Вернуться к обычному виду

Гендиректор Росгосцирка: Цирк не может быть бизнесом

Опубликовано: 22 Октября 2013  |  Источник: МТРК «Мир» Возврат к списку
Гендиректор Росгосцирка: Цирк не может быть бизнесом

Об итогах Всемирного фестиваля циркового искусства «Идол» корреспонденту «МИР 24» рассказала генеральный директор Российской государственной цирковой компании Фарзана Халилова.

Почему российские цирковые артисты уходят в Cirque du Soleil? Что происходит с фигурантами видеороликов с издевательствами над животными? Почему успех артиста не зависит от таланта? Какой цирк будут смотреть наши дети? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью корреспонденту «МИР 24» ответила генеральный директор Росгосцирка Фарзана Халилова.

- В России прошел Международный фестиваль циркового искусства. Какие выводы вы сделали из него?

- Это международный фестиваль, в рамках которого происходит объединение всемирного циркового сообщества. И мы в очередной раз убедились, что артисты Росгосцирка – лучшие. И мы будем делать все, чтобы так было и впредь. Наши артисты востребованы во всем мире. Вот, например, в январе будущего года в Китае заработает новый цирковой комплекс на 10 тысяч мест, который станет самой крупной цирковой площадкой в мире. И на торжественную церемонию его открытия в первую очередь пригласили наших артистов! Кроме того, я недавно принимала делегацию китайских цирковых деятелей, так вот они обратились с просьбой откомандировать к ним для работы на долговременной основе режиссеров, художников, других специалистов, чтобы они ставили целые представления! Наши артисты работают во многих цирках мира. Между прочим, в том же Дю Солей 95% всех артистов – наши, те, кто в свое время перешел туда работать. Но я всегда говорю, что Дю Солей нам не конкуренты. У них свои зрители.

- А каковы основные отличия нашего цирка от Цирка Дю Солей?

– Русский цирк – спросите любого – это, прежде всего, традиционно цирк с животными. А Дю Солей в основном – демонстрация физических возможностей человека на фоне спецэффектов. К тому же у нас цирк, в первую очередь, считается семейным отдыхом. Наша программа отличается общедоступностью. У нас билеты в цирк стоят от 200 до 800 рублей. А в Цирке Дю Солей – от 3 до 15 тысяч! Согласитесь, не каждый может себе это позволить.

- А почему наши артисты туда переходят?

- У нас в последние 20 лет заработная плата артистов была очень низкой. И не все были обеспечены работой. Поэтому они переходили туда по контракту от Росгосцирка – там была и работа, и заработок.

- И возвращались?

- Конечно, возвращаются и выступают со своими номерами по всему миру. Ведь мы работаем со многими странами. Вот недавно мы успешно отработали программу в Латинской Америке. Сотрудничество с этим регионом мы возобновили только в прошлом году. Наши артисты там успешно работали до 93-го года, а потом сотрудничество сошло на нет. Кроме того, недавно мы восстановили отношения с Японией и Китаем. Здесь речь идет даже о создании совместных программ. Скоро к нам приезжают артисты из Монголии, хотя в какой-то период они «потерялись». Теперь они просят нас, чтобы мы включили их страну в маршрут наших выступлений.

- Чем отличается наш цирк от того же, скажем, китайского?

- Прежде всего, в российском цирке есть аттракционы с животными. А без животных, я считаю, это уже не цирк. А китайцам надо отдать должное – у них работают лучшие акробаты.

- Было много разговоров о негуманной дрессуре, издевательствами над цирковыми животными. Интернет взорвался после того, как были выложены видеоролики, на которых дрессировщики избивают животных, чтобы те выполняли трюки.

- Действительно, проблемы существуют. Но мы их решаем, идем навстречу пожеланиям общественности. Скажем, когда нас даже просили установить камеры в цирках, чтобы все могли видеть, как проходят репетиции и дрессировки. Мы их поставили.

