Вернуться к обычному виду

Михаил Багдасаров: «Династия продолжается!»

Опубликовано: 11 Декабря 2019 Возврат к списку
Михаил Багдасаров: «Династия продолжается!»

Народный артист России Михаил Багдасаров в год 100-летия отечественного государственного цирка рассказывает о том, как он стал дрессировщиком и о продолжении династии.

Когда я выбирал эту профессию, то не был ещё таким крутым мужиком, мне было всего 12 лет.  Я был учеником линотиписта – наборщика в типографии в Баку. Семья у нас была небогатая, шестеро детей, отец работал проводником на железной дороге, мать занималась домом. 

В Бакинский цирк меня привела соседка Ася Манучарова – эквилибристка, артистка цирка, и я сразу же влюбился в цирк. Начинал с конюхов, работал у Дмитрия Кострюкова, Бориса Манжелли, Юрия Владимировича Дурова, Вальтера Запашного. И в конце концов оказался у Маргариты Назаровой и Константина Константиновского. С ними я проработал более десяти лет. Я этим горжусь. Константин Александрович сделал из меня человека, ведь я был шпаной, хулиганом. Довёл меня до народного артиста России. Был униформистом, служащим по уходу за животными, ассистентом. С Назаровой и Константиновским я снимался в фильмах «Полосатый рейс», «Сегодня новый аттракцион» и других, потом работал уже тренером-дрессировщиком.

 Когда я пришёл в цирк в 1959 году, был конюхом, убирал за лошадьми, кормил и чистил их, вычёсывал гривы и хвосты, аж руки и ляжки были стёрты до крови. Сам тощий, голодный, но бредящий цирком. Я помню, покупал на рынке один солёный огурец, чтобы обязательно был пустой внутри – там много рассола набиралось, кирпичик чёрного хлеба, ел, выпивал полведра воды – пузо надувалось, и на пару-тройку часов голод проходил. Вот так я питался. Тогда в кармане-то было всего по 20 копеек в день. Но я всегда мечтал стать артистом! 

Вначале снялся в фильме «Синие зайцы» – над ним работали Марк Розовский, Максим Дунаевский, Саша Филиппенко, все пацанами были тогда, и молодая Валентина Теличкина. Сюжет такой: убегают из цирка осёл и лев, и они дружат. А я в это время набрал маленьких осликов и репетировал с ними в Бакинском цирке. Поэтому меня и пригласили. Потом я переехал в Горький (ныне – Нижний Новгород), устроился в цирк, работал заведующим униформой, администратором, кем угодно и репетировал. На этом манеже я репетировал семь лет с полуночи до шести утра. А почему по ночам? Потому что был всего один манеж в те годы. Три часа поспал – и снова пахать. Во многих цирках так работали. Спасибо директору цирка Ивану Панкратовичу Маринину, он разрешил мне продолжить репетировать, хотя не имел права держать в цирке посторонних животных. Я сделал комический номер «Упрямые ослики», выступал с ним по стране и даже в Чехословакии.

В Горьком, помню, выпустили новый аттракцион Маргариты Назаровой. Потом, отработав, реквизит списывали. Я уговорил директора цирка оставить на складе «централку». Она пригодилась мне позже, в 1976 году, когда я снова попал в город Горький и поставил здесь своё детище – аттракцион с хищниками «Давид Сасунский» по мотивам средневекового армянского эпоса. 

Выпускал я аттракцион в Горьком, это был триумф! Работал под музыку Арама Хачатуряна к балету «Спартак», был стройный, как стручок. Костюм дошить не успели, мне в тело впивались портновские булавки. Я так шикарно отработал со смешанной группой хищников – пумы, леопарды, тигры, львы – и сорвал шквал аплодисментов! Было очень ярко и красочно! А потом я вышел за кулисы в шоке и полчаса жутко плакал от радости, просто орал, как поросёнок. Не верил в свой успех. Потом Ирина Бугримова мне сказала: «Я вижу в тебе мастера советского цирка».

После того, как выпустил этот аттракцион со смешанной группой хищников, я получил звание заслуженного артиста Армянской ССР. Позднее мне присвоили звание народного артиста России. 

Я брал и маленьких котят, и взрослых животных. Но и те, и другие меня рвали одинаково. Разговаривал с ними, находил общий язык, мирились и работали дальше. Они артисты, они мои партнёры. У каждого своё амплуа. Они все разные – трагики, комики, хулиганы, кокетки. У меня был целый театр животных. И я для них – тоже партнёр. Мы на равных. 

Любой дурак может войти в клетку, но самое главное – оттуда выйти! Нужно иметь силу духа. Если этого нет, ничто не поможет – ни холостые выстрелы из револьвера, ни вода. Тигры воды не боятся, они хорошо плавают. Когда вхожу в клетку, всегда чувствую, что будет дальше, какой тигр не в настроении, может меня порвать. Для дрессировщика очень важны дисциплина, кураж: вошёл – и работай.

Нужно быть зоопсихологом. Мне повезло в жизни. Я же прошёл школу великих мастеров – Вальтера Запашного, Юрия Дурова, Константина Константиновского, Маргариты Назаровой. Они меня научили всему – и договариваться тоже. Многие наши дрессировщики перенимали готовые номера от учителей. А я сам себе сделал аттракцион, а потом передал знания своим детям. Здесь надо сказать, что мне повезло с женой. Ирина, в прошлом акробатка, потом помогала мне дрессировать животных. она никогда никуда не совалась, занималась детьми. Не предавала, не закатывала истерик, помогала в работе. Отдала всю себя мне, дочери и сыну. 

Карина и Артур пошли по моим стопам, оба дрессировщики тигров, теперь уже заслуженные артисты России. В 1990 году я в Челябинском цирке делал аттракцион «Тигры-шоу». Карине было 16 лет, и я сказал: иди, бери совок, метёлку, убирай за животными. Один раз её немножко порвал тигр, потом она боялась входить в клетку, и я её за руку водил полтора месяца. Мне было жалко дочь, но я думал о продолжении династии. Она прекрасно смотрелась на манеже, у неё пластика, грациозные движения, ведь она готовилась стать балериной. Но мы стали вместе работать.

Через несколько лет к нам присоединился Артур. Сын с малолетства помогал мне во всём, учился. Ему было всего десять, когда он уже тигров выпускал на манеж. У Артура моя школа, он мужик, настоящий дрессировщик. Они хорошо дополняют друг друга. У меня два внука. Старший, Ричард, сын Артура, уже работает в цирке, в воздухе. Для младшего, Никиты, сына Карины, тоже что-нибудь придумаем. 

Дети многих артистов выбирают жизненные пути, далёкие от искусства. Мне удалось передать любовь к цирку детям, внукам, потому что я сам его люблю до безумства. Я ведь на нём помешан. Я из него состою. Наверное, поэтому прожил очень интересную жизнь. Вышел, можно сказать, из грязи и дошёл до народного артиста России, не имея за плечами ни блата, ни цирковых родителей, ни денег, всё своим горбом заработал. 

И сегодня могу быть спокоен: мой аттракцион не умер и будет жить долго! Так что династия продолжается!


Рейтинг@Mail.ru