Вернуться к обычному виду

Дрессировщик Хамада Кута в Курске: «Львы и тигры для меня как дети»

Опубликовано: 21 Ноября 2014  |  Источник: «Друг для друга - Медиа» Возврат к списку
Дрессировщик Хамада Кута в Курске: «Львы и тигры для меня как дети»

В два года побывал в пасти льва

Собаки хаски, канадские волки, змеи, крокодилы и дрессированные леопарды. Каждый номер держит зрителей в напряжении и потрясает. Глядя, как строптивые волки послушно исполняют сложнейшие трюки по первому слову дрессировщицы, а дальневосточный леопард взмывает под купол, кажется, вот она – кульминация шоу. Но тут на арену выходят огромные хищники и становится ясно: то была лишь прелюдия.

Хамада Кута всю жизнь провел на арене. Потомок цирковой династии с более чем полуторавековой историей, он впервые зашел в клетку с хищниками, едва ему исполнилось два года. «Накануне на отца напали львы и сильно его поранили, – вспоминает Хамада. – Но представление нельзя было перенести. Папа не мог двигать тяжелые тумбы или выполнять сложные трюки. Но чтобы зритель не ушел разочарованным, он вывел на арену ребенка. До сих пор помню, что я клал голову в пасть льву. Публика была в восторге, а мне это казалось веселым приключением». Вскоре отец полностью восстановился, а ребенок плакал, умоляя пустить его на репетицию к львам. «Он сажал меня в рюкзак и вешал на сетку манежа, – улыбается Кута. – Я с нетерпением ждал каждую репетицию». С семи лет он начал выступать самостоятельно, став самым юным укротителем хищников в мире.

Зал и сейчас замирает, когда острые клыки касаются головы дрессировщика. «Очень не люблю этот трюк. Он слишком... простой, – шокирует египтянин. – Контактные трюки все легкие. Заставить хищника слушаться тебя на расстоянии – вот настоящее мастерство». Его укротитель демонстрирует в уникальном номере под названием «Солнце». Человек в центре манежа, а львы и тигры послушно крутятся вокруг, каждый – на своей тумбе. С таким трюком выступают и другие укротители. Только в номере обычно задействованы два, реже – 3–4 хищника. Египтянина окружают девять кошек. А в будущем он планирует довести их число до пятнадцати.

«Когда дрессировщик с пафосом заявляет: «Я – единственный, кто поворачивается к хищникам спиной» – звучит очень смешно. Манеж круглый, и если на нем хотя бы двое животных, всегда приходится стоять к кому-то спиной, – улыбается наш собеседник. – Например, во время репетиций они едят прямо на манеже. Я тут же сижу, могу тоже пообедать или прилечь. Моя спина открыта для всех, и никто не обращает на это внимание».

Тигр, напавший на укротителя – до сих пор на арене

– Кто опаснее – львы или тигры? – интересуемся мы.

– Люди, – ни на секунду не задумываясь, отвечает укротитель. – Но львы отличаются от тигров. Они привыкли жить группой. Если кто-то затеял драку, остальные бросятся на помощь. Настоящая война. Тигры – единоличники. Если двое сцепились, другие, в лучшем случае, будут лениво наблюдать. Как домашние кошки – всегда сами по себе.

Что такое оказаться в когтях хищника, Кута знает непонаслышке. Они нападали на него восемь раз. Все тело покрыто шрамами. «Даже пришлось сделать большую татуировку на плече, – закатывает он рукав. – Не для красоты, я вовсе не поклонник тату, а чтобы скрыть рубцы».

Шесть лет назад представление в Каире едва не закончилось трагедией. Во время прыжка через дрессировщика один из бенгальских тигров схватил своего наставника за голову. Получив травму, Хамада не ушел с арены, а, перевязав голову футболкой помощника, закончил представление. Потом были многочисленные операции. Египтянин даже думал: придется закончить с цирковой карьерой – что за дрессировщик, чье лицо обезображено шрамами. Но современная пластическая хирургия творит чудеса.

