Вернуться к обычному виду

Цирк — не шапито

Опубликовано: 23 Декабря 2013  |  Источник: Газета «Коммерсантъ» Возврат к списку
Цирк — не шапито

Карина Багдасарова, дрессировщица, заслуженная артистка России

— Все ролики с избиением животных и информация об ужасах дрессуры — целенаправленная дискредитация российского цирка. Это оскорбительно. Обвинять кого-то напрямую не могу, но до появления в России канадского Cirque du Soleil таких проблем у нас не было. Избитая в каком-то частном шапито обезьянка становится символом жестокости российского цирка, основанием для призывов к запрету дрессуры как жанра... У нас с братом все репетиции открыты: приходите и смотрите в любое время. Дрессура — это воспитание и возможность жить рядом с диким зверем. Это великое искусство, которому люди учатся годами. Чтобы заставить зверя что-то делать, нужно найти с ним контакт, чтобы животное могло тебе доверять. Мой отец, укротитель хищников Михаил Багдасаров, всегда говорит: "Возьмите палку, зайдите в клетку с тигром и ударьте его. Вы живым оттуда просто не выйдете".

Эдгард Запашный, дрессировщик, народный артист России, гендиректор Большого московского цирка на проспекте Вернадского

— Обвинения цирка в жестоком обращении с животными, как намеренные, так и в огульные, от безграмотности и отсутствия информации. Многие апеллируют к тому, что мол, в цивилизованных странах цирк с животными запрещен. США вполне, по-моему, цивилизованная страна, а цирк с животными там разрешен. Есть европейская ассоциация циркового искусства. Там прозрачная система содержания животных, ведутся онлайн-трансляции. По моей инициативе Большой московский цирк тоже ввел онлайн-трансляции репетиций. Любой может из дома посмотреть, как они проходят. Мы не исключаем, есть ошибки, есть человеческий фактор, но с этим надо бороться. Нужно увольнять сотрудников, которые были замечены в издевательствах над животными. Когда-то такая практика была в СССР.

Игорь Базаров, заслуженный зоотехник РФ

— В России животное — имущество. Есть Гражданский кодекс, и согласно статье 137 к животным применяются общие правила об имуществе. Жестокость недопустима, но нет четких определений, что такое "жестокость", "неволя", не указаны условия содержания, нет запрета на применение насилия, а главное — не прописаны принципы гуманности. Все это на усмотрение владельца. Пока есть только статья 245 — жестокое обращение с животными. Она устанавливает ответственность за причинение увечий или действий, повлекших смерть, из корыстных, хулиганских или садистских побуждений. А как классифицировать жестокую дрессуру? Нет критериев.

Кроме того, назрела необходимость ограничить свободу купли-продажи животных — сейчас любой может купить какого угодно зверя. Животными должны заниматься профессионалы! Известна ситуация, когда прокуратура пыталась привлечь к ответственности владельцев частного цирка, из которого сбежал лев и покалечил девочку. Так вот, не нашли юридических норм.

Фарзана Халилова, гендиректор Росгосцирка

— В России не примут цирк без животных. По статистике Европейской цирковой ассоциации, в Германии 85,5 процента людей хотят видеть животных в цирке. В России этот показатель доходит до 95 процентов. На первом месте у наших зрителей, особенно маленьких,— номера с дрессированными животными. Кстати, животные в цирке живут в два раза дольше, чем в дикой природе. Это же члены семьи. По-моему, источник всех этих обвинений в жестокости — частные цирки, семейные шапито, которые покупают животных, а потом не знают, что с ними делать. Но если на видео мучают обезьянку, как вы поймете, где это происходит — в местечковом шапито или в крупнейшем цирке?

У нас техника безопасности, контролеры, зоотехники. Вся эта система в госпредприятиях налажена, чего не скажешь об ИП, ЧП. Но мы не можем запретить им работать с животными. Надо восстановить лицензирование и создать ассоциацию дрессировщиков, которые будут проводить аттестацию, контролировать содержание и работу с животными.

Борис Майхровский, дрессировщик, заместитель директора Росгосцирка

— Когда я был на конференции Всемирной организации по борьбе за права животных, с огромным удивлением узнал, что многие мировые корпорации так или иначе связаны с использованием животных. При этом парфюмерные или медицинские компании являются самыми щедрыми меценатами "зеленых" организаций. Схема простая: кто платит, к тому не приходят. И это становится законной формой рэкета. Мы не платим, поэтому цирк теперь враг N 1. При этом не отрицаю: в таком огромном цирковом сообществе могут быть нарушения. Но директор должен нести ответственность за то, что происходит в его цирке. Такой подход у нас уже отработан. Мы выступаем за создание ассоциации дрессировщиков, чтобы обучать, сертифицировать и контролировать тех, кто работает с животными. Существующий закон о животных приравнивает нас к пляжным фотографам. Безобразие полное. В частных шапито ужасное содержание, не гарантирована безопасность зрителей. Но кто их знает? А Росгосцирк, Цирк Никулина, Запашных — известные. Вот на нас все обвинения и сыпятся.

Подготовила Екатерина Люльчак


Рейтинг@Mail.ru