Но гуманная дрессура была и есть. Я видела, как работает с животными Марица Михайловна Запашная. Она с ними нянчится, как с детьми, кормит их, носит на руках, разговаривает. Сразу видно – она их любит. Однажды она привела полуторамесячных пантерят и носилась с ними, как со своими детьми. Не отходила от них ни на секунду. Она даже кровать себе поставила рядом с их вольерчиком. В цирковой среде животные становятся членами нашей большой семьи. Они очень привыкают к своим дрессировщикам. Стоит дрессировщику на месяц куда-нибудь уехать, как они начинают скучать, устраивать истерики, а потом когда хозяин приезжает, то животные радуются его приезду словно дети.

- Но есть и совершенно иные истории…

- …но они имеют разное происхождение. К примеру, есть артисты, которые занимаются частным бизнесом: приобретают животных и без специальной подготовки начинают самостоятельно готовить номера. У них нет лицензии на работу с животными, они дрессируют их в домашних условиях, не знают, что такое техника безопасности. Другое дело – государственный цирк! Здесь есть штатные ветеринарные врачи, которые утверждают рацион животных, следят за тем, как их кормят, где содержат. Работает опытный персонал, отвечающий за технику безопасности. Вот почему – и эта идея нашла полную поддержку на Международной конференции, которую мы провели недавно в Москве – мы хотим восстановить лицензирование работы с животными, создать ассоциацию дрессировщиков, куда войдут наши народные артисты, проработавшие много лет. Кроме того, участники форума высказались за необходимость определения условий коммерческого использования животных – и здесь речь идет не только о цирке – на законодательном уровне. Это очень важные решения, которые были закреплены в итоговой резолюции конференции. Как видите, мы хотим навести порядок, чтобы больше не было таких из ряда вон выходящих случаев.

Я считаю наших животных такими же работниками Росгосцирка, потому что они, так же как и артисты, работают на манеже. А если говорить о том, как мы кормим наших животных, то надо сказать, что их кормят лучше, чем артистов. У нас существует специальная инструкция, где расписан рацион для животных. Вот, к примеру, в рацион медведя входит мед, сгущенка, рыба, геркулес, и т.д. Всего - 14 наименований. А тиграм и львам мы вообще привозим самое лучшее мясо. Также у них есть так называемый «голодный» день. В этот день они употребляют только литр молока и одно сырое яйцо. Хочу сказать, что животные, которые находятся в цирке, живут в два раза дольше, чем те, которые живут на природе. Да и вообще цирк без животных невозможно себе представить. Дрессура в нашей стране существует на протяжении всего существования этого вида искусства.

- Если говорить о дрессировщиках. Скажем, у нас хорошо известны лишь Запашные и Багдасаровы. Остальных знают – но меньше. Почему некоторые артисты популярны, а другие, не менее талантливые – нет. В чем критерий популярности?

- Ну, вот вы говорите о Запашных. Они молодые, но у них раскрученный бренд. Сейчас мы собираемся заново восстанавливать династийные бренды. Раньше, например, если на афишах указывалось – «Приехал Павленко» или «Приехали Нугзаровы», то народ сразу же бежал за билетами.

В этот раз на Всемирном фестивале циркового искусства в Москве Николай Павленко был почетным гостем. На его номера можно приходить каждый день – и это не надоест! Нужно видеть с какой легкостью он управляет 14-ю тиграми! Глядя на него, понимаешь, дрессировщиками не становятся, дрессировщиками – рождаются.

В этой связи вспоминается, как в 83-м году в Тюмень приехала Наталья Дурова, так у нас за 20 дней все билеты были проданы. И то, билеты можно было достать только по блату. А за последние 15 лет это все сошло на нет, сейчас на афишах даже не пишут имена и фамилии артистов, которые будут выступать в программе. Для того, чтобы поднять российский цирк, нужно восстанавливать имена. А еще надо восстанавливать жанры, которые ушли в небытие.

