Вернуться к обычному виду

Тяжела ли кепка клоуна?

ПРЕССА

3 августа 2010 «Мир НОВОСТЕЙ»

Тяжела ли кепка клоуна?

Клоун Олег Попов   Про таких, как Олег Попов, можно сказать без преувеличения - живая легенда. Парадоксально, но факт: любимый “солнечный клоун” нашего детства не был уже в стране, которую прославил на весь мир, около 20 лет, но трудно найти в России человека, который бы не слышал его имя. Правда, многие думают, что его давно нет в живых. К счастью, это не так.

    Олег Попов живет вместе с женой Габриэлой в крохотной немецкой горной деревушке Эглоффштайн, совсем недалеко от Нюрнберга, практически в лесу. Ведет полузатворнический образ жизни. По магазинам не ходит, немецкий не учит. С женой общается только на русском. Оказывается, человек, рассмешивший миллионы людей планеты, больше всего на свете любит одиночество. Тем не менее, несмотря на почтенный возраст, он все время продолжает творить: придумывает репризы, изобретает в собственной слесарке реквизит, репетирует новые сценки. Ложится за полночь, встает в шесть утра. На вопрос, не пора ли на отдых, который он по-настоящему заслужил, нешуточно вспыхивает: “На пенсию? Мне? Великий Карандаш в 82 выходил на арену и такие штуки выделывал, что от смеха зрителей чуть потолок в цирке не падал! А мне - всего-то 80!”

О том, как он стал клоуном №1, почему не вступил в КПСС, как чуть не угодил за решетку и почему не может вернуться в Россию, Олег Попов рассказал “Миру новостей” в эксклюзивном интервью.

- Олег Константинович, когда двенадцать лет назад мы впервые встретились у вас дома в Эглоффштайне, вы признались, что мечтаете дожить до восьмидесяти и быть в форме, выходить на арену... Значит, эта ваша мечта сбылась, поздравляю!

- Спасибо. И слава богу! Я счастлив. Правда, по проволоке уже не хожу, но активно выступаю. Почти каждый месяц у нас с женой гастроли! Германия, Бельгия, Голландия... Но, клянусь тебе, никогда в жизни даже представить себе не мог, что почти 20 лет из 80 проживу вдалеке от Родины, от своих любимых зрителей, от тех мест, где провел детство, где узнал первый успех...

- Кстати, о детстве. Что чаще всего вспоминаете?

- Детство у меня очень трудное было. Мне больше всего запомнилось, как мы с мамой встречали отца в день получки. Встретишь, мама отберет у него зарплату, а заначку он пропивал. Еще помню, как отец мне шарик подарил, я шел с ним по Ленинградскому проспекту и был самый-самый счастливый на свете. Потом война, хотели эвакуироваться. Голодные, холодные. Я все время в детстве думал: “Хоть бы не умереть от голода”. Сосед мыло варил, а я его продавал на Салтыковке. Тогда у меня была такая мечта: война закончится, и мы с мамой будем пить чай с сахаром, есть белый горчичный хлеб с маслом... Что я больше всего вспоминаю? В первую очередь маму. У нее такая жизнь трудная была, не передать. Помню, я ем кашу, а она смотрит на меня и плачет. Это я потом узнал, почему. Мама тоже была голодная, но отдала свою кашу мне...

- Кем вы мечтали стать в детстве?

- Да кем только не мечтал! Когда мама заболела, я мечтал быть доктором. Когда в футбол играли и соседке разбили стекло - стекольщиком. Обуви не было - сапожником, чтобы у меня всегда ботинки были. Увидел самолет - летчиком. Да господи! В таком возрасте каждый день новая идея. А жизнь все равно свое диктует. Я, например, в одиннадцать лет стал слесарем и этому очень рад. Всем начинающим клоунам я бы советовал специально слесарное дело изучать. Потому что свой реквизит клоун должен делать сам. Вот чем этот дом в Эглоффштайне мне дорог, так это тем, что у меня здесь отличная мастерская. Только что-нибудь придумал, тут же пошел и сделал.

- Как же, занимаясь слесарным делом, вы попали в клоуны?

- Скажу тебе по большому секрету: в цирковую школу я попал из-за... хлебной карточки! Я работал во время войны слесарем на полиграфкомбинате “Правда” и получал 550 граммов хлеба. А в цирковой школе давали 650. Вот эта сотка все и решила. И хотя меня ни в какую не отпускали, все равно ушел. И нашел любимую работу. К счастью! Я сразу же в нее влюбился, можно сказать, насмерть.

