Вернуться к обычному виду

Секреты «вечернего платья» для цирковых животных

Опубликовано: 11 Июля 2014  |  Источник: Электронное периодическое издание «MK.ru» Возврат к списку
Секреты «вечернего платья» для цирковых животных

...Конь так и норовит сбросить пегасовы крылья? Бегемот брезгует носить попону? Коза на ужин лопает соломенное канотье? Обезьяна по ниточке распускает свои же штанишки? Никто еще не исследовал цирк с точки зрения костюма для животных. А ведь это целая наука. Так вот «МК» решил постичь, так сказать, психологию манежного закулисья через мастерскую шорника. Хотя никаких шорников в их аутентичном значении (ремесленников, готовящих из кожи конскую упряжь) уже, конечно, нет. Есть в лучшем случае штатные костюмеры, отшивающие цирковое прет-а-порте как для человекоподобных, так и для звероподобных артистов. Но слово осталось.

Нашими консультантами выступили классные дрессировщики (они же зачастую и модельеры) из Цирка на Вернадского, Цирка на Цветном и Росгосцирка.

Памперс для макаки №5

Обезьяна — самое наряжаемое цирковое животное испокон веков. Но когда начинаешь разбираться с костюмами, выясняется, что тут больше прагматики, нежели «красивости».

— Ну, у кого-то неодетая макака с красным задом вызывает смех, — говорит знаменитый дрессировщик Эдуард Гуламов (встречаемся с ним в Цирке на Вернадского), — а я считаю, что на арене все должно быть красиво.

— Хотя в Европе давно обезьян не наряжают... мол, естество подавай.

— Ну, это их дело. Если есть симпатичные трусики — почему нет? У самки макаки во время гона, извините, набухает попа. У самцов — излишние анатомические подробности на всеобщее обозрение, — ну как не одевать? Да и памперс под шортики необходим, иначе обезьяна, недолго думая, прямо на манеже сделает все свои дела (у них же в любой момент может быть стресс, испуг).

Что до основных костюмов, то у Гуламова в сложном акробатическом номере мальчики одеваются во фраки, девочки — в оригинальные платья. Первое правило — ничто не должно мешать, сковывать движения. Костюмы шьются из бифлекса — тянущейся материи.

— У меня одна самка есть, зовут Бона, так когда на нее парчу с бархатом примеряешь — сразу такая важная делается, куда там! Любит показать себя во всей красе. Мол, я вам не какая-нибудь обезьяна из зоопарка, я — актриса. И так повернется, на барьере сидя, и этак... Или как-то дал темные очки, так она теперь так от них балдеет!

Те, кто постарше, знают, что костюм надо беречь. А молодые... за год вынуждают по четыре раза менять платье. Дырочку найдут — начинают ковырять, ниточка повисла — надо ее потянуть, и брючки распускаются...

НЕЛЬЗЯ обшивать «драгоценными» камнями: отвлекают они их, начинают сразу отрывать, могут в рот взять.

— А вообще есть отработанная метода: вот мы пошили костюмчики и несем их в обезьянник показывать. Особи сидят, смотрят, привыкают. Это же касается и наших, человеческих костюмов.

Слону бы валенки да шубейку

...Как выяснилось, слон — единственное животное, костюм которому нужен более в жизни, нежели на сцене. Причина банальна — замерзают ушастые в наши-то морозы. На этот счет «МК» просвещает глава легендарного корниловского аттракциона Таисия Анатольевна (которую мы застаем на фестивале в Туле). Всего у Корниловых четыре слона (три взрослых и малышка Марго), плюс еще одного малыша они получат в октябре.

— Ну, первым делом надо обмерить слона, — говорит Таисия Корнилова. — Ставим лестницу, на спину к нему и под живот подлезают люди, рулетку перехватываем друг у друга — целый процесс! Затем — выкройка, по которой художник рисует эскиз... кожаные аксессуары для сцены (юбка, кокошник для русского танца) изготавливаются на специальных машинах. Но кроме этого шьем целый комплект зимней и осенней одежды.

— И она целиком прикрывает слона?

— Практически да. Валенки, ветровки, шубки, шапочки. Перекидываются через спину. Фиксируются не липучками (они не держат), а чекелями — такими карабинчиками парашютными...

...И дело не в том, что слоновники не отапливаются; просто в момент переезда из города в город слона нужно довести от трака до здания цирка. Простуду тот может схватить элементарно в мороз. Одежды хватает лишь на два года — слон-то растет. Затем приходится все шить по новой.

