Вернуться к обычному виду

Когда приедет цирк: артисты и зрители в ожидают чудес на тверском манеже, невзирая на эпидемию

Опубликовано: 2 Ноября 2020  |  Источник: Сетевое издание «МК в Твери» Возврат к списку
Когда приедет цирк: артисты и зрители в ожидают чудес на тверском манеже, невзирая на эпидемию Сегодня культурная жизнь как у нас в стране, так и во всем мире отчасти замерла, перебравшись в виртуальное пространство и на голубой экран. И полнокровно, как раньше на всю катушку, завертится, похоже, еще не скоро. Пандемия сделала свое коварное дело. И старую песню Валерия Леонтьева «Куда уехал цирк?» мы слушаем с изрядной долей ностальгии.

Когда в Твери проходили гастроли с африканскими львами, автору этих строк удалось познакомиться с удивительно талантливым молодым жонглером из цирковой династии семьи Сквирских Энрико Аннаевым. Так, как работает Энрико, работают единицы. Кроме него жонглирование такого класса можно увидеть разве что у Андрея Дементьева-Корнилова.

То, что делает с мячиками жонглер Энрико Аннаев, описать даже сложно. К счастью, те, кто ни разу не видел его номера, могут заглянуть в Интернет. Руки жонглера, словно намагниченные, притягивают мячики, несмотря на самые фантастические траектории. Зрелище это завораживает! Энрико – внук известного дрессировщика Николая Сквирского.

Энрико сейчас в Кемерово и, сохраняя режим самоизоляции, оказался у компьютера. Семья Сквирских и в этом году должна была оказаться с гастролями в Твери, но увы… Разговор с Энрико шел о его удивительно талантливой семье, о нем самом ну и, конечно, о том, когда откроется цирк, пусть и принимая только 50 процентов зрителей. Одним словом, о том, когда ждать его в гости.

- Конечно же, мы все надеемся, что цирки скоро начнут работу, но это маловероятно, учитывая то, что страну захлестывает вторая волна пандемии, - считает Энрико. - И хотя в каких-то городах и даже областях картина благоприятная, начнутся полномасштабные гастроли только тогда, когда все цирки смогут принять программы. Дело в том, что цирк – это конвейер. Мы приехали, скажем, к вам в Тверь, а Ярославль уже должен быть готовым к приему. Так что, скорее всего, все закрутится, только когда начнется массовое вакцинирование и пандемия отступит.

Маугли так и не стал

- Энрико, это псевдоним?

- Нет, это мое настоящее имя. Моего отца тоже зовут Энрико. Его назвали в честь знаменитого певца Энрико Карузо. А меня в честь папы. Для этого жанра начал я довольно поздно. Все мои ровесники уже имели к тому моменту свои номера. Я выпустил свой только в двадцать лет. Мне хотелось, чтобы номер был сделан от и до, начиная с режиссуры.

- А может быть, вы так долго шли к выпуску, потому что метались между клеткой и мячиками? И знали ли вы о том, что профессия жонглера самая неблагодарная? Зрителю ведь все равно, сколько у вас мячиков, главное, чтобы они не упали. Ну и только специалист может по достоинству оценить уникальность вашего номера.

- Я с детства знал, чем буду заниматься, хотя все время проводил рядом со львами. Какого-то страха никогда не было, они ведь сидели в клетках. А с маленькими я играл. Забавно и интересно. Они подходили ко мне, изучали, а потом все и начиналось. Пытались повалить, укусить, в общем, втянуть в свои львиные игры. Маугли я себя не ощущал. Шестерых львят привезли из Африки. Четыре белых и два желтых. Вы их и видели в номере, только они успели подрасти.

Они с детства стали прайдом, львиной семьей. Я членом семьи так и не стал. Возможно, потому, что никогда не видел в себе дрессировщика. Но радость от общения с ними, безусловно, присутствовала. Это ведь были котики, и вели они себя как котики. Конечно, неосознанно я подражал деду и маме, пытался заставить львят выполнить какие-то команды, однако никто из них ни одну из команд ни разу не выполнил.

А вот когда в Нижнем Новгороде я все-таки вошел в клетку уже со взрослыми львами… Нет, это был не страх, а настоящая паника! Я вдруг понял, что передо мной не милые кошки, а этакие махины под триста килограммов каждая, с огромными клыками и когтями! Да, я вошел в клетку с мамой и дедом… Но на этом мои детские восторги милыми кошками закончились.

Восемь львов и… мама

- Зато с милыми кошками великолепно ладит ваша мама.

