Вернуться к обычному виду

И Пегас танцует вальс...

ПРЕССА

21 ноября 2009 «Московская правда»

И Пегас танцует вальс...

   Когда мне представляли дрессировщика, заслуженного артиста Грузии, обладателя «Золотой розы» президента Грузии, артиста Росгосцирка Гию Эрадзе, то добавили: «И обязательно сходите на его представление. Такого вы еще не видели! 300 животных на арене, и их всех дрессирует Гия». Еще он является и автором идеи, и художественным руководителем программы, и дизайнером сценических костюмов.

  Гия Эрадзе - яркий представитель новой волны, демонстрирующий свежий подход к цирковому искусству. Это тесное сплетение цирка, шоу, эстрады. Понятный сюжет и необыкновенной красоты сцены, сменяющие одна другую словно в волшебном калейдоскопе. В новом спектакле Большого Московского цирка на проспекте Вернадского «Мир удивительных друзей» Гия выводит на публику животных пяти континентов, многих из которых нельзя увидеть даже в зоопарке. На арене вполне уютно чувствуют себя 300 животных и 39 видов птиц со всей планеты. Дикобразы и змеи, ламы и кенгуру, яки и верблюды, маралы и питоны, собаки и пеликаны, лошади и тигры... Дрессировщик признался: чтобы собрать их вместе, ему понадобилось больше 10 лет. И до сих пор процесс продолжается:
артист Росгосцирка Гия Эрадзе - Вот этих одногорбых верблюдов мы с величайшим трудом закупили в Туркмении. Их вывоз запрещен, и нам пришлось общаться на официальном правительственном уровне. А вот уникальная антилопа - орикс. Увидеть этого обитателя саванн можно только в зоопарках крупных столичных городов и в нашем цирке. Вначале казалось, что приручить ее в принципе невозможно, настолько она была своенравной и капризной. Но ничего, сработались.
Мы проходим вдоль клеток со страусами, зебрами, по дороге «обнимаемся» с лошадьми. Просто удивительно, как может один человек находить общий язык с таким громадным количеством животных! Это же просто нереально. Я свою мелкую собачку команде «Сидеть!» год учила, а тут и львы, и пантеры, дружно работающие на одной площадке.
- Наверняка есть свои секреты, которых никому не раскрываете, - допытываюсь у Гии. - Это почти по киплинговскому Маугли: «Мы с тобой одной крови?»
- Ну, приблизительно так, - улыбается Эрадзе. - Секреты, конечно, есть. Но я их в себе не держу. Дрессировке научить невозможно - это должно быть действительно в крови. Необходимо желание, причем фанатичное. Я, например, репетировал годами, из цирка не выходил, не спал и не ел. Когда мне было 18 лет, все мои сверстники ходили на дискотеки и занимались своей личной жизнью, а я безвылазно сидел на арене. И, знаете, не жалею. Я не потерял юность, а добился того, чего всегда хотел. У меня своя цирковая программа, своя труппа, свои собственные звери, с которыми я общаюсь на «ты» и уверенно чувствую себя с ними на манеже.
Гия признался, что всегда знал, кем будет. Хотя его родители никакого отношения к цирку не имели:
артист Росгосцирка Гия Эрадзе- Я был настоящим фанатом цирка изначально! С бабушкой ходил на каждое представление по несколько раз. Я не просто любил смотреть цирковые программы, я сгорал от желания участвовать в них, быть на манеже рядом с артистами, дрессировщиками. У меня до сих пор сохранились программки, которые я вклеивал в специальный журнал.
В свое время отец Гии подарил ему коня. Настоящего. И мальчик, словно безумный, ходил на ипподром: катался на лошадях, изучал их повадки. Там-то его и увидела народная артистка Грузии Нана Мелкадзе. Она отбирала наездников в аттракцион «Джигиты Грузии», и Гия, несмотря на 11-летний возраст, кастинг прошел на «отлично». Говорит, что так хорошо чувствовал лошадь и держался в седле, что за две недели отрепетировал всю программу. Так началась его работа в цирке: аттракцион Автандила Пирадзе «Интеркосмос», где он выступал воздушным гимнастом, и учеба в Тбилисском эстрадно-цирковом училище по специальности «жонглирование».
- Когда я выпускался из циркового училища, - вспоминает Эрадзе, - ко мне подошла Тереза Дурова и спросила меня, хочу ли я быть дрессировщиком и с какими животными я хотел бы работать? Я ответил: со всеми. И я не лукавил. Попробовав множество цирковых специальностей, я пришел к выводу, что дрессура - это мое. Но в училище не готовят дрессировщиков, потому что этот дар - понимать животных - дается свыше.
Любую свободную минуту Гия посвящал репетициям с непревзойденными укротителями - такими, как Тереза Дурова, Степан Исаакян.
- Я учился всему, впитывал, как губка. Ловил каждое слово, жест, прием, понимая, что быть рядом с такими уникальными артистами - настоящая удача. Это великие личности великого советского цирка. Многих их них уже нет в живых, и я горжусь, что имел честь пройти у них стажировку.
