Вернуться к обычному виду

От Олега Попова Новосибирску

Опубликовано: 15 Ноября 2012  |  Источник: Вечерний Новосибирск Возврат к списку

От Олега Попова Новосибирску

С 26 по 28 октября в Новосибирском государственном цирке пройдёт ежегодный фестиваль детских цирковых коллективов. Знаменитая кепка Олега Попова станет самым раритетным подарком его участникам

d004.jpgВ гардеробе «Солнечного клоуна» его знаменитая кепка появилась очень давно, около 40 лет назад. Олег Попов нашел ее в костюмерной «Мосфильма». «Смотрю: лежит, ни­кому не нужна. Вот я и взял поно­сить», — вспоминал он историю по­явления главного атрибута своего имиджа.


С тех пор броская кепка стала фирменным знаком комика. А те­перь она переедет в Новосибирский цирк. Известную на весь мир клет­чатую кепку вместе с другими по­дарками передаст друг и пресс-атта­ше Олега Попова Александр Томас. По его словам, клоун уже сшил себе новый головной убор. Из Новоси­бирска Попов попросил своего дру­га привезти соленого масла, ржано­го хлеба и розовой пудры для гри­мирования лица. В Германии этих «драгоценных» товаров не продают, пояснил он. К сожалению, сам ар­тист приехать в Новосибирск не сможет, потому что в это же время он будет в Китае, где примет учас­тие в качестве члена жюри между­народного фестиваля циркового ис­кусства.


Сегодня мы публикуем выдерж­ки из интервью, которое Александр Томас взял у легендарной личности специально для «Вечернего Новоси­бирска».


В СССР не было музея восковых фигур, где бы были увековечены зна­менитости, зато были детские иг­рушки. Наверно, это удивительное признание и доверие (особенно в те времена) — приучать детей к мысли, что «Олег Попов» — это марка хоро­шего настроения. Вряд ли в мире найдется много клоунов, которые могут похвастаться именной куклой, продававшейся в магазинах, и запи­сью в Книге рекордов Гиннесса: «За большую популярность как на Запа­де, так и на Востоке». Если быть точ­ными, то такой клоун только один. Немецкая публика называет его «Счастливым Гансом», другие — «Солнечным клоуном», а в паспор­те — по-прежнему российском — на­писано знакомое всем имя: Олег Константинович Попов.


Между тем уже более 20 лет он живет в Германии в небольшой не­мецкой деревушке под Нюрнбер­гом вместе с женой. Именно Габри- эла Леман помогла пережить труд­ное время развала Советского Со­юза, предложив ему погостить у нее, пока не нашелся с предложе­нием о дальнейшей работе новый импресарио. На гастроли в Голлан­дию они поехали уже вместе, вско­ре став мужем и женой. Сегодня вместе выступают в одной цирко­вой программе.


Как стать клоуном

— В юности я пошел работать учеником слесаря на полиграфкомбинат «Правда», — вспоминает Олег Попов. — Мне тогда 14 лет было. Я очень рад, что освоил эту профес­сию. Я бы всем начинающим клоу­нам рекомендовал быть немного слесарями, потому что тогда они смогли бы делать себе реквизит... А еще я занимался в Московском Дворце спорта «Крылья Советов» в кружке акробатики. К нам часто приходили студенты из циркового училища. Я познакомился с ними, и они пригласили меня к себе на ре­петицию. Мне сразу же понрави­лось, и в 1944 году я поступил в цир­ковое училище, а в 1950-м закончил его как эксцентрик на проволоке. Был направлен на работу в Тбилис­ский цирк, но я там не задержался. Нет-нет, меня не выгнали. Просто руководство тогдашней советской Грузии посчитало, что мой номер «попахивает» космополитизмом...



Я попал в старый цирк на Цветном бульваре, где в то вре­мя выступал знаменитый Ру­мянцев-Карандаш, — про­должает Олег Константи­нович. — Выступал тогда как эквилибрист-комик на слабо натянутой про­волоке. Так случилось, на гастролях в Саратове клоун саратовского цир­ка Боровкин сломал реб­ро, и дирекция предло­жила мне подменить его. Мы с директо­ром поехали в больницу. Объяснили ему ситуацию. Он выслушал, протянул ключи от гардеробной и сказал: «Бери все, что нужно. Желаю успехов!» Так я стал клоуном.


— Клоун, наверное, профессио­нальный долгожитель по сравнению с другими цирковыми артистами, ухо­дящими на пенсию в 30лет?


В принципе клоуны работают долго, хотя с арены все уходят по-разному. Карандаш — в восемьдесят, Никулин — в шестьдесят... Но ведь и акробаты, уходящие на пенсию в тридцать лет, как правило, остаются в цирке. Кто-то из них идет в дрессу­ру, кто-то к нам, в клоунаду... Можно выйти на пенсию, но оставить цирк очень сложно. Он притягивает своей «душой» на всю жизнь.


Перелистывая годы


- Как вам удается сохранять от­личную форму?


