Вернуться к обычному виду

Не сажайте цирковых животных в концлагерь

Опубликовано: 1 Июля 2013  |  Источник: Московский Комсомолец Возврат к списку
Ситуация вокруг "цирка с животными" накалена до предела. Артисты не чувствуют себя в безопасности и переживают за судьбу своих четвероногих артистов.

— Нам угрожают физической расправой, — говорит Таисия Корнилова, представитель старейшей цирковой династии дрессировщиков слонов, — а наших животных грозят уничтожить, чтобы они не мучились. Боимся, что им могут подсыпать отраву. Недавно активисты одной общественной организации перед представлением принесли в кассу цирка на Цветном бульваре траурные венки с изображением четвероногих артистов. На черных ленточках — надпись: «От друзей». Мне это больно. Вся моя жизнь связана со слонами, которых я даже не могу назвать партнерами. Они — моя семья.

Молодой дрессировщик кошек и собак Евгений Комисаренко рассказывает мне, как на днях кто-то выпустил из вольера в цирке на Цветном бульваре всех кошек: «Вечером, как обычно, покормили животных и уехали домой. В семь утра звонок: срочно приезжайте, ваши кошки бегают по цирку! Я даже подумал, что не закрыл вольер. Приезжаю: передняя дверь заперта на карабин, а задняя — настежь! Скоба с болтом — на полу. Кошки не могли раскрутить, они не обезьяны. К счастью, удалось поймать всех кошек, и с ними не случилось беды».

Таисия Корнилова показывает пачку писем в поддержку русского цирка. Европейские и мировые цирковые ассоциации, известные цирки обеспокоены тем, что происходит сегодня в России. Даже принцесса Монако Стефания присоединила свой голос.

— Животное можно чему-то научить, только если оно в состоянии расслабления, а не в стрессе, — убежден Николай Павленко, который работает в цирке уже 40 лет. — Хотя я далек от антропоморфизма (очеловечивания животных. — Е.С.), но все равно у нас много общего. Мы перекликаемся. Если человек понимает слово, то животное — подкормку и отношение. Не представляю, как можно учить зверей путем насилия. Тигр — мощное животное, он способен перекусить что угодно, но у него очень хрупкая нервная система, которую легко сломать…

В аттракционе Николая Павленко 14 тигров. Он не приобретает животных, а занимается разведением. Воспитывает уже шестое поколение. Лишь иногда меняет самцов, чтобы не было родственного скрещивания.

— Вот они лежат, потом встают и одновременно идут по манежу — один быстро, другой вразвалочку, — и выстраиваются, как им хочется. Разный темперамент, разные взаимоотношения. У меня в руках один шамберьер, который используется при дрессировке лошадей. Инструмент — это продолжение руки. А тигры как истинные хищники норовят высунуть лапу с когтями из вольера и схватить. Я работаю бесконтактно, на расстоянии. Никогда не пользуюсь водой, не прибегаю к помощи других людей. Палочка и вилка, на которую накалывается мясо, — вот и все. Я люблю тигров, которых выкормила мать, а есть дрессировщики, предпочитающие выкармливать зверей из сосочки. Если у меня плохое настроение, лучше не буду репетировать. Я не продвинусь, но могу сделать неверный шаг, который придется долго исправлять.

Дарья Костюк, ведущая артистка Цирка на проспекте Вернадского, дрессирует гепардов, собак, кенгуру. Оказывается, гепарды — одни из самых трусливых животных. В цирке их очень мало, поскольку работа с этими грациозными хищниками требует невероятного терпения.

— У нас 10 животных в группе, больше половины из них контактные, а четверо — нет, — рассказывает молодая дрессировщица. — Ни погладить, ни мясо взять с руки, потому что они попали к нам взрослыми. Им комфортнее воспринимать информацию на дистанции. Задача дрессировщика — найти к каждому животному индивидуальный подход. Одни радуются, когда их трогаешь, другие настороженно относятся к любой попытке человека нарушить личное пространство.

Я спрашиваю про знаменитый трюк, когда тигры прыгают сквозь огненное кольцо. Как заставить зверя пренебречь инстинктом самосохранения и броситься в огонь?

— Любому животному, начиная с собачки и кончая слоном, пройти в замкнутое пространство страшнее всего, — объясняет Николай Павленко. — Поэтому прыжок в кольцо, даже без всякого огня, — самое сложное. Этот трюк готовится долго. Сначала тигр прыгает с тумбы на тумбу, а потом начинаешь подставлять кольцо огромного диаметра. У меня большое кольцо, ему уже 100 лет, в течение которых наш аттракцион передается из рук в руки. Раньше я поджигал фитили с бензином, но было много дыма, теперь поставил газ. С этим аттракционом я выступаю в Гонконге и Сингапуре, где очень жесткие требования к работе с животными, и специальная комиссия дает разрешение только тогда, когда в дрессуре нет насилия. Один тигр у меня не прыгучий, ему трюк не нравится, он всегда начинал рычать. Я и это использовал. Зрители смеялись.

