Вернуться к обычному виду

В память о друге…

Опубликовано: 31.01.2014 Возврат к списку
В память о друге…

7 января 2014 года, невзирая на величественный Божественный христианский праздник – Рождество Христово, сердца многих коллег, родных и друзей Эдуарда Бернадского были наполнены скорбью. Скончался большой артист, красивый и безгранично талантливый Человек.

Рождественского праздника для нас в этом году не случилось…

Ещё не прошло и сорока дней с того момента, как он покинул нашу бренную землю, и всё явственней приходит понимание того, что боль потери не зарубцуется и после сорока дней, и после сорока лет у всех тех, кто хоть один раз так или иначе соприкоснулся с Эдуардом – Человеком и Артистом.

Природа и Господь были необычайно щедры к нему. Именно они сполна наградили его талантом, потрясающей внешностью и широко открытой для людей душой. Даже имя его и фамилия звучали величественно, по-королевски. Эдик был необыкновенно гармоничной Личностью.

Я хорошо знал его много десятков лет. Мы очень часто работали вместе в цирковых программах, на торжественных правительственных концертах, в Кремлёвском дворце съездов, на сцене ГАБТ СССР, да практически на всех театральных и эстрадных площадках Москвы. Я был свидетелем того, как высоко оценивали работу Бернадских представители театральной общественности Советского Союза, самые высокие правительственные чины, маститые коллеги из всех других многочисленных видов искусства. Гром аплодисментов после исполнения номера порой длился дольше, чем сам номер. Аплодировали стоя, независимо от ранга присутствующих в зале.

С Эдуардом мы вместе учились на одном курсе в ГИТИСе (ныне РАТИ), часто вместе «валяли дурака». «Как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя».

С разницей в пару лет ЦК Комсомола присвоил нам престижнейшую в то время, а для многих и сейчас, награду – «Лауреат премии Ленинского комсомола». Она приравнивалась тогда к Государственной премии и вручалась исключительно молодым исполнителям во всех видах искусства. Такая вот государственная награда для молодых и дерзающих.

Когда исполнителям руководимого мною номера «Акробаты – вольтижеры» присвоили высокое звание лауреата, Эдуард был искренне рад. Мы достойно отметили событие. Когда же пришло время получать звание «Лауреата премии Ленинского комсомола» артистам номера Бернадских, я ответил взаимностью ему и его очаровательной, несравненной жене и партнёрше Нине Бернадской. Так мы и жили.

Тот, кто видел шедевр «Эквилибристы с кольцом» Нины и Эдуарда Бернадских, не забудут его никогда. Это был не мини спектакль, как писали некоторые журналисты. Это был настоящий полный спектакль с особой драматургией, раскрывавшейся в кратчайшее время, буквально за несколько минут.

К счастью, только искусство цирка, помноженное на подлинный талант артиста, позволяет творить подлинные чудеса. А их номер был настоящим чудом…

Костюмы, музыкальное сопровождение, трюковая часть номера и горящие из недр души глаза артистов во время исполнения шедевра являли собой квинтэссенцию высочайшего полета в настоящем искусстве цирка.

Когда Генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза Л.И. Брежнев, собираясь на очередной концерт в Кремль, спросил у приближенных: «А Муслим Магомаев будет?» – «Будет, Леонид Ильич», – ответили ему. «Хороший концерт!», – сказал Генеральный секретарь.

Когда в любой цирковой программе или эстрадном концерте участвовал номер Бернадских, творческая планка мероприятия возрастала в разы.

Э. Бернадскй – это Муслим Магомаев, Георг Отс, Марио Ланца. Только его песня звучала не посредством чарующего голоса, а путем высекания ярчайших искр из точного, выразительного языка цирковой альма-матер.

Не забыть мне никогда феноменальный случай в истории мирового судоходства.