В пятидесятом я окончил цирковое училище и придумал свой первый номер. Но его зарубили! Сказали: дескать, “западный”, “космополитический”. И меня отправили в Тбилисский цирк. Там начал выступать гимнастом на проволоке. И сразу... полный провал! Директор Кавсадзе был в ужасе: “Попик, что делать-то?” Я не растерялся: есть, мол, другой вариант - запрещенный. “Москва далеко. Давай!” Второй вариант рванул на ура. Хотя что в нем было такого криминального? Выходил, падал - довольно смешно... Я позже узнал, в чем криминал. Оказывается, режиссер, поставивший этот номер, Сергей Дмитриевич Морозов, был в плену, отсидел. Ну кто-то и написал куда следует: сначала сдается врагу, теперь делает номера с западным душком... Самое удивительное, что вскоре я приехал в Москву на конкурс с этим “запрещенным” номером и занял первое место. Забыли, что ли, про запрет?..

- Почти у всех клоунов - прозвища. Откуда они берутся?

- В детстве у меня было прозвище Жирный. Потом, когда стал клоуном, работал как Чижик, позже - Запоздалкин, в номерах все время “опаздывал”. Потом решил стать просто Олегом Поповым, ничего более сногсшибательного в голову не пришло. Раньше вообще было модно брать псевдонимы, потому что у многих были неблагозвучные фамилии. Иногда хороший псевдоним помогает популярности.

- Яркий пример - Михаил Николаевич Румянцев, знаменитый Карандаш. Если не ошибаюсь, вы же с ним работали.

- Карандаш взял меня к себе в труппу в пятьдесят первом году. Между прочим, именно благодаря ему у меня такая любовь к клоунаде. Вот уж кто был пахарь несусветный - он из цирка почти не выходил. Все время репетировал, репетировал.

- Говорят, якобы его зажимали, не давали званий...

- С Карандашом случай особый. Когда над клоуном смеются в цирке - это понятно. Но когда это преследует тебя в жизни, как это было с ним, постоянное хи-хи, ха-ха, куда ни пойдет... И он, конечно, уединялся. Друзей у него почти не было. Ну и какая радость-то?! Наливай! Когда встал вопрос, давать или не давать Карандашу Звезду Героя Соцтруда, Фурцева сказала: “Да вы что! Он же не просыхает!” А кто тогда не пил?! Она сама была не последняя по этой части... Потом, конечно, ему дали и звание, и Звезду, но с каким скрипом! А ведь в то время никто не пользовался такой популярностью, как Карандаш... Что поделаешь - такое было время! Зритель приходит к тебе с благодарностью за спектакль обязательно с бутылкой. И если ты с ним не выпил, ты не артист, а дерьмо.

Клоун Олег Попов- Но опасно же!

- Да в том-то и дело! Слава богу, у меня была проволока, ну ни капли нельзя, хоть ты тресни. А многие были не в силах отказаться. Прямо перед выходом - бах! - стакан водки - и на трапецию. Это же обалдеть! Такая рискованная работа - без страховки. И не падали... Пили... Никакой организм не выдержит. Вот спрашивают, почему в Москву не приезжаю. А к кому туда ехать - почти все мои друзья умерли. Я своего друга детства как-то встретил, а он та-а-акой глубокий старик! Прихожу домой - и бегом к зеркалу: неужели и я такой? Слава богу, нет. Я думаю: все-таки искусство человека молодит.

- Припомните самый счастливый день Попова - начинающего клоуна...

- Когда умер Сталин, я был в Тбилиси. Цирк мгновенно закрыли. Неделю не работаем, две. Потом разрешили показывать только спортивные номера, без клоунады. Какой смех, когда такой траур?! Через месяц на меня приходит разнарядка: ехать в Бакинский цирк. Приезжаю, директор говорит: “Олег, сиди и не чирикай”. Сижу еще месяц. Наконец траур закончился, директор вызывает: “Давай сегодня рискнем, но только, прошу тебя, тихонечко, без нажима. И без юмора...” Когда я вышел в манеж, такая была овация, которой я давно не слышал, по которой так скучал. И хотя я действительно старался “не нажимать”, это было мое самое лучшее выступление!

- Как рождаются ваши номера?

