Вернуться к обычному виду

Теперь его зовут Счастливый Ганс

ПРЕССА

30 июля 2010 «ИЗВЕСТИЯ»

Теперь его зовут Счастливый Ганс

Легенда советского цирка Олег Попов отмечает 80-летний юбилей

   Из 60 лет работы на арене цирка последние двадцать всемирно известный клоун, народный артист СССР живет и работает в Германии вместе с женой Габриэлой. Именно Габи Леманн помогла Олегу Попову пережить трудное время начала эмиграции, предложив ему погостить у нее, пока не нашелся с предложением о дальнейшей работе новый импресарио. Сегодня Габриэла выступает в одной программе с мужем в Большом государственном русском цирке. Зрители-немцы зовут Олега Hans im Gluck, что в переводе означает Счастливый Ганс. О том, насколько счастлив Олег-Ганс на чужбине, специально для "Недели" расспросил юбиляра Александр Томас (Германия).

    неделя: В России вы жили при Сталине - Хрущеве - Брежневе - Андропове - Горбачеве... В Германии - при Коле, Шредере, Ангеле Меркель... Это ж вдуматься только - целая эпоха прошла.

олегПопов: Да, тяжелая была жизнь. Папа работал на 2-м Московском часовом заводе механиком. Как мне рассказывала бабушка, на заводе делали какие-то специальные часы для Сталина и с ними что-то там случилось. Многих работников завода забрали в неизвестном направлении, и папу моего тоже. Он и умер в тюрьме. После чего жили мы с матерью, мягко говоря, бедновато. Потом пришла война... Я все время мечтал наесться. Для этого на Салтыковке продавал мыло, которое варил сосед по квартире. И меня преследовала мечта: когда война закончится, буду есть белый хлеб с маслом и пить чай с сахаром... Еще помню, как во время войны ел кашу, а мама плакала, глядя на меня. Намного позже узнал, что от голода. Она отдавала мне последнее. Потом у мамы был инсульт, после чего она не смогла говорить. Десять лет пролежала парализованной... Какими мечты были? Когда мама заболела - хотел быть доктором. Когда обуви не было - хотел стать сапожником, чтобы мастерить ботинки. Появились самолеты - хотел стать летчиком.

неделя: А стали клоуном?

Попов: Не сразу. 11-летним подростком я был учеником слесаря, в 14 вкалывал наборщиком на полиграфкомбинате "Правда". А после смены занимался акробатикой во Дворце спорта "Крылья Советов" на Ленинградском проспекте. Туда часто приходили студенты из эстрадно-циркового училища. Мы подружились, они пригласили меня на свои репетиции. Мне там очень понравилось. В 1946 году по их предложению я поступил в цирковое училище и окончил его в 1950-м как эксцентрик. С номером "Утренняя гимнастика на проволоке", который на экзамене прошел на ура, меня направили в Тбилиси. А там заметил знаменитый клоун Михаил Румянцев (Карандаш). И пригласил меня в свою программу, где я ассистировал великому артисту. Так я попал в старый московский цирк на Цветном бульваре. Как-то во время отпуска Карандаша меня командировали на гастроли в Саратов. Клоун саратовского цирка заболел, не смог выйти на манеж, и дирекция предложила мне подменить его. После этого и остался клоуном на всю жизнь. И вот уже более шестидесяти лет как другого амплуа и представить себе не могу.

От подзатыльника до искусства

неделя: Клоунада, на ваш взгляд, развивается или существует на повторах?

Попов: Сто и даже пятьдесят лет назад клоуны выходили, чтобы заполнить время, пока разравнивали опилки на манеже. Давали друг другу подзатыльники - вот, пожалуй, и все. А сейчас под хорошего клоуна может делаться целая программа. В конце шестидесятых великий Леонид Енгибаров внес в нее элементы пантомимы... Преобладало то одно, то другое направление. Клоунада не должна стоять на месте. Ведь она вечна, как и цирк.

неделя: Одаренных детей в цирковые училища поступает много, но многие ли из них добиваются чего-то в профессии?