— Старые вещички к молодняку не переходят. Животные-то громоздкие — тут разорвали, тут протерли. Сценических аксессуаров хватает на чуть подольше — года на три. Это браслеты на ноги, спецуздечки, за которые держатся артисты, когда лезут на слона. Все — по особому заказу — расшито камнями от Сваровски.

Цена одной такой уздечки — 60 000 рублей. Цена ногавки (нечто вроде браслета на ногу) — 20 000. Плюс должен быть особый (упрощенный, естественно) репетиционный набор, чтобы слон ко всем этим прибамбасам постепенно привыкал; его отшивает один из корниловских дрессировщиков.

В 2015-м оденемся в Козу

…На манеж под веселую музыку выезжает повозка, запряженная козочками, а в ней невеста-коза в фате и жених-козел во фраке, — это финальный трюк «свадьба» козьего аттракциона заслуженной артистки Ирины Левицкой. Обязательный элемент на каждой особи — ошейники из ткани. Они необходимы исключительно для дисциплинарного настроя на работу, но хватать за ошейник нельзя (равно как и бежать за козой) — этот аксессуар мгновенно станет козе врагом.

— «Ошейник» — громко сказано, — рассказывает муж Левицкой дрессировщик Геннадий Спиридонов, — для мальчика это галстук-бабочка, для девочки — бантик, ожерелье, бусы. Козы очень артистичны, стоит ошейник надеть — они сразу меняются. Глаза горят. Придумывают себе образы. Друг у друга отбивают место перед выходом — «нет, я пойду!», «нет, я!». Ревность.

Кстати, все костюмы отшивает сам Геннадий; главная фишка — безумной красоты разнообразные шляпки, причем шьются они не по размеру и не под цвет козы, а... под ее характер.

Шляпки — настоящий шедевр, но, увы, это творение живет всего полтора месяца. Коза, долго не думая, возьмет пожевать бутафорское тканевое яблочко — видок уже не тот, шляпка на выброс.

НЕЛЬЗЯ использовать страусиные перья для шляпок — перо в желудке раскрывается, и животное гибнет. Солому тоже нельзя — тут же шляпка скушается. А камни должны быть пришиты очень крепко.

— А почему за костюмами к профессиональному мастеру не обращаетесь?

— Все равно потом придется ушивать, подгонять, — отвечает Ирина Левицкая, — муж справляется лучше любого мастера. Тут своя специфика — скажем, мне карман для прикорма в нужном месте сделать. Или взять фрак для козла — это же одна видимость фрака, подбивается поролон, держащий форму...

Медвежья мода на канате

Медведь — на втором месте по одеваемости в истории после обезьян. У дрессировщика из Росгосцирка Александра Иванова два номера с медведями-канатоходцами (аттракциону более 30 лет) — «русский» и «морской». Соответственно, и одежда — пестрая рубаха или тельняшка.

— Проблема только в том, чтобы медведю надеть картуз на голову: они, как собаки, после ванны начинают мордой быстро крутить, все стряхивают, — рассказывает Александр, — а в шортиках... сидит себе смирно. Они его не тревожат.

Время облачения медведя перед выходом — 3–4 минуты, но первоначально зверя вычесывают, приводят в божеский вид. Тельняшка надевается через голову, для штанишек медведь сам поднимает ножки. Анатомия простая: у медвежонка короткие лапки — раз (поэтому брюки нельзя), передние — длинные, плечи приходится зауживать, иначе тельняшка слетит.

...Что до изнашиваемости цацек — в той же Японии Иванов с медведями отрабатывал по три представления за день, всего их дав свыше ста, — от костюмов, естественно, ничего не оставалось в момент. Тем более медведь никогда не сидит на месте — постоянно трется обо что-то. Фестивальный костюм стоит 5000 рублей, ежедневный — 3000 (при том, что дрессировщики шьют у своих людей из того же тянущегося бифлекса — медведь же делает кульбиты, кувырки).

Жужа не против попоны

Одно из самых проблемных в плане облачения животных — гиппопотам.

— Со знаменитым бегемотом Жужей я объездил весь мир, — рассказывает известный, и по сути, единственный в своем роде дрессировщик Тофик Ахундов, — эта девочка весила две с лишним тонны. Нам ее из Кельна привезли. Так вот с младенчества готовил ее к тому, чтобы она позволила надеть на себя попону.

А для чего мы попону использовали — чтобы на спину к ней прыгали собаки (крупные доги) или обезьяны. Делали сальто со спины, каскады. А покарябать нельзя: бегемоты хоть и толстокожие, но к поверхности спины капилляры близко находятся, сразу начнется кровотечение. Очень чувствительные.

— Начнешь приучать к попоне в пять лет — ничегошеньки уже не добьешься. Бесполезно. Животные-то редкие в дрессуре, могут и агрессию проявить...