А недавно одна тигрица вдруг начала спрыгивать с тумбы. Команд для тигров нет, слов они не понимают, реагируют на голос, кличку, интонацию и движение. Николай подошел к бунтарке и... запел: «Ой, моя хорошая!» А потом угостил куском мяса. На следующий день все повторилось. «Забастовка», пение, мясо. А через неделю артистка перестала капризничать.

Таисия Корнилова и ее сын Андрей Дементьев-Корнилов не приобретают слонов, отловленных в дикой природе. Их гиганты родились в заповедниках.

Знакомство с малышом начинается с бережного приручения. Он чувствует себя ребенком в семье людей.

— Холим и лелеем, чтобы слоненок привык к нашим рукам, преодолел страх. Только тогда он сможет выйти на манеж. До 6 лет мы сами ему ножки поднимаем и обучаем командам. «Монт» — сделай стойку, «анарьер» — задний ход… Поощряем каждый успех. Если слона бить баграми, кнутами и палками, из него ничего не получится.

У мастодонтов обостренное чувство справедливости. Если со слоном обошлись несправедливо, он затаит смертельную обиду и будет годами вынашивать план мести. От одного известного дрессировщика, повалив тяжелые ворота, сбежали два слона.

— Некоторые трюки репетируем по 5 лет, — открывает секреты Таисия. — Два года назад мой сын Андрей Дементьев-Корнилов привез из Гуанчжоу новую слониху. Она — прирожденная артистка, мы ничему ее не учим, Марго сама копирует больших слонов. Вчера случайно выпустили вместо взрослой слонихи играть в футбол — и все получилось! Марго понимает язык, чувствует настроение. Наказываем только в одном случае: если слон бросается на человека. Моя мама, которая в свои 86 лет работает в цирке, в таких случаях пользуется веником. Слоны боятся громких звуков. Они пугаются грома и... тростниковой палки, потому что она тарахтит.

Муж Таисии — Алексей Дементьев-Корнилов — несколько лет назад разбился в автокатастрофе, когда сопровождал слонов на гастроли. Животные на расстоянии почувствовали беду. Они кричали, метались в фургоне, а любимица Алексея слониха Флора испытала такой нервный срыв, что больше не смогла выступать. Теперь она в зоопарке.

Корниловы не приковывают слонов, как это делалось раньше. Животные свободно перемещаются в слоновнике.

— При каждой возможности вывозим наших слоних на природу гулять и купаться. Но людям это тоже не нравится. Когда наши животные купались в Финском заливе, поступили жалобы, и нам выписали штраф за загрязнение залива. Спасибо Брынцалову: он нам предоставил свои озера под Кисловодском для купания слонов, — говорит дрессировщица.

Они лечат больных детей общением со слонами. На очередных гастролях в цирк привезли пятилетнюю девочку из-под Казани, которая не держала головку, почти не ела, но пообщалась со слонами и пошла на поправку. В Астрахани 20 детей с ДЦП катали на слонах, как на дельфинах.

А когда на гастролях в Екатеринбурге пала слониха, которая проработала на манеже 40 лет, хоронили ее по индийским обычаям. Городские службы сначала потребовали распилить тушу. Но Таисия была непреклонна: «Я не могла так поступить. Кремация обошлась нам почти в 150 тысяч рублей. А прах слонихи в урне я отвезла в Ригу, к своему мужу».

Я слушаю бесконечные истории из жизни цирковых животных, как «Тысячу и одну ночь». И понимаю, что без любви к слонам, тиграм или гепардам были бы совсем другие сюжеты. Ну, скажите, станешь ли ты помнить, что твой любимый тигр прожил ровно 21 год 4 месяца и 11 дней, если он для тебя только способ зарабатывания денег?

Увы, есть дрессировщики, для которых звери — прибыльный бизнес. Чтобы быстрее подготовить трюк, они не остановятся ни перед чем. Нашумевший ролик снимался скрытой камерой. Понятно, что пытки не терпят свидетелей. Поэтому выход только один: цирк должен стать открытым.

— Веб-камеры — это деньги, которые сейчас важнее потратить на ремонт. Цирковые здания нуждаются в реконструкции, — говорит Николай Павленко, который работает сейчас в Ивановском цирке, — но я поступил проще. Повесил в кассе объявление, что все желающие могут прийти ко мне на репетицию. И, знаете, массового наплыва не было, потому что репетиция с животными — это скучно. Дрессура — очень кропотливый труд. Вот вчера впихивал тигрице мясо на вилке, а сегодня она сама проявила интерес. Кому это интересно, кроме дрессировщика?

Может быть, и так. Но если бы в цирках были установлены веб-камеры, день и ночь в режиме онлайн фиксирующие закулисную жизнь тигрятников, слоновников, конюшен, все бы только выиграли. И люди, и животные.

И еще. Чтобы отсеять потенциальных садистов, необходимо принять, наконец, закон о защите животных, ввести аттестационные комиссии, в составе которых будут психологи. Они смогут выявить тех, кого нельзя подпускать к животным даже на пушечный выстрел. Потому что аттракционы из концлагеря нам и правда не нужны!

Рейтинг@Mail.ru