1978 год. Мы шли на огромном, поражающем своей величественностью теплоходе «Шота Руставели», входившем в шестёрку самых крупных круизных лайнеров, в Гавану, на Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Цирковой труппе необходимы репетиции, ведь впереди выступления перед многочисленными гостями фестиваля. А путь не ближний, занял 18 суток. Корабль покачивает. Эдуарду трудно держать кольцо, в котором сложнейшие трюки исполняет Нина, под балансом, уходит палуба из-под ног. Капитан корабля Назаренко, увидев проблему, решил с ней решительно разобраться. Он остановил теплоход посреди Атлантики, дал команду выдвинуть стабилизаторы. Корабль стал, словно вкопанный, а мы смогли в течение двух часов репетировать на практически неподвижной палубе океанского исполина. «Браво, Бернадский, браво капитан!», – доносилось со стороны присутствовавшей на палубе публики, состоявшей в основной своей массе из актеров театра, кино и эстрады, поэтов и композиторов, секретарей райкомов и обкомов партии.

Повторить шедевр Эдуарда до сих пор так никто и не смог. Похожие попытки история знает, но почему-то умалчивает.

На мой взгляд, достичь художественного уровня Бернадских невозможно. Уж очень многими качествами и безграничным трудолюбием должны обладать исполнители, чтобы создать подобное произведение в таком феерическом блеске.

Смею предположить, что если бы Эдуард стал актёром в любом другом виде искусства, он так же блистал бы на подмостках Мельпомены. Талантливый человек талантлив во всем.

С каким успехом, совмещая профессию эквилибриста с обязанностями инспектора манежа, он вёл программы!!! Не случайно, уйдя с манежа, он стал актером и ведущим спектаклей единственного в мире театра зверей дедушки Дурова. Не случайно руководитель театра Юрий Юрьевич Дуров, зная толк в талантах, пригласил в свой театр Эдуарда на совсем другое, отличительное от эквилибра, амплуа. И не ошибся…

В последние годы замечательный Человек и блистательный Мастер цирка серьёзно сражался со свалившимися на него, словно чума, как гром среди ясного неба тяжелыми, смертельными, как оказалось, болезнями. И вот в этот период Эдуард проявил себя как истинный жизнелюб, лишенный напрочь панических настроений. Более оптимистичного человека трудно было себе представить.

При встрече с ним в театре (он тогда уже очень сильно болел) я увидел весёлого, неунывающего человека. «Да я плевать хотел на болезнь», – произнёс он тогда и строил дальнейшие планы. Складывалось впечатление, что к грозной болезни он относится как к насморку, презирает её. А болезни приходили одна за другой.

Сарват Бегбуди говорил, что буквально за день до кончины он общался с Эдуардом и вроде бы ничто не предвещало беды. Он настраивался на очередное сражение – операцию, был напрочь лишён упаднического настроения, но не дожил до намеченного хирургического вмешательства буквально несколько дней.

От имени всех тех, кто был на отпевании в Храме в Сокольниках 10 января 2014 года и кто по разным причинам не смог присутствовать, скорбим и склоняем головы. С рубцами на сердце и ноющей болью мы провожаем в последнее вечное «жилище» коллегу, друга, замечательного талантливого человека, Народного артиста Российской Федерации, обладателя премии «Оскар» королевского цирка в Бельгии Эдуарда Николаевича Бернадского. Выражаем соболезнование супруге Нине и их дочери Марине. Они стоически, вместе сражались за жизнь мужа и отца. Но, к великому сожалению, они проиграли сражение за жизнь, и прожорливые болезни увели его от них навсегда.

Когда тело Эдуарда выносили из храма, небо словно разверзлось, и неожиданно на всех обрушился январский ливень! Это природа вместе с нами прощалась с выдающимся артистом.

Я склоняю голову перед блистательным мастером, виртуозом цирка. Мне ничего другого не остается, как только призвать на помощь поэта, великого Е .Евтушенко.

«Уходят люди. Их не возвратить.
Их тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
Об этой невозвратности кричать!»
Прощай, Настоящий Человек!!! Прощай, Артист!!!

Виктор Шемшур


Рейтинг@Mail.ru