Гия Эрадзе всегда мечтал придумать что-то свое, уникальное - например, объединить танец с дрессурой животных. И в 2000 году его желания воплотились в реальность - именно тогда появился этот уникальный цирковой спектакль. Все начиналось во Владивостоке, и на тот момент в шоу было около 50 животных. За два с половиной часа представления зрителю предоставляется возможность побывать на пяти континентах, совершить путешествие и по африканской саванне, и по прериям Северной Америки, побывать в тропических джунглях. Представление разделено на блоки - каждый показывает флору, фауну, музыку, традиции представляемого континента. Шоу наполнено спецэффектами: лазерами, фейерверками, необыкновенными декорациями и шикарными авторскими костюмами. Всего для спектакля сшито более двух тысяч нарядов - со стразами, настоящими страусиными перьями и камнями. Любопытно, что выпавшие перья собственных птиц не используются. В цирке это считается плохой приметой, поэтому все «импортное».
Гордостью цирка, по словам Гии Эрадзе, является балет. Танцовщиц отбирали по всей стране, по циркам, спортивным школам. Нужны были девочки худые, стройные, красивые, мастера спорта по художественной гимнастике.
- За эти годы у нас уже сложился основной «костяк» труппы. Люди, которые уже настолько сроднились, что и переженились, и детишек народили. У нас уже четыре «опилочных», как мы их называем, ребятенка. Они с нами с грудного возраста на сцене. Так что хоть мы и стареем, но смена растет.
Гия уверен, что в цирке могут работать только по-настоящему увлеченные люди, ведь без полной самоотдачи, самоотречения в цирковом деле никак нельзя.
- У нас очень жесткий график. Далеко не каждый выдержит. Мой рабочий день начинается в восемь часов утра. В половине девятого уже репетирую. За год коллектив меняет восемь-девять городов, а за несколько лет - две-три страны. По 20 - 30 представлений в месяц, а в Москве и до 38 бывает. Плюс постоянная дрессура - животные не должны терять форму и выходить из-под контроля. Цирк - искусство живое.
Мы никогда не бьем животных. Наши животные не замучены дрессурой, они прежде всего «показывают себя». Нет ничего жалостливей зрелища, чем вид забитых животных. Это сразу чувствуется. Зачем унижать животное, заставлять его делать то, что ему не свойственно и не нравится? Я не нарушаю мотивов их поведения, не угнетаю психику и физиологию. Это сложно, но тем прекраснее результат. Нужно иметь огромное терпение, желание, выдержку. Уметь выровнять ситуацию взглядом, жестом, незаметным движением палочки. Должна присутствовать некая внутренняя энергетика. Я работаю на технике, могу сдержать животное без хлыста - голосом и душевным напором. Могу, держа в зубах кусок мяса, покормить льва. Посмотрите на меня, моя комплекция не позволяет назвать меня «грозным большим дядей», которого можно бояться. И этого и не нужно.
артист Росгосцирка Гия ЭрадзеКонечно, бывают разные ситуации. У дрессировщика нет страха перед животными, но есть понимание того, что они в любую минуту могут проявить свои звериные инстинкты и напасть на человека. От этого никто не застрахован. Расслабляться нельзя ни на секунду. Вот недавно обезьяна - самец, с которым Гия проработал шесть лет, - «вдруг» напал на него, схватив за руку. Эрадзе чудом успел втолкнуть его обратно в клетку:
- А сам стою, истекаю кровью, чувствую: теряю сознание. Вокруг - никого. В итоге 23 шва на руке. Но виноват в этой ситуации только я сам. Что-то недосмотрел, допустил ошибку. Животное - оно ведь, как человек. Со своим характером, меняющимся настроением. Ко всем требуется индивидуальный подход.
Люди и звери в труппе Гии Эрадзе работают на равных. Все двигаются, танцуют, поют, создавая национальный колорит того или иного континента. У Гии есть любимый номер, с которого, собственно, он и начинал 19 лет назад, когда вышел на сцену, вальсируя с маленьким пони-пегасом под музыку из фильма «Мой ласковый и нежный зверь». С тех пор он ничего в этом номере не менял, за исключением одного: сегодня на сцену вместо пони выходит большой белый конь с огромными крыльями.
Гия признался, что провел лучшие годы жизни в цирке, отдал и отдает ему все и не жалеет об этом ни минуты. У него уже появились ученики и последователи, которые выходят на сцену с поставленными для них самим Эрадзе номерами. Цирк живет, молодеет и постоянно меняется. И свой «ковчег» Гия Эрадзе готов вести еще долго, пока хватит сил...

Татьяна БЕЛОНОЖКИНА

Вернуться в раздел "ПРЕССА"


Рейтинг@Mail.ru