- Да в том-то и дело, что всегда по-разному. Это же процесс неуправляемый. Раньше мы приезжали в город - и сразу в редакцию. Спрашивали: какие в городе проблемы? Например, мост не построят уже 20 лет, нет свободных мест в вытрезвителе. И высмеивали...

- Известно, что вы так и не вступили в партию. Но почему - это же была обязаловка для артистов такого уровня?

- Во-первых, мой папа в сорок первом году был посажен, в тюрьме и умер. Он работал на Втором часовом заводе, и поговаривали, что якобы он часы для Сталина делал, а те остановились. Не знаю... А во-вторых. Я вообще считаю, что клоун не должен зависеть от какого-то политического курса, он должен все делать по совести. Конечно, меня уговаривали и даже угрожали. Но мне все время удавалось закосить... под придурка.

- А Карандаш был членом КПСС?

- Нет!!! Никулин - да. Поэтому и стал директором цирка.

- Тем не менее вы были артистом супервыездным. Интересно, на вас кагэбэшное досье было?

- Наверняка! Но если бы там было нечто “этакое”, для меня сразу перекрыли бы все границы... Могу сказать, что с органами у меня всегда были самые теплые отношения.

- Русский артист за границей в те годы всегда был подвержен соблазнам. Красивая сытая жизнь, рестораны, случайные половые связи, предложения остаться на Западе... Было?

- Может, и было! Зато дураков хвастаться этим не было. Только пикни среди своих же...

- Стукачи?

- О-о-о!!! Еще какие! В труппе их все знали. И поэтому вели себя очень осторожно. Столько хороших артистов погорело на ерунде. У нас один чудак, вылетая из Парижа, завернул свои старые ботинки в газету “Русская мысль”. За это он больше ни разу в жизни никуда не выезжал. И рухнула карьера. А был ведь очень талантливый акробат - из труппы Давейко...

- В семидесятые годы ходили разговоры, будто бы ваша коллекция автомобилей едва ли не больше брежневской...

- Брежневской?! Ха-ха-ха!!! Да за ним разве угонишься! Смешно... У меня сперва был развалюха-”фольксваген”. Потом “москвич”, который украли на второй день, потом еще один “фольксваген”. Какая коллекция, попробуй зарегистрируй в ГАИ вторую машину! Сразу скажут: “Иди-ка сюда, голубчик! На какие такие шиши?”

Клоун Олег ПоповВ детстве я коллекционировал марки. Помню, вышел покататься на лыжах - и лыжи на марку поменял. Мама меня так ругала! Короче, о марках пришлось забыть. Позже я коллекционировал бутылки из-под водки. Насобирал штук 200-300 разных стран и народов, даже американская бутыль с этикеткой “Попов” была. Охладел. Стал собирать меню ресторанов. Собрал целый ящик неподъемный. Потом иконы, самовары... Вообще это интересная штука - коллекционирование: какая-то забота, интерес, новые знакомые. Крутишься, вертишься, там поменял, здесь, туда-сюда. Нашел то, что искал, и счастлив. Великая вещь! Сейчас ничего не коллекционирую. Когда уезжал из России, ничего не взял с собой. Только цирковые реквизиты.

- Вы клоун №1. С первыми лицами государства приходилось встречаться? Скажем, на праздниках, банкетах?

- Нет. Только в цирке. Бывало, директор прибегает, весь дрожит: “Т-т-там в п-п-правительственной л-л-ложе кто-то сидит... Д-д-давай, ка-а-акак следует!” Почему как следует? Буду работать как всегда.

- А вас могли упечь за решетку?

- Запросто! И меня, и Никулина тянули по “делу Калеватова”. Калеватов, генеральный директор Союзгосцирка, попросил меня привезти из-за границы диктофон. Разумеется, я не мог отказать. Никулин подарил ему, кажется, часы. Разве это повод, чтобы меня, например, телеграммами вызывать из Сочи, где были полные аншлаги? Таскали на Петровку, 38! Крутили-вертели. Следователь спрашивает: “Вы давали взятку Калеватову, чтобы ездить в загранпоездки?” Я говорю: “Зачем мне давать взятку? Во-первых, я самую большую ставку получаю. Во-вторых, меня не посылают за границу, а просят поехать. Это мне нужно взятку давать, чтобы я согласился!”

- В так называемые годы застоя на Западе вы были как бы визитной карточкой СССР, а на родине - всенародным любимцем. Скажите честно: пользовались?