А тот самый тигр по кличке Максим до сих пор на арене. «Убить зверя, напавшего на человека – такое может прийти в голову только тем, кто далек от цирка, – говорит Хамада. – В первую очередь, это – хищник. И нападение на дрессировщика – ошибка именно человека. Я должен чувствовать его настроение, может он сейчас исполнить этот трюк или нет. Мне никогда не придет в голову избавиться от животного, всего лишь следующего инстинктам. Они артисты, но для меня они как дети».

Хамада придерживается этого принципа даже при выборе наказания – ни разу не ударил ни одного питомца. «Если буду бить, он станет бояться выйти на манеж», – замечает дрессировщик. И даже палка в его руках – для поощрения. С нее звери получают долгожданный кусочек мяса, этой же импровизированной «указкой» дрессировщик подсказывает, какой трюк от них ждет.

Морковь к царскому столу

И все же придумать, как доходчиво высказать свое неодобрение двухметровым «деткам», пришлось. «В день они получают 6,5 килограмма мяса. Три кило – после репетиции, остальное – после представления. Кто на репетиции не слушается, остается без обеда, а выполнив трюк на представлении, – получает сразу шесть с половиной килограммов. Упрямец отправляется спать голодным. Такая «разгрузка» даже полезна. Ведь в природе сегодня он поймал кролика, завтра – зебру, а послезавтра добыча ускользнула. Это нормально. Но в цирке он видит, что остальные едят, просыпается своего рода ревность и понимание: был не прав».

Кроме говядины в рационе хищников – рыба, молоко с яйцами и обязательная добавка по фирменному рецепту: 40 граммов тертой моркови, пучок мелко порезанной петрушки, филе рыбы, кило мяса и несколько капель рыбьего жира. Салат «витаминный» к царскому столу готов – царь зверей уплетает его за обе щеки.

Египтянин великолепно говорит по-русски: три с половиной года в России стали хорошей школой. Всего же он владеет пятью языками и останавливаться не собирается. За плечами – гастроли в Сирии, Судане, Тунисе, Ливане, ОАЭ, Марокко, Ливии, Турции, Японии. «Стыдно не знать культуру страны, где выступаешь, – утверждает он. – А постоянно общение с журналистами заставляет выучить и язык».

– А на каком языке общаетесь с животными?

– Есть международный язык, им пользуются все дрессировщики: команды «Але-ап!» и прочее. Но ругаюсь на них по-арабски. Да, у меня очень много мата на арене. Зрители не понимают, что я говорю, и это никого не обижает. А вот хищники – в курсе.

Четвероногие артисты не прочь продемонстрировать характер. Тот же Максим, когда-то напавший на дрессировщика, иногда скалится и рычит. «Это лишь образ, – смеется Кута. – Во время репетиции они гораздо спокойнее. А тут Максим понимает, что зрителю это нравится – вот и дурачится вовсю».

Но грозные хищники умеют быть ласковыми и милыми. Тигренок Ус-Ус с удовольствием пьет из бутылочки молоко, а огромный лев ластится к наставнику, как домашний котенок.

Финальный номер – самая трогательная часть шоу. Хищники по одному покидают арену, но последний лев не хочет уходить. Трется о ноги дрессировщика, катается по манежу и в конце-концов укладывается спать в обнимку с человеком. В цирке, как в жизни: есть и захватывающая дух опасность, и большая любвь. Только эмоции тут ярче, уверяет дрессировщик из Египта.

Кстати, совсем скоро куряне получат уникальную возможность попасть на цирковую «кухню» и узнать, как готовятся смертельно опасные номера. В каждом городе Хамада Кута устраивает открытую репетицию, приглашая на нее ребят из интернатов и малообеспеченных семей. «Не все могут купить билет, – говорит дрессировщик. – Я же хочу, чтобы поход в цирк стал праздником для всех. Когда ребята видят настоящую репетицию, подготовку номеров, которых еще нет в представлении, у них горят глаза. Многие дети признаются, что мечтают стать дрессировщиками».

Гастроли Национального цирка Египта продлятся до 7 декабря. Расписание представлений можно посмотреть на сайте Курского государственного цирка.

Видеоматериал

Рейтинг@Mail.ru