Ты не первый, кто мне намека­ет на то, что для своих лет я слишком хорошо сохранился. Славу Богу, по­ка я полон энергии и по сравнению со многими своими ровесниками чувствую себя неплохо. Я особенно не ощущаю возраста, хотя чисто фи­зически того, на что был способен, к примеру, лет в 20, теперь сделать не смогу — даже пробовать не буду. А секрет отличной формы в том, что материально я ни в чем не нуждаюсь. Поскольку я живу не на пенсию, я не терзаюсь мыслью: «Что кушать зав­тра?». Уверенность в завтрашнем дне — вот залог отличной формы. Здоро­вьем меня Бог не обделил. И уж тем более не ощущаю себя человеком, дожившим до такого возраста. По­смотри на меня, неужели еще есть вопросы?


- Это ж вдуматься только! Ведь вы — целая эпоха в нашем сознании.


Да, это и вправду немного удивляет: Сталин — Хрущев — Брежнев — Черненко — Андропов Горбачев. И при этом... Кеннеди, Рейган. А в Германии: Гельмут Коль, Герхард Шредер, Ангела Меркель, кто следующий... Вот та­кая мировая политическая палитра того и нынешнего времени... Ста­линское время, потом детство и юность: страх, голод, холод... Время, уносящие тысячи жизней либо в лагеря, либо на войну, но в любом случае почти наверняка на смерть. Оно не обошло своей косой и нашу семью, зацепив прежде все­го родителей. Папа работал на вто­ром Московском часовом заводе механиком, и, как мне рассказыва­ла бабушка, на заводе делали ка­кие-то специальные часы для Ста­лина, и с ними что-то там случи­лось. А посему многих работников завода забрали в неизвестном на­правлении, и папу моего тоже. Он и умер в тюрьме.


У нас была тяжелая жизнь. Жи­ли мы с матерью, мягко говоря, бедновато. Потом пришла война... Я все время мечтал наесться. Для этого на Салтыковке продавал мы­ло, которое варил сосед по кварти­ре. И меня всегда преследовала мечта: когда война закончится, буду есть белый хлеб с маслом и пить чай с сахаром... Еще помню, как во вре­мя войны ел кашу, а мама плакала, глядя на меня. Намного позже уз­нал, что от голода. Она отдавала мне последнее.


—Насколько, на ваш взгляду Германия близка России?


—Во время прошедших событий в Южной Осетии я, конечно, переживал, как отразится этот конфликт на взаимоотношениях Германии и России. Слава Богу, они остались дружественными. Да и последние визиты руководителей обеих стран проходят, как говорят, на высшем уровне. Мне кажется, что слишком многое связывает нас с обеими этими странами. Я, например, живу в Германии, здесь же живут моя дочь и внучка. А внук с семьей живет в России. У многих моих соотечественников там остались родственники, друзья и коллеги. Хотелось бы продолжения сотрудничества между Германией и Россией, а не возврата к холодной войне. Я считаю, что Германия очень близка по духу России. Вроде бы непохожие нации, но тем не менее у нас масса общего. Мне очень нравится отношение к труду в Германии. За время моего проживания в этой стране со многими людьми пообщался и убедился в том, что здесь уважают любой труд. Хоть улицы подметай, хоть мусор вывози. Труд — это не стыд. И еще. Если вы оказались здесь, в Германии, уважайте эту страну, не нарушайте ее законов и правил, учите язык, но ни в коем случае не забывайте свою культуру, менталитет и родной язык.


На все руки мастер


— Известно, что многое для своего реквизита вы мастерите сами.


— Все — сам! Когда начинаешь заказывать реквизит на стороне, люди не всегда понимают, чего ты хочешь, думают, что разговор идет о какой-то безделушке. А для артиста это - не безделушка, а орудие производства. Я рад, что у меня есть мастерская. Теперь если я что-то придумаю, то могу, никому не мешая, в любое время пойти туда и сколько угодно работать. А уж если загорюсь, то могу не есть и не спать, только мастерить. Главное, чтобы интересно было.


—Вы вообще когда-нибудь отдыхаете?


— Мне, Льву по гороскопу, — 82 года...


— Не верю!..


— И я не верю, поэтому никогда не отдыхаю. А чтобы днем прилечь поспать — да ни за что! Жизнь настолько хороша, что я не могу воровать у себя дни и часы. Я ложусь очень поздно и очень рано встаю, ведь мне нужно Чудо (собаку. — Ред.) выгуливать. Отдых — это не для меня.


— О чем вы мечтаете сегодня?


— Сегодня у меня смешанное чувство. С одной стороны, слава тебе, Господи, дожил до 82-х. С другой - вроде как и отдохнуть пора... Но я на пенсию не собираюсь. Пока я еще могу работать, надо работать. Все, что можно было взять от жизни, я получил. У меня нет осадка, что что-то не так сделал. Нужно быть оптимистом, уметь радоваться жизни и благословлять Бога, судьбу за каждый подаренный день, за луч солнца, за глоток воздуха, за цветы, которые стоят на столе, за возможность выходить на манеж и радовать зрителей. Ведь я еще нужен публике. Руки-но-ги двигаются, голова работает, почему бы и нет? Но как только я почувствую, что больше публике не нужен, то, конечно, уйду....



Рейтинг@Mail.ru