Попов: Талант - это еще не все. Немногие выдерживают ритм и нагрузки, ведь в цирке надо пахать и пахать. Знаю, что в немецких цирках неплохо работают российские артисты: клоун Гагик Аветисян, гимнастка Юлия Урбанович, дрессировщик Юрий Володченков, супруги Екатерина Маркевич и Антон Тарбеев-Глозман, артисты Елена Шумская, Михаил Усов, Сергей Тимофеев, Виктор Минасов, Константин Муравьев, труппы Рокашковых, Журавля и другие артисты выступают искренне и жизнерадостно. Много не менее талантливых молодых российских артистов работает в других зарубежных цирках - таких, как Ронкалли, Дю Солей, Флик Фляк, Кронэ, Кни, Роланд Буш. То, что они творят на манеже, - великолепно.

неделя: Но это на Западе, а как обстоит дело с цирковым искусством сегодня в России?

Попов: Российский цирк все еще находится не в лучшем своем состоянии. Раньше в системе Росгосцирка создавались уникальные номера и программы. А сейчас? Исчезли массовые акробатические номера, исчезает эксцентрика. А где новые имена клоунов? Мне рассказали, какие копейки получают артисты на вынужденном простое. В российской газете "Мир цирка" читаю: "Для работы в Корее требуются клоуны, акробаты". Почему же не предлагается работа в России? Почему сегодня, несмотря на смену руководства, в Росгосцирк не рвутся так, как в Америку, во Францию, в Германию или Китай? Да потому, что не платят артистам той зарплаты, которую они заслуживают. На Западе гонорары в десятки раз выше. Было время, когда ситуация была просто катастрофической, когда многие ведущие актеры, выпускники цирковых школ, подписав контракт, тут же по окончании учебы уезжали за границу. С одной стороны, приятно видеть профессиональное мастерство российской цирковой школы, с другой - горько, что признание к нашим артистам по большей части приходит за границей. Люди, обладающие в России полнотой власти, должны больше уделять внимание цирку и его кадровой системе.

неделя: Неужели все так плохо?

Попов: Конечно, есть и приятные моменты. Я горд тем, что в России и других странах СНГ проводятся фестивали циркового искусства. К примеру, благотворительный фонд Владимира Спивакова пригласил в Москву самодеятельные цирковые коллективы со всей России. Ко Дню защиты детей юные эквилибристы, жонглеры, акробаты и эксцентрики, клоуны, иллюзионисты, дрессировщики показали свое мастерство в цирковом представлении "Солнечный берег надежды", проходившем в стенах знаменитого Училища циркового и эстрадного искусства им. Михаила Румянцева (Карандаша), которое в свое время я окончил. Нет, что-то делается, жаль - медленно очень.

Миллион счастья

неделя: Вы не были в России с 1991 года, не хотите приехать хотя бы на юбилей?

Попов: У меня досада и обида вот тут, в сердце, сидят... Я все годы работы откладывал заработанные деньги на старость и хранил свои кровные в сберкассе. Во времена Гайдара и его команды все сбережения сгорели, остались орден Ленина, три ордена Трудового Красного Знамени, да вот такая пачка грамот. Ну и кому это все нужно? В Германии марку тоже меняли на евро, но все это прошло для граждан страны безболезненно. И припрятанный "чулок" сохранился... Я чуть ли не ежедневно читаю в прессе, что знаменитые российские артисты живут на скромную пенсию, несмотря на то что фильмы и спектакли с их участием не менее популярны, чем 30-40 лет назад. Этих денег, естественно, ни на лекарства, ни на прожиточный минимум не хватает. Но ведь таких людей можно по пальцам пересчитать. Как же можно допустить, чтобы они умирали в нищете и бедствии, как это случилось уже, увы, со многими?

неделя: Интересно, а сколько валюты для бывшего Советского Союза вы заработали в свое время?

Попов: А-а, не хочу считать! Много - миллионы, кажется. Кстати, о миллионах. Вот что случилось на гастролях в Каракасе много лет назад. У меня был очередной день рождения. На арену торжественно вынесли громадный торт со свечами в виде клетчатой кепки. Весь зал затянул поздравительную песню, объявили антракт. Вдруг заходят ко мне в гримерку и говорят: "Сидящий в зале популярный телерепортер прислал вам чек". Беру чек в руки, успел лишь прочитать: "миллион". А руководителем нашей поездки была дама - очень известная и грозная в главке. Она - р-раз! - и выхватывает чек у меня: "Это собственность советского государства! Завтра я сдам чек в посольство". Ну, не буду же я с женщиной спорить. На следующий день она отправилась в посольство, его сотрудники схватили бумажку - и в банк за денежками. Вот смеху-то было! Представители банка чуть пузо не надорвали - какой миллион песо? Там же написано "феличита" - "миллион счастья"! Потом она пришла ко мне вся красная и говорит: "На, возьми обратно". Нет, говорю, я же своему государству зла не желаю...