- Однажды звонят из Краснодара: “Олег, мы так хотим тебя видеть, приезжай на 2-3 дня. Гонорар - называй любую сумму. Когда выслать самолет?” Раньше таких разговоров не было. Корабль давали - на выходные по Волге покататься. Придешь на завод, что-то на станке сделать надо для репризы, никогда не отказывали. Уважение, любовь я чувствовал, но никогда лишнего себе не позволял.

- Вы давным-давно придумали свой сценический образ - рыжий парик и кепка. Это правда, что на Западе ее прозвали - “кепка №1”, “паспорт СССР”, “поповка”.

- Ха! Да. А во время моих гастролей в Париже даже устроили их сезонную распродажу - раскупили все! Кепку я нашел в 53-м году на “Мосфильме”. Снимался цирковой фильм “Арена смелых”, там была маленькая сценка на пляже, для нее я и присмотрел эту кепку. С тех пор не расстаюсь... Штук тридцать уже износил. Надоело. Теперь сделал вечную - металлическую.

Клоун Олег Попов- Не тяжела ли кепка... Олега Попова?

- Да не чугунная же она. Есть такой материал - металлика. Очень прочный.

- За многие годы вы рассмешили миллионы людей. Любопытно: а сами вы когда-нибудь плакали от счастья?

- Это было в Монте-Карло, когда я получил “Золотого клоуна”. 1984 год. Ты понимаешь, у нас постоянно все через одно место... В этот день нам вручали премию. И в этот же день в Польшу вошли советские войска. Но мы-то ничего не знали! Нас отвезли в Ниццу, дали какие-то деньги на сувениры, обещали прислать автобус. Час ждем, два, три - автобуса нет. А нам выступать... Как добирались - неописуемо. И когда мы вошли в зал, у организаторов шары на лоб: откуда они взялись? Дальше - хуже. Выхожу со своим номером - фонограмму не включают, оркестр играет другую музыку, осветитель вместо меня освещает прожектором стены. И тут... Публика есть публика, все чувствует, видел бы, как она своими аплодисментами меня поддерживала. Вечером получаю своего “Золотого клоуна”, и тут как накатит! Я рыдал, рыдал, рыдал... Потому что было такое напряжение. Я думал: ну за что? Политику делают политики, а мы, артисты, должны отвечать.

- Марсель Марсо сказал, что вы самый великий клоун, которого он видел в своей жизни. Интересно, кто, по-вашему, самый-самый?

- Если у нас, то, на мой взгляд, лучше Карандаша никого не было. Карандаш-то сам по себе маленький был, смешной. Ой, какой же он был смешной! Ну просто умора. Еще был Мусин. Очень хорош был рыжий клоун Мусля. На Западе мне нравились Фортелини, Франческо - прекрасные артисты традиционной клоунады. Ну а самый-самый великий, разумеется, Чаплин. Он вне конкуренции... В сороковые годы, когда у нас в прокате появились его фильмы, я не пропустил ни одного. И никогда не думал, что мы с ним познакомимся.

- Вы были знакомы?

- Это было в 64-м. Во время гастролей по Италии мы узнали, что в Венеции отдыхает Чарли Чаплин, и решили пригласить его на представление. Чаплин вышел к нам в белом костюме. Мы не знали английский, он - русский, но мы полчаса разговаривали. Не знаю о чем, но все четверо просто помирали со смеху!

- Самый курьезный случай в вашей жизни.

- О! Это было в Японии. Мы очень дружили с Волжанским, царство ему небесное. Умелец был редкий, левша. По сей день подъемно-спусковой аппаратурой в Цирке на Цветном бульваре, которую он сделал, с успехом пользуются и будут еще пользоваться не менее ста лет...

Мы с ним ходили по улицам, хотели купить по модной курточке, в таких сейчас рокеры на мотоциклах гоняют, на крупной молнии. Заходим в магазин, знаками показываем: нужна куртка, вжик-вжик, крупная молния! Продавец-японец вылупился, ни бельмеса не понимает. Мы опять: по животу - вжик-вжик, вверх-вниз. Наконец вроде дошло, схватил мотороллер и укатил. Через полчаса прилетает, улыбка до ушей. Протягивает коробку какую-то. Мы, радостные, открываем, а там нож для... харакири.

- Известно, что ваша первая жена - скрипачка по образованию. Как же вы познакомились?

