Вернуться к обычному виду

Дрессировщица морских львов о мужской ревности и о том, как её преодолеть

Опубликовано: 11 Февраля 2014  |  Источник: «РИА Омскпресс» Возврат к списку
Дрессировщица морских львов о мужской ревности и о том, как её преодолеть

Cветлана Бордодымова, руководитель программы единственного в мире "Цирка на льду", накануне Дня святого Валентина пригласила омичей на их представление и рассказала читателям о взаимоотношениях со своими питомцами - морскими львами. Уже побывавшие на выступлении гастролеров восхищены, с каким трепетом животные относятся к дрессировщице.

Омскпресс: 14 февраля День святого Валентина. Как вы его отмечать будете?

Светлана Бордодымова: Наша работа такова, что, к сожалению, а может быть и к счастью, все праздники мы работаем. Но наши мальчики что-то там нам готовят. Какие-то сюрпризы. У нас работа вообще интересная. Каждый день у нас праздник. В нашей жизни нет обыденности. Многие считают, что в цирке всегда весело. У нас это так и есть. В программе нашей очень молодые ребята все. Самая старшая я и инженер наш, который делает ледовое поле на арене Омского цирка. Живем мы как одна семья. Праздники отмечаем все вместе.

ОП: Для артистов в программе вы коллега и руководитель. А ваши морские львы к вам как относятся?

СБ: Я им мама. Когда восемь лет назад я взялась заниматься этими животными, не дрессировать, а воспитывать их, учиться понимать их и чтобы они понимали меня, самое сложное было разобраться в том, что они хотят, что они могут, что они не могут, чем они дышат. Для меня было интересно понять, что это за животные в психологическом плане. У каждого индивидуальный характер. Они такие же абсолютно разные, как мы с вами. Кто-то более импульсивный, кто-то пассивный. Кто-то оптимист, кто-то пессимист. У них абсолютно то же самое. Несмотря на то, что самый крупный мой мальчик - самец Шарик - весит 600 килограммов, в моих глазах он по-прежнему такой же маленький, каким был девять лет назад. И его глазки такие малышовские..!

ОП: На арене он вас целует. Кто придумал этот трюк?

СБ: Он сам. Не я его научила, не я это придумала. Вот такая вот любовь ко мне у него была изначально. Потому что каждый раз, когда я приходила работать с животными, он на меня смотрел такими глазками, как смотрят детки, когда к ним в детский дом приходишь. Мне все время казалось, что он такой бедный сирота, с ним никто не разговаривает, никто его не кормит, не гладит. Просто безумно было его по-матерински жалко. И вот у нас с ним начался такой контакт. И вот однажды мы репетировали на манеже, он что-то не так сделал или меня не понял, и я на него обиделась. А у нас очень эмоционально проходят репетиции - я либо на него ругаюсь, либо хвалю. Все должно быть только из моих уст: если я хвалю, то все хорошо, ругаю - плохо. И вот я начала на него ругаться: "Ты почему меня не слушаешь?". И он в этот момент подошел ко мне и меня поцеловал. Я замерла на секунду, а он смотрит на меня глазками, и я начала его хвалить, обнимать, тоже в ответ целовать. Он все быстро просек. Теперь каждый раз, когда ему неохота что-то делать, или у него нет настроения, или он просто видит, что я в плохом настроении, он каждый раз ко мне подходит и целует. Он понимает, что мое сердце в этот момент просто тает.

ОП: Шарик в этом смысле типичный мужчина. Когда надо, он отвлекает поцелуем внимание.

СБ: Он у нас уже дважды был папой. Один из малышей на минувшей неделе на арену выходил. На первых омских представлениях напугался и не вышел. Это его первенец, первый сын. Ему год. Второй тоже сын. Мы его отдали, потому что в одной стае не может быть больше двух самцов, иначе будет ругань и скандал. Потому что они стайные, гаремные животные. Всегда должен быть один старший вожак. У первенца абсолютно другой характер, нежели у отца. Папа на репетиции меня целует, Джонни тут же вскакивает и тоже бежит меня целовать. У нас сейчас очень сложный репетиционный период, потому что мне надо разделить мое сердце на этих двоих маленьких "козявочек". Девочки у морских львов самодостаточные. Им не особо нужно мое внимание. Они просто подчиняются, уважают меня, ценят. Но такой ласки, как самцам, им не нужно. Поэтому, когда я занимаюсь с Джонни, Шарик безумно ревнует. Он может обидеться, вообще ничего не сделать, отвернуться. Тут я начинаю прибегать к женской хитрости - подлизываюсь. Я начинаю называть его "котенька", "шоколадочка сладкая", "любимая моя козявочка", "селёдочка". Встаю перед ним на колени. Прошу прощения, чтобы он меня простил, что я его только одного люблю, что он самый главный. И только после этого он поворачивается, верит мне и идет делать.

ОП: Вот так с мужчинами нелегко.

СБ: Да. В тот момент, когда я договариваюсь с Шариком, Джонни на меня обиженно смотрит: "Вот ты меня хвалила, а теперь хвалишь его!". Вот такие у нас отношения.

ОП: Программу вашу ставила известный режиссер Яна Шевченко, которая уже привозила в наш город замечательное шоу "Цирк на воде".

СБ: Да, Яне и Андрею Шевченко принадлежат права на цирки на воде и на льду. Помимо этого, у неё есть фирма, которая шьёт придуманную ею дизайнерскую одежду. Она также продюсер, режиссёр и постановщик циркового мюзикла для взрослых "Сколько стоит любовь". Человек она очень разносторонний. Яна Шевченко режиссёр-постановщик этой программы. Наш коллектив существует уже 15 лет. Мы пришли к ней молодыми фигуристами. Не имели понятия о том, что такое цирк. Осваивали. За 15 лет многому научились и можем уже сами учить людей, которые к нам приходят. За это время программы менялись пять раз.

ОП: Значит, срок жизни программы - три года?

СБ: Примерно, но три года она не живёт вот такой, как ее создали. Мы пытаемся понять, что зрителю нравится больше, что меньше. Меняются костюмы. Выслушиваем мнения зрителей, их замечания. Хотя последнее время замечание было только одно: "Вы не даёте нам времени на похлопать!".

Беседовал Виталий Маевский


Рейтинг@Mail.ru