неделя: В семидесятые годы сплетничали, будто бы ваша коллекция автомобилей едва ли не больше брежневской была.

Попов: Да что вы, за ним разве угонишься! Смешно... У меня сначала был развалюха-"Фольксваген". Потом "Москвич", который украли на второй день, потом еще один "Фольксваген". Какая коллекция?!

неделя: А какая у вас сейчас машина? Вы ведь когда-то увлекались автоделом?

Попов: Я же не показушник, чтобы на каких-то супермашинах ездить! У меня был хороший "Мерседес" - такой маленький автобус, где я возил весь рабочий реквизит. А недавно я поменял его на "Фольксваген", который так же, как и я, родился в июле, правда - пять лет назад.

Яблоки, капуста и сосиски

неделя: Сейчас вы живете просто в райском уголке. Довольны?

Попов: Во время войны мы жили у моей бабушки под Москвой в деревне Обиралово (сейчас это станция Железнодорожная). С одной стороны железной дороги там был поселок, с другой - лес. С тех пор я мечтал поселиться в тихом местечке на природе. Мечта осуществилась здесь, в Германии. Мы с Габриэль живем на горе в красивейшей части баварской Франконии, которую здесь называют второй Швейцарией. Кругом леса, холмы и реки. Я этой красотой не перестаю восхищаться. Здесь растет самая лучшая вишня в Европе. А яблоки висят на деревьях вообще до морозов. Они в эту пору, особенно когда первый морозец ударит, такие вкусные!

неделя: Вы по духу уже европейский человек или все-таки русский?

Попов: А я и сам не знаю... В Германии легко прижиться. Да и условия жизни у меня очень даже нормальные. Если человек думает о завтрашнем дне, много работает, ему просто некогда ностальгировать. Родина, конечно, есть Родина, которую я никогда не забуду. Там похоронены мои предки, моя мама, жена. Там остались мои друзья, родственники, внук у меня в Москве, правнук. Правда, друзья многие умерли уже. Возраст, сам понимаешь... К тому же я не разучился смотреть телевизор и читать газеты. У меня дома установлена "тарелка". Все каналы смотрю - и Москву, и Украину. Всех вижу - и друзей, и врагов. И от российского гражданства я не собираюсь отказываться. В Германии у меня вид на жительство, потому что супруга немка. Если бы вернулся в Россию, может, и не стал бы выступать в цирке, но опыт-то передавать могу! Из ныне живущих у меня самый большой стаж работы на манеже - более 60 лет. Но и нищим я не хочу быть в России.

неделя: Как вы относитесь к немецкой кухне вообще и к немецкому образу жизни в целом?

Попов: Я очень люблю рыбные блюда, немецкие колбаски с кислой капустой и пиво. Но боюсь потолстеть, поэтому стараюсь выпивать лишь раз в неделю. Я говорю себе: "Так нельзя жить - все это есть и пить". Но я не могу от этого оторваться, потому что вкус у этой еды потрясающий. Немцы намного лучше других наций разбираются в еде, кухня у них просто блестящая. А моя Габи готовит не только вкусно, но и красиво. Мужчины не могут в этом состязаться с женщинами.

неделя: На первом этаже вашего дома вы показывали мне свою мастерскую. Что интересного вы сделали там за последнее время?

Попов: Шапку для мага, есть у меня такая реприза. Мой старый цилиндр порядком обносился, нужно было что-то другое придумать. Вот и колдовал над новым головным убором. Хочется, чтобы он был ярким и бросался в глаза. К сожалению, кепки тоже не вечны - я уже штук тридцать износил. Теперь сделал вечную - "металлическую".

неделя: Весь свой реквизит сами мастерите?

