Вернуться к обычному виду

На арене боевых действий: цирковые артисты помогали в тылу и на передовой

Опубликовано: 5 Мая 2015  |  Источник: «Информационное агентство «Студия-41» Возврат к списку
На арене боевых действий: цирковые артисты помогали в тылу и на передовой Цирк на войне — не просто цирк. Многие номера стали для бойцов буквально инструкцией по выживанию. Как смех мог остановить врага и почему фашисты боялись клоуна?

Это сейчас артисты, выполняя головокружительный трюк, рискуют жизнью. А когда-то они ее так спасали. Прятаться за лошадью, которая несется во весь опор, или якобы упасть с нее, зацепившись за стремена — такие приемы на войне вышибали из седла врагов. На арене боевых действий артисты цирка оказались в первые же месяцы Великой Отечественной. Артисты конных ансамблей Кантемировых и Михаила Туганова, которые в полном составе ушли на фронт, учили джигитовке кавалерию. Цирковые, эвакуированные на Урал и Сибирь, давали представления в тылу. Причем сюда увозили не только людей, но и животных. По особому приказу правительства, свой паек в эти голодные времена получали даже четвероногие. Чтобы сберечь советский цирк, который уже на тот момент считался лучшим в мире, его артистов, как и ведущих инженеров и ученых, в армию не призывали. Но даже несмотря на бронь, многие рвались в бой — в действующие войска или в агитбригады, которые выступали на вокзалах перед отправкой фронтовых эшелонов, в госпиталях и на передовой. Шоу должно было продолжаться в любом случае. Свердловский передвижной цирк в тылу сеял доброе и вечное. В архиве сохранились документы о том, как в 42 году труппа выступала во время посевной. В годы войны в Свердловск приезжал и легендарный Карандаш. Репертуар у клоуна в ту пору был на злобу дня. Именно тогда Карандаш создал «Танк», свой знаменитый номер. Репризу о немце-неудачнике, который в финале позорно бежит со сцены, на «Ура» принимали и много лет спустя после войны. Пока артист гастролировал по фронтам, его будущие ученики — Юрий Никулин и Михаил Шуйдин — вместо клоунского костюма носили солдатские гимнастерки. Никулин с войны вернулся с отмороженными ногами. А Шуйдин скрывал под гримом следы боевых подвигов — пороховые ожоги. Будучи танкистом, он не раз побывал в бою и после войны долгое время числился погибшим. В истории танковой бригады Михаила Шуйдина был необычный эпизод. В июле 44-го фашисты готовились к атаке, но перехватили переговоры двух советских экипажей — голос солдата прерывали взрывы хохота. Эти русские-либо пьяны, либо сошли с ума, решили немцы и от греха подальше отступили. Но оказалось, это Михаил Шуйдин по рации читал рассказы Зощенко. За фронтовые подвиги будущая звезда цирка получил Орден Красной звезды. Как и еще один его коллега — Владимир Довейко. Веселый бомбардировщик — на фюзеляже его самолета был нарисован клоун — заставлял фрицев плакать. Геринг даже дал личное указание сбить «Смеющегося паяца». Но прервать его полет немцам так и не удалось: Довейко вернулся домой — на цирковую арену, где получил кличку «генерал». А вот акробат Лев Осинский домой возвратился на одном крыле. На войне артист лишился руки, но это не мешало ему показывать чудеса силы и гибкости. Жизнь, в том числе и творческая, продолжалась даже на войне. Именно тогда был придуман знаменитый цирковой номер сестер Кох — семафор-гигант. Прототипом легендарного аттракциона стал светофор для поездов. Повторить номер смогли лишь спустя несколько десятков лет после войны — трио сестер Авдеевых. До сих пор артистки остаются единственными девушками в мире, которые без помощи мужчин выполняли такие трюки. Интересно, что прославиться этот аттракцион смог и благодаря Свердловску! Именно у нас артист, который сконструировал аттракцион, нашел металл для гигантского семафора. Парить над землей, когда нет сил; смешить со слезами отчаяния на глазах; и выполнять трюки, дрожа от холода и мучаясь от голода… Военный цирк — это подвиг.

Видеоматериал

Рейтинг@Mail.ru