри мы что-то делали своими силами, по чуть-чуть – гримерку, конюшню, слоновник. Но снаружи нельзя проводить ремонт поэтапно, только всё разом, и теперь наконец фасад приведут в порядок. 12 барельефов отреставрируют. Когда обсуждали решение фасада новыми материалами, звучали предложения вообще убрать барельефы, но здравый смысл все-таки восторжествовал.

Мраморная крошка, которой сейчас облицован фасад, осыпается и выглядит неважно. Местами на ней потеки от дождя, где-то она вообще стала небезопасной, и никто не знает, когда она отвалится. Все это будет убрано, и появится вентилируемый фасад из современного материала, не нарушающего эстетическую концепцию. Цвет будет светло-бежевый. 

Заменим окна, установим трехкамерные стеклопакеты, чтобы было теплее. Здесь, где вход, раньше был навес, но когда строилось метро, почва ходила, поэтому сделали колонны и стены для тепла. Теперь стена уйдет назад примерно на метр, чтобы поддержать архитектуру.

Ажурную конструкцию, на которой висит купол, тоже отреставрируют. Снимать не будут, проведут необходимые работы, защищающие от воздействия окружающей среды, укрепят современными материалами – светлыми, влагостойкими, антикоррозийными. Мы планируем оформить подсветкой и купол, и само здание.

– Долго продлится ремонт?

– Это зависит от того, сколько людей будет им заниматься. Мы постараемся все сделать максимально быстро. Вообще сначала мы хотели успеть к чемпионату мира по футболу, но процедуры по согласованию оказались очень сложными. Только на днях удалось получить последнее заключение экспертизы, чтобы иметь основание проводить тендер и определить подрядчика. И с подрядчика будем требовать, чтобы хотя бы угловую часть, выходящую на перекресток улиц 8 Марта – Куйбышева, сделали к мундиалю.

Территорию около цирка облагородили раньше – сделали забор, чтобы не было стихийной парковки (это условия антитеррора), заменили неровный асфальт бехатоном. Яблони у нас аккуратно подстрижены и подсвечиваются. 

– Как получилось, что область нашла деньги на ремонт цирка, а федерация столько лет не могла этого сделать?

– Как и все 42 цирка России, от Владивостока до Калининграда, Екатеринбургский цирк – это федеральная собственность. Собственник должен делать ремонт. Но наш цирк считался благополучным, более 20 лет мы были лучшими в Российской государственной цирковой компании по посещаемости, по комфортабельности, удобству для артистов, ценовой политике, качеству программ. А многие цирки были в ужасном состоянии.

Когда 4-5 лет назад наш президент Владимир Путин принял волевое решение восстанавливать цирки, начали с самых убитых. Кстати, одним из них был Нижнетагильский цирк. Сегодня я могу с гордостью сказать, что при участии администрации города он стал самым лучшим цирком в России. Цирк в Екатеринбурге не стоял в плане на капитальный ремонт и поэтому не получил федерального финансирования, но нас поддержало Законодательное собрание области и наш губернатор Евгений Куйвашев. Он сказал, "цирк федеральный, а зрители наши".

Несколько лет назад Законодательное собрание Свердловской области по моей инициативе обратилось в Госдуму с предложением внести поправку в Основы законодательства РФ о культуре, чтобы субъект федерации имел право финансировать цирки. Поправку приняли. Свердловская область откликнулась первой, и пока это единственный регион, который выделил на ремонт цирка собственные средства. Этому способствовало отношение правительства области к культуре в целом. Думаю, мы послужим хорошим примером для других. 

– Свою деятельность цирки поддерживают своими силами, живут на самоокупаемости. Приходится делать билеты дорогими?

– На протяжении многих лет в Екатеринбургском цирке была самая демократичная ценовая политика, я старался, чтобы как можно больше зрителей имело возможность посетить представления. Сегодня все происходит наоборот: спектаклей меньше, билеты дороже. Это объясняют рыночными отношениями, но я не согласен: одни и те же деньги можно заработать и за 20, и за 40 спектаклей, но во втором случае цирк становится более доступным, в два раза больше зрителей посетят представления.