Что однажды и случилось, когда Ахундов гастролировал в Китае: Жужа боднула дрессировщика мордой.

— Я отлетел, как пушок. Что-то ей не понравилось. Хотя 30 лет уже бегемотами занимаюсь. Нынешних своих бегемотов уже не соединяю в одном номере ни с кем, а потому и попона не требуется.

Рог коню не помеха

...Единственный артист, который возит по всей стране с собой аж двух шорников-портных (плюс швейную машину по коже), — это Гия Эрадзе, руководитель аттракциона «Пять континентов», а задействовано в шоу (одном из самых дорогостоящих в России) под сотню разных животных. Его шорники не в ателье раньше работали — это бывшие джигиты, наездники, всю жизнь имевшие отношение к лошадям.

— В каждом сюжетном блоке, — рассказывает Гия «МК», — будь то страстная Испания или загадочный Восток, используются свои костюмы для зверей-артистов...

— А сколь сложно вашим шорникам отшивать на всех костюмы?

— Нельзя взять и для всех лошадей под копирку сделать одинаковые чепраки (подстилка под седло). Ко всем нужен индивидуальный подход, примерки. А срок службы костюма зависит от трудолюбия ассистента. У меня в шоу все в идеальном состоянии, причем каждый год я костюмов не шью. Если что-то отваливается (клепки, например) — мастера тут же ремонтируют. И это процесс постоянный.

...Для животного любой аксессуар на любой участок тела — это нечто лишнее, от чего хочется избавиться. И нельзя взять и нарядить зверя зараз от начала до конца. Вон взять их знаменитого единорога: конь никак не мог привыкнуть к этому рогу. Пугался. Пришлось прибегнуть к целой технологии. Под металлическую пластинку подшивалась кожа, под кожу — войлок, чтоб было мягко, не натирало лоб. А на саму пластинку уже крепился рог, который затем оклеивался камнями.

То же самое касалось и Пегаса — прекрасного белого коня с крыльями. Артист привыкал долго — и дело не в массе (крылья максимум весят под тридцать килограммов — перья да тонкий металлический каркас), конь чувствовал, что за ним следует нечто, что выходит за привычные лошадиные габариты. Оглядывался, никак не мог понять, в чем дело. Но... уже спокойно работает 8 лет.

■ ■ ■

Об одном говорят все дрессировщики — еще лет тридцать назад животных одевали значительно интенсивнее. «МК» консультирует известный художник по костюмам Светлана Горская:

— Раньше хотели, чтобы животные были похожи на людей, желали их очеловечить, а сейчас тенденция к натурализму. Но во все времена «выступали голяком» кошачьи хищники и морские животные по причине их природной грациозности.

— А вам приходилось шить для зверей?

— Разумеется. Но не всякие животные безопасны. Шимпанзе или мартышки очень коварны. И когда я одевала обезьян легендарной дрессировщицы Бреды, она сама приводила в цех своих озорных артистов; я объясняла, какие мерки нужно снять. Пропорции животного другие, человеческие вещи им не подойдут. Ну вот, потом мы давали Бреде готовые вещи, она примеряла, и тут же выяснялось, где убрать — справа, слева, спинку поменьше. А одних нас (художников, закройщиков) к обезьянам не подпускали.

...Самое сложное — приучить животное к головному убору. Был такой номер 25 лет назад — «Летающие фокстерьеры». Стояла на манеже огромная горка-стойка. К ней были подвешены шнуры-стропы. По ним собаки стремительно забирались на эту горку, а вниз принудительно спускались на парашютиках. Костюмы сшили замечательные — защитный окрас, как у десантников. И вот стали думать — как же им на головы кепочки-каски сделать. Думали-думали и решили взять женский чулок, прорезать в нем отверстия для ушек, мордочки, и на этот чулок уже сажали любой головной убор — он никуда не девался.

— Я очень надеюсь, что при новом руководстве Росгосцирка наш художественно-производственный комбинат вновь возродится, ведь в советские времена здесь был большой штат, мужской и женский пошивочные цеха, цех головных уборов... Дай бог, чтобы все лучшее, что было, вернулось.

Звериный костюм в цифрах и фактах:

— Средний срок жизни одного костюма — 1 год.

— Время одевания одного медведя — 2 минуты, слона — 5 минут.

— Костюм для козы может стоить 2000 руб, для медведя — 5000, амуниция на слона — до 100 000.

— Самые распространенные материалы — кожа или бифлекс.

— В большинстве случаев профессию портного осваивают сами же дрессировщики.


Рейтинг@Mail.ru