Вернуться к обычному виду

Дрессировщик Александр Иванов: «Медведи сами подсказывают нам трюки»

Опубликовано: 4 Июня 2013  |  Источник: Ярославский регион Возврат к списку
Сегодня в Ярославле начались гастроли артистов Росгосцирка с программой, звездами которой стали медведи-канатоходцы. Заслуженный артист России Александр Иванов рассказал корреспонденту «ЯР», как научить хищников балансировать без страховки на высоте до пяти метров.

– Александр Михайлович, вы много лет выступали как канатоходец. Почему решили заняться дрессурой?

– Я из цирковой династии. Ходить по канату начали мои родители. У них было много авторских трюков. Отец, например, первым прошел по наклонному канату. Я тоже экспериментировал. Но в этом жанре сложно придумать что-то новое. Когда мы исчерпали его возможности, стали думать, чем заниматься дальше. Кто-то предложил: «А что, если научить медведей ходить по канату?» Большинство известных дрессировщиков покрутили пальцем у виска: «С ума сошли, что ли? Помучаетесь немного и бросите это дело!» Потом они признали, что заблуждались.

– Кто был первым артистом среди косолапых?

– Первый медведь появился у нас случайно в 1977 году. Мы тогда работали на Дальнем Востоке, и в один прекрасный день военные моряки принесли в цирк крохотного медвежонка. Оказалось, что в лесу случился пожар и малыш остался без мамы. Мы назвали его Чубчиком и заботились о нем как о ребенке, а месяцев с трех начали с ним заниматься. Сначала просто гладили, гуляли по цирку, чтобы он не боялся ничего. Спустя какое-то время Чубчик уже вставал на задние лапы по команде «Оф!». Ну и пошло-поехало.

– Сейчас ваши питомцы ходят по канату и с человеком, и самостоятельно. Легко ли было их этому научить?

– На самом деле все просто. Чтобы животное не травмировать, мы сначала натягиваем канат на минимальной высоте. Поскольку медведь еще не умеет балансировать, мы ему помогаем переставлять лапы. Потом отпускаем, и он идет без посторонней помощи. Затем поднимаем канат выше и выше. И так на протяжении года. Самое главное – понимать, что зверя бесполезно насиловать, надо делать все в форме игры. Вот мишка залез на канат, а мы его печеньем или сгущеночкой угостили, и он сразу смекнул: ага, чем дольше я продержусь, тем больше сладкого получу.

Иногда медведи сами подсказывают новые идеи. Помню, мы репетировали номер, когда один человек идет по канату и держит на плечах другого. Какой-то мишка внезапно вырвался из рук, вскарабкался по лестнице на аппарат и тоже приготовился идти. А парням-то бедным деваться некуда было, вот они и пошли втроем! Так появился новый трюк.

– В прошлом году в Ярославль приезжали представили знаменитой династии дрессировщиков Филатовых. Один из них заявил, что медведь – это самый опасный хищник в цирке.

– Верно подмечено. Тигр, допустим, если ему что-то не понравилось, будет рычать, шипеть. А медведь никогда не подаст виду, что раздражен. Вот стоит он рядом с вами и вдруг набрасывается и за считанные секунды подминает под себя! Спровоцировать зверя может что угодно: где-то дверью хлопнули, лампочка лопнула, кто-то крикнул. То есть он даже не со злости, а банально испугавшись, может травмировать человека. Первое время меня и царапали, и покусывали. Задача дрессировщика – воспитать животное так, чтобы на несколько шагов предвидеть его возможные действия.

– Порода имеет значение?

– Все медведи – балансеры очень хорошие, как выяснилось. Но гималайцы живут в горах, поэтому у них особый талант. Высоты они не боятся, а значит, к канатоходству более приспособлены. Бурые медведи гораздо осторожнее, зря не лезут никуда, двадцать раз все проверяют. Однако гималайцы капризные, а бурые стабильно работают. Тот же Чубчик был гималайцем, но в конце концов мы сделали выбор в пользу бурых.

– А звездной болезнью ваши подопечные страдают?

– А то! Маше нашей 12 лет. Где она только не выступала! Маша прекрасно понимает, что она звезда. Бывает, встанет не с той лапы, поленится или порычит. У нас пять медведей, и все разные по характеру. Но свою работу каждый из них выполняет на «отлично». За это мы их и любим.

Рейтинг@Mail.ru