- С мамой все было иначе. У нее с животными все получалось, но ко львам в клетку она входить не собиралась. Дедушка затащил ее обманом, сказал, что ей придется просто постоять рядом с ним на репетиции. И она поначалу действительно просто стояла. Очевидно, что дед, как хороший профессионал, понимал, что сразу втянуть маму в работу с крупными хищниками не получится. Нужно привыкнуть к тому, что ты можешь рядом с ними находиться. Мама привыкла.

А потом родилась идея сделать веселый номер. Кошки превращаются во львов! У мамы был свой номер с кошками, он и стал основой для шутки. Мама начинала в клетке работать с кошками, потом гаснет свет и вместо кошек на арене появляются львы. Но идея так идеей и осталась, а вот со львами мама работать начала. И как-то сразу поняла, что хищники – это ее! Так они и стали работать с дедом, потом работала одна, а затем ей стал помогать папа.

- Папа… Он дрессировщик?

- Папа представляет не менее знаменитую династию, чем династия Сквирских. Он артист третьего поколения династии Аннаевых. До того как войти в клетку, был джигитом (наездником на лошадях). А дедушка по папиной линии был руководителем джигитов Туркменистана Аннаевых. В этом же конном аттракционе принимали участие мои бабушка и сестра с двоюродным братом по папиной линии. Что и говорить, радикальная смена жанра. Возможно, в клетку отца подтолкнула любовь к маме.

Те львы, которые сегодня работают на манеже, мои товарищи по детским играм. Я кстати, застал и знаменитого Портоса, который не раз спасал жизнь моему деду, отбивая его у своих взбесившихся коллег по номеру. У меня где-то есть фотография, где я лежу на нем. Он был совершенно ручной и добродушный лев.

Кстати, женщин-дрессировщиц, работающих в одиночку с крупными хищниками, со времен Ирины Бугримовой и Маргариты Назаровой попросту нет. А тут восемь африканских львов и одна Надежда Сквирская!

«Кидай мячики вниз!»

- Вы с детства понимали, что останетесь в цирке. Видимо, было и понимание того, что дрессура в цирке всегда считается важнейшей частью программы. Под нее целое отделение дают. А потом ведь еще династия обязывает! При выборе жанра мысли об этом были? Или слава для вас была чем-то вторичным?

- Я просто всегда хотел работать в цирке. Счастлив уже от того, что выхожу на манеж. А быть династическим артистом всегда сложно. На тебе висит груз ответственности – как бы фамилию не посрамить. И я стараюсь как могу в своем жанре. Десять фестивалей за плечами. В том числе победа в Монте-Карло, правда, фестиваль был детский. Есть и взрослое золото.

- Энрико, а с чего вообще все начиналось?

- В цирке работал жонглер, который и обучил меня азам. Сначала я показывал свое умение гостям, которые приходили к нам в дом. Репетировал и репетировал. И еще я учился. Сначала в школе. Потом в университете. Осваивал государственное и муниципальное управление.

- Чтобы в будущем руководить своим цирком?

- Все возможно. Учился я хорошо, но сразу сказал, что все равно буду работать в цирке. А то, что восемь лет потратил на номер… Хотелось удивить по-настоящему. Я ведь сначала жонглировал наверх. Как только я ни подкидывал мячики! Увеличивал до максимума количество. Но сам понимал, что чего-то не хватает. И тут в моей жизни появились режиссеры Польди. Ольга и Ян. Они посмотрели мой номер и сказали: «Будет скучно. Кидай мячики вниз!». И я стал переучиваться.

- Энрико, вы удивляете зрителя, заставляете его восторгаться. А чему вы восторгаетесь сами?

- Пожалуй, больше всего запоминаются фестивали. Это самые яркие впечатления. Я ведь сам попал на фестиваль, еще ни разу не проработав ни в одной программе. Это само по себе удивительно. Меня отправили в Германию. Я приехал, и у меня был шок: такие мастера собрались. И при этом я взял сразу два спецприза. Приз детского жюри и приз Ассоциации варьете Германии.

- А в вашем жанре большая конкуренция?

- Есть просто уникальный жонглер из Швеции Йохан Велтон. И еще девушка, правда, не знаю, как ее зовут, из цирка «Дю Солей». Так что серьезные конкуренты все-таки есть.

- А в легендарный «Дю Солей» вас не приглашали?

- Было дело, но я отказался. Мне почему-то показалось, что это не мое. Возможно, потом, когда я отточу свое мастерство до совершенства… А пока я счастлив, что могу работать в одной программе со своей славной родней. И надеюсь, что в скором времени смогу вновь побывать на гастролях в Твери. Мне понравился ваш город и радушный прием зрителей.

Рейтинг@Mail.ru