Попов: Все - сам! Когда начинаешь заказывать реквизит на стороне, люди не всегда понимают, чего ты хочешь, думают, разговор идет о какой-то безделушке. А для артиста это - орудие производства. Я рад, что у меня есть мастерская. Теперь если я что-то придумываю, то могу, никому не мешая, в любое время прийти в мастерскую и сколько угодно работать. А уж если загорюсь, то могу не есть и не спать - только мастерить.

неделя: Известна ваша любовь к блошиным рынкам. Что для вас немецкий "фломаркт"?

Попов: Для меня не только немецкий "фломаркт", но и все другие блошиные рынки - клондайк. Там я нахожу все, что может пригодиться мне для изготовления той или иной репризы. К примеру, смастерил часы. Выгнул из какой-то железки клетчатую кепку, прицепил свое фото, вставил часовой механизм... И знаешь, они замечательно ходят!

Клетчатая кепка - как дорожный знак

Владимир Дерябкин, клоун и дрессировщик:

- Когда-то я создавал театр медведей. В нем медведи были именно артистами, играли роли, а не просто перемещались от точки к точке, как это обычно бывает на представлениях. Не все оценили затею. Но Попов оценил и заступился за меня на собрании в Новом московском цирке. Если бы не он, наверное, и не было у меня такого театра. Кстати, мой сын Владимир Дерябкин - тоже клоун. И во многом именно Попову обязан появлением на свет. В конце 70-х я был полностью очарован цирком, не до детей было. А Попов мне постоянно говорил: "Нет детей - ничего нет". В конце концов я прислушался к его советам. Недавно сын летал к нему в Германию. Он его принял как родного. Когда Попов отмечал 60-летие, он давал телевидению интервью. Корреспондент спросил, кого он считает своим учеником. И он ответил, что меня. Так приятно было! Попов - человек уникально одаренный. Поэтому и зазвучал на весь мир. Помню, летим в самолете с иностранцами. Они по-русски не говорят. Знают только две вещи: калинка-малинка и Олег Попов. Я считаю, что Россия должна пригласить его обратно. Из-за того, что он уехал, российские клоуны остались без прекрасного учителя.

Рим Раянов, клоун Муля:

- Я не знаком с Поповым лично, но считаю себя его учеником, как и многие мои коллеги. Даже несмотря на то, что последние двадцать лет он не живет в России. Какая разница: русский артист или зарубежный. Это неважно, школа-то остается. А с появлением интернета перенимать знания и умения стало еще проще. Так что с его отъездом больше потеряли отечественные зрители, чем клоуны. Я знаю множество людей, с которыми он работал. И все говорят: мало того что человек талантливый, так еще и легкий в общении. В сравнении с Карандашом особенно это видно - тот был своенравный клоун. Олег Константинович проявил себя и как соло-клоун, и как хороший руководитель клоунской группы. Я не буду сравнивать молодых клоунов и его. Это не спорт, это искусство. Кто-то кого-то копирует и делает это плохо, кто-то копирует и делает это на уровне, а кто-то оригинален, как Попов. Чего стоит только одна его реприза "Солнечный зайчик!".

Александр Олешко, пародист:

Олег Попов - имя нарицательное, его клетчатая кепка - как дорожный знак. Я в детстве его очень любил, и поэтому, когда в 1988 году Попов приехал на гастроли в Кишинев, сделал все, чтобы с ним познакомиться. Я брал его измором, звонил в гостиницу ЦК, говорил ему по телефону, что хочу стать артистом, приглашал его на свой день рождения и в итоге он сам пригласил меня на свой. Помню, я почему-то решил, что самым оригинальным подарком будет альбом с видами Кишинева и пластмассовый виноград. Мне казалось, Попов без этого винограда просто жить не сможет. Что когда он станет смотреть на него, то будет возникать прямая ассоциация: Кишинев, Саша Олешко. Попов подарил мне кучу своих фотографий, плакатов, пожеланий, и для меня это было все равно что в космос полететь. Я знаю, что Кишинев стал последним городом СССР, где он был на гастролях. Я очень благодарен Олегу за внимание, которое он тогда ко мне проявил. Все детство, если я играл в цирк, я делал себе его грим. Мама даже подарила мне белую кепку, которую я собственноручно расшил квадратиками.

Вернуться в раздел "ПРЕССА"


Рейтинг@Mail.ru