Вернуться к обычному виду

В.В. Головко. Как взлетел Мишка

Опубликовано: 3 Декабря 2012  |  Источник: Тверская, 13 Возврат к списку
- Вилен Васильевич, с чего все начиналось? Как вы стали таким режиссером-постановщиком, у которого учились все другие мастера?

- Все имеет свое начало. Начало моего вхождения в профессию - это попытка поступления во ВГИК. С юности мечтал стать режиссером. Тогда набиралась группа к известному мастеру Сергею Юткевичу на факультет режиссуры. Дошел до третьего тура, а дальше - стоп. Юткевич сказал честно: «Я бы многих из вас взял в свою группу, вы достойны, но видите, какие серьезные черные автомобили стоят у наших стен, протекция, к сожалению, еще не изжита». Мне посоветовали попытать счастье в цирковом училище, потому что приемные экзамены уже везде были закончены. Так и сказали: «Иди в артисты цирка!» - ведь я серьезно занимался гимнастикой, работал по программе мастеров. В училище предложили показать, что умею. Показал упражнения на кольцах. Мне сказали: «Вы уже поступили!» И стал я учиться на воздушного гимнаста. Думал, год отучусь, потом снова отправлюсь во ВГИК.

- Отправились?

- Да вы что! Цирк - это такое место, откуда уже не уходишь. Забирает на всю жизнь.

- Творили чудеса в воздухе?

- А как же! Работал с номером «штейн-трапе» - на трапеции с мячами под куполом. Номер, признаюсь, очень сложный. Стоишь на вращающейся трапеции на ногах, на руках, на голове и работаешь с мячом - ты и гимнаст, и жонглер одновременно. Замечу, что раньше этот номер никто не делал. Стал лауреатом Всесоюзного конкурса артистов цирка.

- А мечта о режиссуре не умерла?

- По-прежнему тянуло к большим замыслам, тематическим представлениям. Затем окончил отделение режиссуры цирка в ГИТИСе. Когда был студентом, тянулся к интересной работе, о которой мечтал.

- Тогда вы и познакомились с большими артистами?

- Вы не ошиблись. Однажды меня к работе в Доме культуры в районе на Беговой пригласили Алик Левицкий и Сергей Михалков, которые написали сценарий для Леонида Утесова. Режиссера не было, а к концерту надо было готовиться. Левицкий сказал: «Вот привел вам юный талант!» Михалков отметил: «Молод, неопытен, но придется рискнуть. Все мы так начинали». Но главным был все же Утесов, который решал, кого можно привлечь к своей работе. А дирижером был Котик Певзнер, к мнению которого прислушивались, даже Утесов… - Я знал Константина Певзнера, это был выдающийся музыкант… - Так вот, Котик предложил - берись! И я взялся готовить начало будущего действа. Решил рискнуть, предложив переложить на джаз Первый концерт Петра Ильича Чайковского. От моей смелости все оторопели. Но Певзнер не растерялся, сделал аранжировку. А вели все это дело Маша Побинцева и Страубе, которые написали свою текстовую часть. Когда прозвучало начало, Утесов, сидевший в зале, замер и прослезился. Он поинтересовался: «Кто создал такое начало?» Ему чуть ли не хором: «Головко!» Утесов решил: «Пусть делает все!» Так я стал знаменитым в столичных кругах. Мне потом говорили бывшие на репетиции люди, что, когда прозвучала музыка, у них мурашки по коже пробежали, но ничего - обошлось!

- У вас много знаменитых работ. Какие запомнились особо?

 - Спектакль «Земля чудес» по мотивам произведений поэта Олжаса Сулейменова, который готовили в Алма-Ате. Полтора года готовили - одевали артистов в меха, парчу, меня вызывал руководитель республики Кунаев, интересовался, как идут дела. Все уже было готово к премьере, все шесть новелл готовы, как вдруг выходит в свет партийное постановление о национализме в творчестве Сулейменова. Меня вызывает министр культуры Казахстана, который раньше был акыном и играл на домбре, и говорит: «Надо взять за основу стихи другого поэта». В молодости я был резким. Не удержался тогда и брякнул: «Я вас не учу на домбре играть, и вы меня не учите режиссуре. Возьмите мне билет на самолет, я улетаю домой, в Москву». На премьеру никто из партийного руководства республики не пришел.

- Но потом, помнится, за поэта заступился Леонид Ильич Брежнев…

- Примерно через месяц Брежнев во время своего выступления сказал, что Сулейменов - великий поэт Казахстана, поэтому надо прощать ошибки, которые бывают у творческих людей. Мы поехали вместе с Олжасом на Медео отмечать снятие опалы. Там было много казахов. Он сразу поднял за меня тост: «Выпьем за Вилена Головко - единственного русского, который не предал меня в трудную минуту, когда все казахи меня предали и разбежались».

- Вилен Васильевич, у вас было много успехов. Какой еще особо запомнился?

- Номер «Журавли», который объехал почти весь мир и завоевал «Золотого клоуна» на фестивале в Монте-Карло. С ним работает мой сын, ставший хорошим воздушным гимнастом.

- Но в истории осталось много ваших режиссерских работ, к примеру, открытие и закрытие Олимпиады в Москве в 1980 году. Для того времени это было что-то эпохальное. Это отмечали в первую очередь иностранцы.

- Там был фрагмент, за который отвечал я. Огромное число цирковых аттракционов и номеров одновременно двигалось по всему полю Лужников. Зрители аплодировали стоя. На закрытии цирковая кавалькада - там были огромные надувные клоуны - выступала ровно 18 минут.

- А потом взлетал наш всемирно известный Мишка?

- Там было много сложностей. Полет Мишки придумал художник Рафаил Казачек. Представляете, наш любимец упорно не хотел взлетать. Во время репетиций меня вызывал генерал КГБ, который задавал важные вопросы. Потом мне пришлось подписать бумагу, если что-то случится, всю ответственность я беру на себя. Когда Мишка улетел на Воробьевы горы, пришлось его ловить.

 - После Олимпиады «Лужники» стали самой главной площадкой страны.

- Мы уже осваивали олимпийский стадион. Не пропадать же добру? Я ставил там спектакли с Аллой Пугачевой - «Пришла и говорю», с Расулом Гамзатовым - «С любовью к женщине», новогодние елки. Собирали на стадион тысячи зрителей.

- Вилен Васильевич, не жалеете, что не пришлось все же работать в кино?

- Нет, не жалею. Ведь что сказал, отправляя меня в мое будущее, выдающийся кинорежиссер? «Кино - это, в сущности, парад аттракционов. Снимешь, соберешь, а потом всех выставишь из монтажной, сидишь с монтажницей и отбираешь кадры, эти аттракционы, в ряд и делаешь фильм. Все в твоей голове!»

- А из той группы, которой удалось поступить во ВГИК, кто-нибудь все же стал кинорежиссером?

- А знаете - никто. Вот такая странная и нелогичная история случилась в моей жизни.

Рейтинг@Mail.ru