Вернуться к обычному виду

Цирк - это особая игра иероглифов

ПРЕССА

5 апреля 2010 «Московская правда»

Цирк - это особая игра иероглифов

генерального директора Росгосцирка  Александр Калмыков   Не секрет, что цирк сегодня переживает не лучшие времена, но интерес к нему в последнее время повышенный. И, может быть, не в последнюю очередь в этом сыграли роль «внутренние перестановки сил». В конце прошлого года пост генерального директора Росгосцирка занял народный артист России, профессор Александр Калмыков. Человек он среди цирковых «свой», и надежд на возрождение циркового искусства в связи с этим много. Хозяйство Росгосцирка немалое - 42 стационарных цирка от Калининграда до Владивостока, 78 предприятий, несколько зооцирков, шапито, цирк на воде, цирк на льду... И застарелых проблем накопилось, по словам Калмыкова, выше головы.

  - У меня часто спрашивают: какова ваша концепция развития цирка? Окончательного ответа на этот вопрос у меня пока нет. Она находится в стадии разработки, и по-другому быть просто не может. Только что закончился первый этап реформы, второй же - в процессе подготовки. На днях я встречался с заместителем руководителя Росимущества Юрием Медведевым по вопросу реформирования цирка.

Речь шла прежде всего о ремонте цирков, которые были построены в 1960 - 1970-е годы и сейчас представляют собой печальное зрелище. Но Мингосимущество РФ предлагает нам не торопиться. По его мнению, землю вокруг цирков могут с толком освоить инвесторы: можно создать вокруг зданий мультифункциональные развлекательные центры, которые давали бы городу налоги, а цирку зрителей. Нас просят прописать все варианты инвестиционных возможностей, что, на мой взгляд, и есть ключ к бюджету.

Госбюджету тяжело содержать цирковое хозяйство, и если хотя бы 10 - 15% выделенных денег будет принадлежать области, то местная власть сможет частично помочь восстановлению зданий и близлежащих территорий. Хотя из-за кризиса многие регионы от такой обременяющей «нагрузки», как цирк, отказываются. Калмыков - реалист, хотя все же по-хорошему завидует циркачам Китая, Европы: там четко прослеживается параллель между поддержкой государства и состоянием цирка:

- Логика простая, - добавляет генеральный директор, - если хочешь культуру сохранить, ее надо поддержать хотя бы строчкой в федеральном бюджете. У нас это не всегда понимают.

Росгосцирк существует уже девяносто лет, он прошел и жуткие 1990-е, когда его ломали, разваливали, распускали, делили на рынки и таможенные терминалы, и времена безнадежного безденежья. Но цирк выжил, выстоял, его по-прежнему посещают 10 млн. человек ежегодно, что составляет почти 10% населения России.

- Это говорит о многом, - добавляет Калмыков, - слава богу, от нас больше не требуют полной приватизации всех цирков. Если говорить сегодня о частном цирке, то самый крупный у нас в России «Московский цирк Никулина на Цветном бульваре». Иметь свой собственный цирк - это очень дорогое удовольствие, и вряд ли кто сейчас может вложить 50 млн. евро на одно только здание. А сколько еще надо вложить в программу, декорации, костюмы, содержание...

Сейчас мы чувствуем подъем интереса зрителей и прессы, когда что-то в цирке случается. В основном негативное: кто-то разбился, кого-то разорвали... К сожалению, это факт: цирк и риск живут рядом. У нас все вживую - и трюки, и эмоции. Цирковые - люди особой «породы», и их навыкам нельзя механически научиться в цирковом училище, цирк должен родиться в душе. Ведь недаром считается, что самой тяжелой профессией в цирке является профессия клоуна. Умение рассмешить человека, вне зависимости от его настроения, пола, возраста, дается от природы. И этот дар в генах.

Самое печальное, что мы не ценили этих людей, не берегли. Так случилось с поистине мегазвездой Олегом Поповым, которого называли «русским Чарли Чаплином». И сейчас, когда у него спрашивают, приедет ли он в Россию, Олег Попов отвечает: «Лишь на могилы матери и жены». Его обида понятна, ведь человек, который был удостоен места в Книге рекордов Гиннесса, самый популярный клоун в мире, был признан пенсионером с «окладом» в три тысячи рублей. Хотя дело не в деньгах, а в отношении.

Но самая редчайшая профессия, по мнению Александра Калмыкова, это режиссер цирка. Их по всей земле человек 100 можно насчитать, не более. Найти, подготовить, создать хорошего режиссера - огромная удача для цирка. От режиссера, считает Александр, зависит многое, и в первую очередь построение нового, современного цирка.

- Моя старинная мечта - провести первый Всемирный фестиваль цирковых режиссеров. Такую ярмарку режиссерских идей. Думаю, что это будет интересно. И скорее всего мы осуществим эту мечту в сентябре этого года в Санкт-Петербурге в цирке на Фонтанке.

Уверен, постепенно зрители начинают понимать, что цирк - отнюдь не детское развлечение. Что это зрелище, близкое к театру абсурда, может быть завораживающим, захватывающим от невообразимых эмоций и рискованных трюков действом. Такой перелом в сознании россиян произошел, пожалуй, после гастролей знаменитого Цирка дю Солей, где, кстати, не только большинство наших артистов, но и идей, «выращенных» еще в советское время в нашей стране.

Что радует, есть тенденция по возвращению артистов на родину, тех самых, что уехали 20 лет назад. Но, увы, век цирковых артистов короток, у нас в сорок пять баба «не ягодка опять», а человек, которому пора на пенсию. Но в цирк приходят их дети, и, несмотря на расхожее мнение о том, что цирковые династии стремительно распадаются, цирковые дети каждый год продолжают радовать нас своими фантастическими идеями. И такие знаменитые династии, как Корниловы, Запашные, Багдасаровы, по-прежнему радуют зрителей своими аттракционами высочайшего класса.

Сегодня молодежь совсем не стремится на Запад. Наши гонорары у лидеров стали сопоставимы, и мы будем стремиться к тому, чтобы они росли. Многие артисты имеют возможность зарабатывать самостоятельно, и весьма неплохо: они гастролируют с нашим реквизитом, нашими животными по разным городам.

В начале этого века в шоубизнесе произошла революция. Прорыв во всем - в эстетических вкусах, в приоритетах. А поскольку наша страна была долгое время замороженной, то оттепель только теперь доходит до культуры. И в последнюю очередь - до цирка.

- Нужны новые, свежие идеи. Мы не можем конкурировать с западными цирками по финансам, да и не нужно нам это. Надо гоняться не за деньгами, а за креативом. Их спектакли завораживающей красоты, богатые в постановках, но на уровне трогательности, душевности, они поверхностны и не берут за душу, как умеет делать российское искусство. И нам в этом смысле и карты в руки. Ни в коем случае не нужно идти за ними следом, мы должны предложить что-то совсем другое, парадоксальное. Привнести в цирк 3Dтехнологии, компьютерные новинки, новые виды спорта, ставить спектакли под симфонии Малера и божественную музыку Моцарта... Поиск должен вестись где-то в этом направлении.

Ведь что такое цирк? Это особая игра увлекательных иероглифов, тонкое их переплетение в завораживающий узор, и огромное поле всевозможных вариаций. И при умелой драматургии, постановке номеров, работе наших уникальных артистов, дрессировщиков, клоунов мы не только вернем цирк на его прежние позиции, но и покажем миру новый Цирк, с большой буквы. Цирк как откровение русской души.

Татьяна БЕЛОНОЖКИНА

Вернуться в раздел "ПРЕССА"


Рейтинг@Mail.ru