Вернуться к обычному виду

На жестком манеже

Опубликовано: 8 Декабря 2011  |  Источник: Пресс-служба "Росгосцирка" Возврат к списку
Интервью с Владимиром Стихановским в газете "Тверская,13"

Был популярным артистом, придумывающим поразительные номера. Успешно выступал в стране и за рубежом. Потом стал известным режиссером, создающим уникальные номера, и воспитал целую плеяду великолепных артистов, которые продолжают славу российского цирка. В его биографии была трудная страница, которую с трудом удалось перевернуть. Однажды, в зените своей славы, он упал с проволоки, но остался жив, и если кто-то задумает написать повесть о настоящем современном человеке, он может выбрать героем артиста, который, несмотря на трагедию, вернулся на манеж в роли наставника молодежи, преодолев боль и отчаяние. Путь к звездам ведет молодых и талантливых к вершинам. Главное в жизни: идти вперед. Стихановский помогает молодым стремиться к звездам. Как режиссер создал много новаторских номеров, обогативших цирковое искусство.
• - Владимир Алексеевич, а все же почему вы выбрали арену? Говорят, у вас были возможности применить свои способности и на другом поприще.
- Вначале была мечта о театре. Приехал я в Москву с мыслью поступить в театральную школу-студию. Но с восьмилетним образованием туда не брали. Кто-то подсказал выход из положения: есть в столице единственное в мире цирковое училище, туда берут и после «восьмилетки». Помчался в это училище. И вот шанс судьбы. В дверях столкнулся с известным артистом и педагогом Юрием Мандычем. Он спросил, куда это я так спешу. Я отвечаю: «Хочу поступить в училище» - и объясняю ситуацию. «Твердо решил стать цирковым? Не убежишь? У нас приходится много работать». - «Не убегу. В школе занимался спортом и увлекался театром». Юрий Гаврилович сказал: «Пойдем, посмотрим, что умеешь», - и вернулся в училище. После просмотра сказал: «Приходи на конкурс».
- Конечно, пришли...
- И, конечно, поступил. Училище я окончил с отличием и на год раньше. Экзамены сдавал экстерном.
- Такое возможно?
- Московское эстрадно-цирковое училище - учебное заведение особое. Здесь важна индивидуальность. Есть задатки к профессии, можешь заниматься творчеством? Тогда вперед. А нет - извольте.
- Но у вас были разряды, репетиции школьного театра.
- Что важно - по акробатике и гимнастике. Во время занятий сразу полюбил воздушные номера и предполагал, что буду заниматься только ими. Однако Юрий Гаврилович решил иначе. Однажды он увидел номер американских канатоходцев и поспорил с товарищами, что сделает из меня акробата на проволоке.
- Цена спора?
- Ящик коньяка, и он выиграл. Через полгода я показал на натянутом тросе, как говорится, «окрошку» - рондат, флик-фляк, сальто-бланш и другие трюки эквилибра. А потом Мандыч привел со старшего курса девочек и сделал великолепный номер на тройной вращающейся проволоке. Когда номер распался, я с одной из лучших партнерш - Татьяной Марковой уехал в Киев, где мы сделали дуэт, который создал балетное адажио с вариациями на проволоке. В газетах тут же написали: «Создан новый жанр».
- А как, Владимир Алексеевич, стали режиссером? Не все ведь идут в режиссуру.
- Благодаря удивительному человеку - педагогу Ие Яковлевне Новодворской. Как-то она сказала: «Если не поступишь на режиссуру, перестану тебя уважать!» Наверное, она заметила во мне какие-то способности, а я в себе этого не замечал. Потому и поступил на заочное отделение в ГИТИС, хотя, честно говоря, особого желания стать режиссером не было. Но потом увлекся новым делом, и судьба свела меня с главным режиссером Цирка на Цветном бульваре Марком Соломоновичем Местечкиным. Благодаря ему понял, что нашел свое дело в жизни.
Вы же знаете, что многие цирковые артисты рано уходят на пенсию.
- Но у вас был трагический случай, который произошел во время гастролей в Кейптауне.
- Да, в Кейптауне это случилось. После выполнения сальто-мортале меня повело чуть в сторону, и я упал на жесткий манеж. Разбил пятку, а вы знаете, что такое повреждение пятки. Во времена Средневековья, когда пытали людей, их били именно по пятке, чтобы принести страшную боль. Я думал, лишь бы спасти ногу. А потом - о, чудо! - стал ходить в гипсе. Даже выходил на манеж и объявлял номера.


