Вернуться к обычному виду

Елена Агафонова: «Если ты рождаешься с потребностью делать что-то для других, ты это делаешь»

Опубликовано: 26 Февраля 2018  |  Источник: ВОмске.ru Возврат к списку
Елена Агафонова: «Если ты рождаешься с потребностью делать что-то для других, ты это делаешь»

Про банку сгущенки и потребность делать добро


Мне кажется, желание делать добро — оно несколько эгоистичное, потому что тебе самому приятно в этот момент. Помню, во втором или третьем классе училась, у нас одна девочка заболела полиомиелитом. Очень долго в больнице лежала. Я дома у мамы попросила банку сгущенных сливок. Это тогда был страшный дефицит. Отнесла этой девочке. Я видела ее сияющее счастливое лицо, и помню, как мне было в этот момент хорошо. Это детское чувство запоминается. У меня очень хорошее состояние, просто от осознания, что кому-то стало лучше и светлее. Если ты рождаешься с потребностью делать что-то для других, ты это делаешь.

Про публичную благотворительность


Не думаю, что об этом нужно рассказывать всем, как-то хвастаться, называть какие-то цифры. С другой стороны, мы знаем примеры Чулпан Хаматовой, Константина Хабенского, людей публичных, у которых безукоризненный авторитет, им доверяют. Они могут сподвигнуть других людей на добрые поступки. Просто в какой-то момент благотворительность стала прибежищем для мошенников, много лет непонятные люди собирали непонятно на что. В ленте Фейсбука ежедневно появляется около двадцати похожих просьб. А если знаменитости об этом говорят, они своим именем, своей безупречной репутацией гарантируют, что деньги будут потрачены на нужное дело.

Про перспективы благотворительности в России


Мне кажется, благотворительность в России развивается. Количество участников этого движения будет расти год от года. Эта тенденция уже сейчас прослеживается. Очень долго мы были нищей страной, а чтобы что-то отдавать, нужно что-то иметь. Опять же, с другой стороны, возьмем «Первый канал», который через эсэмэски собирает огромные средства. Мы видим, что очень многие люди в пределах определенной суммы (50, 100, 500 рублей) готовы помогать. Думаю, движение будет развиваться за счет молодежи. Это более активные пользователи социальных сетей, информация в их среде распространяется очень быстро. Поисковый отряд «Лиза Алерт» разве не подтверждение? Или возьмем новый фильм Звигинцева «Нелюбовь». Жуткая совершенно история. Мир там показан темным, беспросветным. Теряется 12-летний мальчик. И единственное светлое пятно во всей истории — что волонтеры объединяются и отправляются на поиски этого ребенка. Сейчас появилось много людей, которые профессионально занимаются благотворительностью, спокойно, без эмоций. И это очень правильно.

Про общество, которое стало добрее


Общество стало добрее. Посмотрите, как изменилось отношение к животным, например. Думаете, кто-то плакал в 80-90-е над щеночком или котенком? Нет. У нас в цирке недавно мышонок в клей попал: все урыдались. Разве раньше кто-то об этом задумывался? Мышеловки повсюду стояли. Или скажу по цирку. Раньше были очень жесткие методы дрессуры. И зритель кричал: «Как это животное не хочет прыгать? Пускай прыгает!». А сейчас? Да пускай оно, это животное, ничего не делает, просто походит, не надо никаких трюков — лишь бы у него все было хорошо. Раньше не было благотворительности, хосписов не было, люди умирали в страданиях. Мы, дети социализма, вообще пришли в мир страдать. Зоя Космодемьянская страдала, все страдали. Рак — это героизм, стойко выноси, страдай. Внимание к внутреннему миру — это тенденция последнего времени. Мы все чаще говорим о качестве жизни. Раньше никто не думал, как важен переход, последние дни жизни. Все были атеистами. Жизнь конечная. Сейчас люди верят. А даже если ты атеист, ты до последнего дня имеешь право на человеческое отношение.

Про государство и гражданское общество


Я никогда ничего от государства не ждала. Это не значит, что кто-то другой тоже не должен ничего ждать. Однако гражданское общество — это дополнительная опция все-таки государственной поддержки. Человек должен себя чувствовать защищенным. Он гражданин, он имеет право на лекарства, например. Государство создано, чтобы защищать. Но оно не может обнять, подарить тепло, заботы. Это машина, которая должна обеспечить тебя какими-то вещами. Государство не почитает книжку, не подарит чувства, эмоции. Гражданское общество — это тесный контакт между государством и человеком. И, главное, государство не должно мешать людям проявлять заботы. Были времена, когда волонтеров не пускали ни в хосписы, ни в детские дома. Гражданское общество же должно уметь донести, рассказать так, чтобы побуждать в человеке естественное желание помочь. Сейчас у нас не очень много этой теме уделяется в СМИ.

Про плохую карму и отговорки


Люди скрывают свое горе, потому что не хотят, чтобы кто-то подумал, что они что-то ужасное в жизни сделали. У нас ведь как? Раз с тобой случилась беда, заслужил, неси свой крест. Отрабатывай кармическое наказание. А вот мне всегда интересно, что возвращается двухлетнему ребенку, у которого рак? Или семилетней девочке, которую насилуют? Общество вроде стало добрее, но ожесточенности в нем все равно много остается. Оно очень агрессивно относится к тем, кто несет этот тяжкий крест. И в обществе все смешалось: буддизм, православие, шаманки, гадалки. На самом деле человек выбирает ту теорию, которая ему выгодна в данный момент, которая оправдает то, что он не делает добро. На самом деле у него просто нет этой естественной потребности. Но если бы в людях этого вообще не было, мы бы не выжили как вид. Человек с этим рождается. Что потом с ним происходит? Я не знаю. Я не верю, что все такие плохие.

Про красивый уход


Люди в хосписах — это люди, которые через какое-то время уйдут. Все мы уйдем. Политики, бизнесмены. Стив Джобс, Хворостовский тоже ушли от онкологии. Твой статус не имеет значения. Ты не защищен. Страх смерти — это самый сильный страх. Многие не хотят смотреть ему в лицо. Общество должно сделать так, чтобы человек ушел красиво, без обиды на мир. Чтобы можно было сказать, что он прожил хорошую жизнь. Люди, которые помогают другим людям уйти, — это великие люди. Они приходят читать, разговаривать. Я преклоняюсь перед ними. Вспомните американские фильмы? Там смерть поэтизируется. Это всегда нестрашно, всегда красиво, ты освобождаешься от суеты, от гонки. Ты радуешься солнцу, стакану воды. Это очень острое ощущение, а большинство из нас в повседневной гонке за всю жизнь не могут этому научиться. Рано или поздно смерть придет ко всем, но важно понимать, что этот период может стать как трагическим, так и красивым.

Рейтинг@Mail.ru