Основное назначение культуры не в зарабатывании денег, а в формировании и воспитании духовности и нравственности человека. Художественный уровень и качество спектаклей в государственных учреждениях должны соответствовать государственной культурной политике. Если в два раза поднять цены, кто-то сможет прийти на представления, а для других людей это будет проблематично. Нарушаются права граждан, ведь у нас в стране должна обеспечиваться доступность культуры.

– И что, ценовая политика изменится?

– Будем вести переговоры. Цены устанавливаем не мы, а те, кто проводит спектакли – прокатчики, которые арендуют зал. У нас, как и во всех цирках компании "Росгосцирк", нет своих артистов, каждый раз к нам приезжают новые. В театре один и тот же состав актеров играет в разных спектаклях, а в цирке так не получится: например, если отработали слоны, они через месяц крокодилами не станут, а воздушные гимнасты не станут джигитами. В России действует уникальная, единственная в мире, конвейерная система, по которой артисты заканчивают работу в одном цирке и переезжают в следующий, а на их место приезжают артисты с другими номерами из другого города.

– С ценами ясно. Другой момент, который волнует многих: куда исчезли шарики на резиночке?

– У нас большой ассортимент игрушек, а эти… они из советского прошлого. Видимо, шарики больше не востребованы зрителем. Сегодня все игрушки сверкающие, моргающие. Если возникнет спрос – шарики вернутся. 

– Некоторые посетители цирка жалуются, что нет безналичного расчета.

— Это техническая проблема, над решением которой мы работаем. Думаю, в ближайшее время у нас обязательно всё будет. Электронную продажу билетов мы уже запустили.

– Скоро цирк лишится соседки-башни, которая всегда находится с ним рядом на открытках. А ведь когда-то вы планировали открыть там "Цирколенд".

– Были такие планы, привлекались инвесторы, но расчеты показали, что это экономически невыгодный проект, который не окупится и за 20 лет. Башня просто нерентабельна. Считали и мы, и иностранцы – Китай, Арабские Эмираты, Италия: превращать ее в досуговый комплекс совсем не выгодно. Сносить дорого, но достраивать, непонятно под что еще дороже. Сделать, чтобы она красовалась и не использовалась?

Для кого-то башня – это историческая память, для кого-то теплые воспоминания молодости. Но наш город хорошеет – ремонтируют дороги, развязки, строят новые здания, а башня со временем становится раздражающим элементом, поэтому не нужно эмоций. Решение принимали профессионалы, и мы должны им доверять.

– А как вы относитесь к ледовой арене, которая появится на месте башни?

– У места, где находится цирк, создастся культурно-спортивный образ, и это хорошо. Здесь уже есть цирк, университет, набережная, появился музей. Теперь будет еще спорт. Получится культурно-досуговый центр, хорошее место для отдыха. На набережной можно будет организовывать праздники, игры, конкурсы, молодежные мероприятия. Будет красивый квартал, который станет любимым местом горожан. Вторая Плотинка получится.

– Вы не хотите все-таки построить "Цирколенд"? 

– Хотим. У нас ведь были и архитектурные, и технические проекты. Но евро прыгало, были проблемы. Решение принимаю не я, я могу только предложить. Об идеях, которые есть сейчас, говорить не буду, чтобы не сглазить. Хотим сделать один полезный культурный, даже образовательный объект, я попытаюсь его реализовать.

Мы должны радоваться, что у нас будет чемпионат, я рассчитываю, что будет и ЭКСПО-2025, появится вторая ветка метро. Думаю, Свердловская область это заслужила. 

– Как отметите день рождения цирка? 

– Особенных торжеств не будет. Угостим чем-нибудь вкусным жирафа и носорога. Вот когда отремонтируем фасад, это будет большой праздник.

– Развлекать детей, которые в год научились обращаться со смартфоном, сложнее? 

– У каждого вида искусства есть свой зритель, и у нас всегда будет свой. Цирк остается вне конкуренции, потому что сюда приходят семьями, с бабушками и дедушками, с прабабушками и прадедушками. И главное, что все уходят с хорошим настроением, с улыбкой. В цирке нет языкового барьера, не надо досконально разбираться в музыке или хореографии, цирковое искусство доступно для понимания каждому. Цирк дарит детям сказку, а взрослых возвращает в детство. Цирк – это положительные эмоции, хорошее настроение. Цирк – это всегда праздник!


Рейтинг@Mail.ru