- Редкий случай - такие падения?
- Травмы бывают разные. Ни один из артистов на проволоке от травмы не застрахован, ибо мы выступаем без страховки. Конечно, подумал об уходе. Вспомнил изречение больших артистов: «Лучше уйти на год раньше, чем на день позже». Но это не только из-за опасения получить травму, но прежде всего потому что надо уходить вовремя. Публика должна запомнить артиста на вершине славы, а не на пути мучительного схождения с высоты.
В тот трудный момент меня поддержал Юрий Никулин, пригласивший меня в свой цирк режиссером. Одновременно меня пригласила в «Союзгосцирк» Людмила Яирова. Никулин посоветовал поработать в главке. Когда я перешел в Центр циркового искусства, у меня началась новая жизнь режиссера, создающего новые номера. Признаюсь, работа эта мне нравится, потому что я - в своей стихии. Ставлю один номер, а в голове же крутятся сценарии других, новых.
Приходилось слышать от артистов «Пойду к Стихановскому, он мне такой номер придумает!»
- Откроете ли вы свой секрет нашему читателю, по каким критериям или принципам вы отбираете артистов, чтобы создать с ними оригинальный номер?
- Здесь нет никакого секрета. Творить и создавать можно только с артистом, который в том заинтересован, кто загорается, кто любит свое дело, кому интересно идти дальше. А если человек работает без души, то кому он нужен? Вы приходите в цирк, смотрите представления и чувствуете, как работает артист - с вдохновением или нет. По такому же принципу я определяю, можно ли с этим артистом создать что-то интересное и новое. Чувствую интуитивно. При отборе у меня уже существуют свои критерии, на которые я опираюсь. Учтите, что мне помогают специалисты: композитор, поскольку всегда иду от музыки, художник, балетмейстер, дизайнер, тренер.
- Вы работали со многими мастерами нашего цирка. Могли бы их назвать?
- Был бы список большим. Назову лишь несколько имен, с кем удалось создать интересные номера в последние годы. «Танцы на проволоке» - Юлия Вартанова и Андрей Сидоренко, «Проволока» - Ольга Рожковская, занявшая второе место на конкурсе «Принцесса цирка» в 2009 году; номера народных артистов России Адама Виситаева и Геворга Хачатряна; номер акробатов с подкидными досками под руководством народного артиста России Андрея Ковгара, ставших лауреатами международных фестивалей.
- Говорят, «школа Стихановского». Вам нравится, что есть такой термин в цирковом искусстве?
- Обычное дело, что-то особенное в этом не вижу. У каждого артиста есть ученики и последователи.
- Но уже есть заслуженные артисты, которые, образно говоря, ее в свое время окончили. Их имена украшают афиши. Кстати, а ваш внук станет артистом цирка?
- Не знаю, захочет ли он стать артистом. Правда, иной раз смотрю на Матвея и думаю, что он и его сверстники захотят увидеть в цирке, когда подрастут: талантливых коверных, смелых дрессировщиков, отважных акробатов или других мастеров? Здесь дело вкуса. Но думаю, что они пожелают увидеть такой цирк, который будет идти вровень со временем. Потому мы, режиссеры, и делаем все возможное, чтобы не угасали наши традиции, а на манеже работали талантливые люди и сверкали интересные номера.

Рейтинг@Mail.ru