Вернуться к обычному виду

Смешной путь Карандаша

Опубликовано: 10 Декабря 2014  |  Источник: Редакция газеты «Вечерняя Москва» Возврат к списку
Смешной путь Карандаша

Если его настоящего имени некоторые из нас не помнят или не знают (кстати, он и сам не любил его называть – говорил, это интересно только домоуправлению), то творческий псевдоним уж точно знаком каждому — это легендарный клоун Карандаш.

Его слава пришлась на 30-е годы прошлого века, время стахановских рекордов и индустриализации. И Карандаш в своей профессии быстро стал «передовиком». Пользовался огромной популярностью, ездил по стране с гастролями, снимался в кино, а скромную роль коверного – балагура, развлекающего «почтеннейшую публику», пока меняют декорации – он превратил в самый ожидаемый номер циркового представления.

Карандаш любил творить. Первое время публика относилась к комедианту в модном в то время среди клоунов костюме Чарли Чаплина весьма прохладно. Он выходил на арену к своим зрителям как неопытный дрессировщик – к свирепым тиграм. Старшие советовали ему взять готовые куски из старых клоунад, чтобы пополнить репертуар проверенными номерами. Но Румянцев отказывался. Более того, он стал практиковаться в экспромте, за что не раз жестоко расплачивался: рабочий люд, который стал составлять большую часть аудитории цирков, мог спрятать оставленную на барьере шляпу или тросточку и потешаться, наблюдая за беспомощными попытками маленького клоуна (рост артиста составлял всего 142 сантиметра) вернуть реквизит. Но он не обижался, а мотал на аккуратно подстриженный ус – кстати, единственный атрибут, оставшийся у него после прощания с образом Чарли Чаплина. Румянцев преобразился: переоделся в зеленый пиджак и безразмерные штаны, обзавелся новым звучным именем – Карандаш, и надежным партнером – фокстерьером Кляксой.

Собачка помогала артисту доходчиво донести до зрителя сатирические реакции на многие мировые события. Так, во время Отечественной войны у дуэта была в ходу такая сценка: Карандаш вытаскивал из портфеля Кляксу и подносил ее к маленькой трибунке с микрофоном. Собака начинала яростно гавкать, а клоун пытался ее перекричать: «Хватит трепаться! Довольно!». Прекратив лай, Клякса пряталась обратно в портфель, и Карандаш объявлял: «Речь министра пропаганды Геббельса окончена». Зрители были в восторге.

За 55 лет службы в цирке Карандаш сменил тринадцать Клякс. Но в отношении к работе клоун помарок не допускал. Всегда был пунктуален, требовал того же от всего коллектива, а однажды, уже будучи руководителем труппы, даже не стал отменять выступление в сибирском цирке, в котором за день до представления провалилась крыша. Только представьте, зрители сидели в шубах, по манежу мела поземка, а артисты Карандаша выходили в платьях и смокингах…

Знаменитый клоун был отчасти и общественным рупором. В своих выступлениях критиковал даже не особо склонную шутить советскую власть. Во времена брежневского «застоя» Карандаш выходил на манеж с «авоськой», наполненной дефицитными деликатесами: банками с икрой, батонами сырокопчёной колбасы, ананасами и прочим. Молча становился перед залом. И весь зал тоже молчал — ждал, что скажет клоун. Подождав немного, Карандаш произносил: «Я молчу потому, что у меня всё есть. А вы почему?!».

Однажды Карандаша спросили, доволен ли он своей артистической судьбой. В ответ он улыбнулся: «Никогда не задавайте такой вопрос человеку, который в семьдесят лет решил стать серьезным. Сорок лет я шутил на манеже. Конечно, я сказал не все. Но все, что я сказал, я хотел, чтобы было современно. У каждого вида искусства свой путь к истине, а у каждого художника свой путь познания истины. Я выбрал смешной путь».


Рейтинг@Mail.ru