Вернуться к обычному виду

«Как только зашла в манеж, я влюбилась с первого взгляда» — воздушная гимнастка Любовь Ульянкина о своих чувствах к цирку и не только

Опубликовано: 23 Августа 2019  |  Источник: Сетевое издание "Новый Омск" Возврат к списку
«Как только зашла в манеж, я влюбилась с первого взгляда» — воздушная гимнастка Любовь Ульянкина о своих чувствах к цирку и не только Любовь, в детстве вы наверняка бывали в цирке. Хотели на тот момент стать его частью?

— Как-то неосознанно, но я ходила в цирк, всего раза два за всю свою жизнь. Мне нравилось, но не помню, чтобы хотела в будущем тоже стать артистом цирка. Просто смотрела и восхищалась.

Известно, что в школе вы целых девять лет занимались танцами. Как же так вышло, что связали свою жизнь именно с цирковым искусством?

— После девятого класса я думала, куда же я хочу поступать дальше. Для себя я решила, что это обязательно будет какая-то творческая жизнь. Мы с мамой пробовали поступать в хореографические училища, на современную хореографию и в цирковое училище в том числе. На тот момент я даже не думала, что у меня получится туда поступить. Считала это совершенно невозможным, там же такие безбашенные и талантливые люди! Но педагог мне посоветовала поступать именно туда. И я попробовала. Как только зашла в манеж, я влюбилась с первого взгляда и поняла, что хочу остаться и учиться именно здесь.

Занятия хореографией в школьные годы помогли поступить в цирковое и в целом выбрать творческий путь?

— Да, конечно. У нас тогда была спортивная классическая, эстрадная хореография. Педагог вкладывал в меня всю душу, я стала лидером в родном городе. Меня все знали и это задавало определенную планку. Цирковое училище я в итоге закончила с красным дипломом, всегда стремилась быть лучшей среди первых и до сих пор стремлюсь стать лучшей воздушной гимнасткой в России и во всем мире. Упорство и труд в меня вбивали с детства и мама, и педагог. Мне это потом очень помогло в дальнейшем в жизни, в учебе и в решении любых других вопросов. Цирковое искусство — это не только выступления, но и постоянные репетиции, переезды, взаимодействие с начальством, ассистентом и публикой.

Как вы пришли именно в воздушную гимнастику?

— На первом курсе мы изучали абсолютно все цирковые жанры. Это были акробатика, эквилибр, гимнастика, жонглирование, проволока, хореография, актерское мастерство.

Гимнастика была для меня самой сложной. Когда я в первый раз повисла на трапеции, попробовала хотя бы один трюк — вис на одной подколене — поняла, что это больно и что не могу его сделать. Уже тогда я понимала, что воздушная гимнастика для меня самый опасный и сложный жанр. И самое главное, мне казалось, что зрители больше всего восхищаются именно воздушными гимнастами. Это полет, страх и эйфория — одним словом кайф! Когда выходишь на манеж, летаешь — это здорово. Тем более, что подобное позволяет пересилить самого себя. У каждого человека есть страх высоты, глупо ее не бояться. Но каждый раз пересиливая себя получаешь от этого огромное удовольствие.

Сколько времени уделяете тренировкам?

— Первоначально они занимали большую часть моего времени, особенно в цирковом училище. Целый день мы по 5-7 часов занимались — хореография, растяжка, бег, подкачка, спортивные уроки. Но сейчас мне вполне достаточно 3-5 часов в день.

Например, сегодня представление в шесть. Я прихожу заранее, в час начинаю разминаться, с двух до трех у меня репетиция в манеже, где дважды прогоняю свой номер и отдельные трюки. Потом часик отдыхаю и гримируюсь. Потом опять разминаюсь, надеваю костюм и выхожу на манеж уже к зрителям.

Самостоятельно работаете над своим сценическим образом?

— Да, конечно. Макияж, прическа — все сама. Просто нужна практика: чем больше красишься, тем быстрее начинаешь делать это почти профессионально. Сейчас у меня уходит примерно 30-40 минут на весь грим и прическу.

Как на вас влияют частые переезды из одного места в другое?

— Мешают каждый раз! Когда приезжаешь в другой город, привыкаешь ко всему заново — новый манеж, купол, высота. В разных цирках разные купола, разная атмосфера, даже цвет купола разный и к этому нужно привыкнуть. Иногда я даже не могу сделать какой-то трюк без страховки в новом месте, говорю ассистенту «Давай вниз!». И только с третьего раза все-таки выполняю.

С другой стороны, иногда очень надоедает сидеть в одном и том же городе месяц-два. Настолько организм привыкает переезжать, что каждая поездка будто глоток свежего воздуха и источник вдохновения. Ты приезжаешь в другой город, видишь, что там другие люди, улицы, парки, другой цирк. Как будто начинаешь жизнь с чистого листа и заново вдохновляешь своим искусством. Чтобы после номера у каждого человека осталась какая-то частица меня.

А как вам наш город и цирк?

— Я люблю Омск, приезжаю уже второй раз, мне здесь очень нравится. У вас очень уютный цирк и потрясающий директор цирка Елена Филипповна Агафонова. Она очень человечная, понимает артистов и относится к нам с уважением. И в целом люди очень хорошие, не сдержаны на эмоции. Если нравится что-то — будут аплодировать стоя и до последнего, отдавая все свои впечатления нам, артистам.

Бывают ли у вас каникулы и как часто?