- Александра была очень красивая. Мы познакомились в цирке в 1952 году. Она пришла к какому-то парню, мы сидели в гардеробной. Я ему говорю: “Хотя бы мороженое ей купил!” Ну так, в шутку. А он: “Иди и сам покупай”. Я пошел и купил. Потом мы поженились, родилась дочь Ольга.

- Значит, в жизни вы мужчина серьезный: угостил мороженым - и сразу женился!

Клоун Олег Попов- Несмотря ни на что, в личной жизни я был счастлив. Я ведь и первую свою жену любил, и вторую люблю. Александра еще во времена СССР умерла от рака. Год, по русскому обычаю, я был в трауре. Потом вот Габриэла, Бог дал.

- Насколько я знаю, история вашей встречи очень необычная.

- Это было в 1990 году. Она приехала из Германии в Австрию специально посмотреть на меня. Билетов не было, мест тоже. Но она прошла, стояла на проходе. Я раз вышел, два, три. Стоит. Говорю: дайте же ей стул из моей гримерной. В антракте она пришла с программкой за автографом. И я, уж сам не знаю почему, попросил у нее телефон... С помощью переводчика выучил две фразы на немецком языке - “добрый день”, “как вас увидеть”. И позвонил. Она отвечает: “Я приеду”. А так получилось, что наш импресарио нас бросил, денег не заплатил. Что делать? В этот момент приехала Габи. И забрала меня вместе с реквизитом. Ей не было тридцати, мне - шестьдесят. Через два года мы сыграли свадьбу. Раньше мы выступали вместе с дочерью Ольгой (она цирковая танцовщица на проволоке), но она ушла из цирка - живет под Франкфуртом. Теперь я работаю с Габи.

- Намечалась цирковая династия. Внук не пошел по вашим стопам?

- К сожалению, Женя продолжить мою профессию не захотел, хотя я его долго по манежам за собой таскал, все думал, из него толк выйдет. Он сейчас живет в Москве (там у него свой бизнес), в моей квартире, у него родился сын. Так что я уже прадедушка!

- Ваши друзья и коллеги в России не считают вас предателем?

- Какой же я предатель?! Мы здесь работаем по контракту! Гражданство я менять не собираюсь, у меня был и будет только один - русский паспорт.

- Значит, не вернетесь никогда?

- Почему нет? Там похоронены мои предки, моя бабушка, моя жена. Хоть на могилы сходить... Если бы я вернулся, может, и не стал выступать, но опыт-то передавать могу! Или. Разве я не смог бы быть директором Цирка на Цветном? Ну ладно, был Никулин, но почему после него - его сын директор? Он же к цирку никакого отношения не имеет! Из ныне живущих у меня самый большой стаж работы в манеже - 60 лет. Народный артист. И награды у меня - орден Ленина, три - Трудового Красного Знамени, несмотря на то что я беспартийный... Помню, у меня было сильное воспаление легких. Но директор плачет: выручай, все билеты проданы. Разве я мог отказать? Привозили, я на уколах выступал, а на улице поджидала “скорая”. И опять в больницу...

Сейчас поневоле думаешь, зачем я это делал?! Всю жизнь думал о старости, о том, что когда-то мне будут кранты, деньги какие-то откладывал на книжку. И пришло время - все это лопнуло. Государство забрало у меня все, что я собирал 45 лет! Ну я понимаю - война, катастрофа, катаклизм, метеорит упал. Пожалуйста! Но в мирное время обобрать как липку и говорить, “чего в Москву не приезжаете?”. Не хочу быть на родине нищим!

- Сегодняшняя Россия глазами клоуна - это смешно?

- Смех сквозь слезы... Обидно все это наблюдать! Мы какие-то проклятые, что ли? Богом забытые? Ведь талантливый народ!

- Карандаш подписал вам фотографию: “Желаю достичь большего, чем я”. Добились?

- Я думаю, добился. Почему? Открываю однажды Книгу рекордов Гиннесса и вдруг нахожу свою фамилию. Думаю: что я такого рекордного сделал? А там написано: “За большую популярность как на Западе, так и на Востоке”. Если верить книге, это большая редкость.

- И последний вопрос. Что бы вы передали через нашу газету почитателям вашего таланта?

- “Я ВСЕХ ВАС ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ! ОЛЕГ ПОПОВ”.

- А вам пожелаем здоровья, долголетия...

- Точно! А все остальное - купим! Спасибо.

Андрей Колобаев

Вернуться в раздел "ПРЕССА"


Рейтинг@Mail.ru