- И какие жанры надо спасать?

- Исчезают икарийские игры, вольтижеры, свобода лошадей, с клоунадой тоже в последнее время туго. Раньше были и Карандаш, и Никулин, и Енгибаров. Нам нужно создавать новые имена. Когда я проводила экономический анализ, то поняла, что зрители устали от спектаклей. Им хочется дивертисментной программы, в которой будут разножанровые номера.

- А существует ли конкуренция между артистами?

- Конечно, существует. Только они не столько конкурируют между собой, сколько соревнуются. Это товарищеская конкуренция. И вообще, сколько лет работаю, ни разу не видела, чтобы артисты друг с другом ругались. Я вижу закулисную жизнь, репетиции и могу сказать одно – цирк это большая дружная семья. Я всегда говорю, что полюбила цирковое искусство за то, что я сама выросла в большой дружной семье – у нас было 8 детей, папа, мама, бабушки и дедушки. Взрослые никогда не обижали маленьких, маленькие – не хамили взрослым. И когда я в 83-м году пришла работать в цирк, я снова почувствовала себя дома.

На самом деле, артистов объединяет цирковая жизнь, вечные переезды, гастроли. Они дома бывают раз в год. Бывает, ездят целыми семьями, с детьми. В цирковых династиях даже принято говорить, что ребенок «родился в опилках». Дети всегда вместе с родителями. Им тоже приходится непросто. Они переезжают из города в город, меняют школы, заводят новых друзей.

- Сейчас цирк находится в ведении государства. Почему? Он не способен себя сами прокормить? Есть ли тенденция к тому, чтобы цирки становились чистым бизнесом?

Цирк - это искусство, которое не может быть бизнесом. У нас 80% выручки идет на кормление животных, на заработную плату, на содержание. Господдержка должна быть обязательно. Цирк – это часть национальной культуры, по-другому и быть не может.

И нам очень приятно, что на цирк в последние полтора года обратили внимание. Сейчас, благодаря Минкульту, мы собираемся делать ремонт нескольких цирков. Недавно начали капремонт в сочинском цирке и уже в начале декабря его откроем. Кроме того, ремонт идет в ивановском, челябинском и нижнетагильском цирках. У нас составлен план таких мероприятий до 2016 года. И это внимание к цирку закономерно, ведь речь идет о социально значимых объектах – мы в год обслуживаем от 10 до 12 миллионов зрителей.

- А в провинциях что происходит?

- В провинциях все то же самое. Цирки есть в 39 субъектах России, и в них работают те же самые артисты, что и в Москве. Ведь центр циркового искусства находится в столице, здесь же и программа составляется. Бывает, конечно, когда какой-нибудь региональный цирк создает свою программу, но весь год не может идти одно и то же. А у нас разнообразные программы и стабильные коллективы. Цирки сами по себе не могут существовать. Поэтому уровень представлений одинаково высокий везде!

- А каким вы видите цирк лет, скажем, через десять?

- Лет через десять хотелось бы увидеть цирковое искусство на том уровне, на котором оно было в Советском Союзе. Восстановить эти традиции и приумножить их – моя цель! Во времена СССР планка стояла на таком высокохудожественном профессиональном уровне, который был просто недостижим другими, наш цирк был самым лучшим на планете. Благодаря, вниманию правительства и министерства культуры к нашим проблемам сегодня цирк наконец-то начал возрождаться. Но современные требования очень жесткие в плане технического оснащения и инновационных технологий, и мы этому должны соответствовать. Но главное – это люди! Сегодня на одной арене работают влюбленные в свое дело истинные профессионалы вне зависимости от возраста. Такое сочетание опыта наших народных артистов и амбиций талантливой молодежи вселяет надежду, что все у нас получится. И я в это верю!

Беседовала Татьяна Поддубская


Рейтинг@Mail.ru