— Раз в год у нас могут быть каникулы, где-то на месяц. Но у меня так получилось, что уже довольно давно не была в отпуске. На него у меня постоянно выпадает или подработка, или фестиваль, или подготовка к соревнованиям, или усиление номера. Конечно же, таких возможностей я не упускаю. Отдохну попозже когда-нибудь (смеется).

Какая ваша постановка стала самой любимой за всю карьеру?

— «Поэма о любви» по мотивам балета «Спартак», конечно. Очень много сил и эмоциональных, и физических было в него вложено.

При ее подготовке обошлось без травм?

— Увы, я сильно потянула ногу и одно время не могла ходить. Но травмы у всех бывают. Главное, что я понимаю — только со временем можно окончательно раскрыться в своем номере. Осознать когда и какие именно эмоции мне нужно показать на манеже, может где-то застыть и взглядом найти зрителя, чтобы он понял мои чувства.

Почему для вас это важно?

— Мне очень по душе драма и лирика. Я люблю показывать не просто трюки, а идею и эмоции. У нас с режиссером получилось связать хореографическую часть с трюковой частью, передать эмоциональное настроение номера. Многие хоть и не знают, кто такой Спартак, о чем идет речь, но все понимают, что это про любовь, что это трагедия. Что в конце любимый погибает в моем номере, и я его отпускаю. Но в моем сердце любовь будет жить вечно. Все это я пытаюсь подарить публике, и мой красный платок выступает своеобразным знаком любви.

Принимаете ли вы сами участие в подготовке ваших постановок? Может быть дополняете их какими-то идеями или той же драматургией?

— Да, стараюсь. Но режиссером становишься только тогда, когда набираешься достаточно опыта как на практике, так и в теории. Поэтому я очень доверяю своим наставникам.

В чем, по вашему, секрет успешного номера?

— Очень сложный вопрос, на самом деле. Ты же не можешь быть стодолларовой купюрой и всем нравиться. Но мы все, цирковые артисты, стараемся это сделать. Труд, любовь к своему делу, к своей работе. Перед выходом должно быть волнение. Если его нет, значит уже пора заканчивать свою карьеру — тебе уже все равно, как ты отработаешь в манеже. Труд, упорство, любовь к своему номеру — вот мои секреты.

Ведь самое главное, чтобы нравилось то, что ты делаешь. Нравился образ, нравилась музыка. Потому что если артист хочет поменять свой номер, он автоматически становится провальным. Он не сможет выложиться до последней капли, потому что ему просто не нравится то, над чем он работает. Нужно ставить номер по душе, и при этом с сильными трюками.

Случалась ли у вас когда-нибудь такая «нелюбовь» с постановкой?

— Да, мне не нравилась одна, причем недавно. Не буду говорить, кто мне ее сделал. Номер был достаточно зажигательным, динамичным, но простеньким. Я люблю, чтобы был сюжет — завязка, кульминация, развязка. Я играла в нем яркую кокетку, но мне чего-то не хватало. Например, после того «Поэмы о любви» в это воскресенье, я была выжата как лимон и кафовала от этого. А с той другой постановкой будто бы чего-то недодавала зрителю, казалось даже, что было меньше восхищенных взглядов. А сейчас я работаю и чувствую, что иду в правильном направлении.

Во время выступления вы успеваете замечать реакцию публики?

— Когда я работаю, не слышу и не вижу, как меня воспринимают. Настолько проникаю в себя, вхожу в образ, что потом спрашиваю у коллег: «Мне хлопали? Хлопали? Хлопали хорошо?»

Как считаете, вы органично влились в эту цирковую программу? Все такие брутальные, в коже, с мотоциклами и слоном, и вы — нежная и парящая под куполом.

— Может быть этим я очень и запоминаюсь, что вся такая мягкая и лиричная среди бруталов (смеется).

У вас есть постоянные поклонники?

— Конечно, это мои мама и брат. Мои первые поклонники и самые лучшие на свете. Еще Людмила Яценко, мой тренер и режиссер. Она стала для меня не только поклонницей творчества, но и второй мамой. Она всегда меня поддерживает, всегда могу ей позвонить, даже если полгода уже не общались. При встрече у нас останутся те же отношения. Она абсолютно без «короны», хотя признана заслуженной артисткой советского цирка и была примой воздушной гимнастики. Она очень простая, прививала мне любовь к делу и мотивировала на каждодневные тренировки. Не опускать руки и добиваться своих целей — вот чему она меня научила. А как таковых поклонников в нашей профессии мало. Это же соперничество, ведь чем лучше номер, тем больше будет приглашений на разные контракты и фестивали. А там снова соперничество уже за призовые места и просто призы зрителей.

А есть ли соперничество внутри вашей цирковой семьи? Или у каждого в коллективе просто своя роль?

— Соперничества нет, потому что все здесь решается не ложью, а правдой. В коллективе мы наоборот как семья. Когда я покидала прошлый коллектив, было тоскливо, до сих пор скучаю по некоторым людям. Мы действительно становимся семьей, поскольку работаем вместе достаточно долго, помогаем друг другу, поддерживаем в любых ситуациях. И цирк все равно радостное событие, поэтому мы приходим на работу как на праздник, улыбаемся людям и друг другу, заряжаем эмоциями. У нас есть свои фирменные шуточки и обычно нет соперничества. Иногда конкуренция может проявиться на фестивалях, но это такое доброе соперничество, которое стимулирует. Я люблю, когда в коллективе по-больше артистов, как я, которые занимаются гимнастикой, эквилибром, акробатикой. Это зажигает атмосферой и ты хочешь еще больше развиваться и добиваться новых высот.

Рейтинг@Mail.ru